Экономика технологических решений для здравоохранения

0

Экономика здравоохранения в период пандемии коронавируса продемонстрировала необходимость оперативного решения вопросов, связанных с производством новых препаратов и способов лечения заболеваний, отчасти изменила форматы оказания медпомощи. Какие новые технологические решения появились? Как они повлияли
и повлияют на здравоохранение в будущем?

По материалам программы «Промышленный клуб» на телеканале «Санкт-Петербург» от 10.11.2020 года

Александр Моисеевич Элинсон,

генеральный директор Научно-исследовательской производственной компании «Электрон»

 

Сергей Дмитриевич Бодрунов,

президент ВЭО России, президент Международного Союза экономистов,директор Института нового индустриального развития им. С. Ю. Витте, д. э. н., профессор

 

Бодрунов: Ваша компания обладает большим опытом в создании медицинского оборудования. В чем особенность разработки производства такой продукции?

Элинсон: Когда мы говорим про медицинские изделия, принципиальными здесь являются три слова, вокруг которых крутится абсолютно всё: надежность, эффективность и безопасность. Все медицинские изделия подлежат государственной регистрации, есть довольно сложная процедура, которую нужно проходить. И надо отдать должное, государство очень оперативно отреагировало. На период пандемии было серьезное послабление по целому ряду законодательных актов, что позволило производителям в первую очередь средств индивидуальной защиты по упрощенной процедуре получить допуск на рынок с обязательством того, что производитель в течение какого-то времени сделает все необходимые процедуры и докажет безопасность.

Бодрунов: Пандемия подталкивает и вашу компанию к тому, чтобы исследовать, находить новые разработки. Какие появились у вас в связи с этой экстренной ситуацией?

Элинсон: Любые новые разработки, которые мы как компания выдали рынку в этот сложный период, были бы невозможны, если бы не было того богатого опыта, ради которого компания и создавалась. Также нам повезло, что мы относимся к системообразующим предприятиям в отрасли и предприятиям, которые отвечают за жизнеобеспечение, поэтому нас не закрывали в пандемию, мы имели возможность продолжать работать.

Мы увидели следующую ситуацию: лучевая диагностика становится очень существенным элементом диагностики новой коронавирусной инфекции. И если достаточное количество пациентов будет проходить такую диагностику, то это существенным образом будет сокращать нагрузки.

Бодрунов: Это идеологическая проблема — организация медицинско-технологического обеспечения. Мы все время говорим: надо больше коек, больше аппаратов. То, что делаете вы, — это устройство, которое позволяет отсеять и далее правильно распределить людей, — это задача не только медицинская. Я хотел бы специально обратить на это внимание. На этом примере мы видим, как грамотное, продуманное техническое решение приводит к разгрузке всей медицинской системы страны, к серьезной экономии ресурсов. Это очень серьезная вещь, и, кстати говоря, заметим, это то, чего не хватает во многих странах.

Элинсон: Помимо вопроса распределения потоков очень важно еще один момент обозначить. Если мы продиагностировали пациента на ранней фазе, обнаружили небольшое поражение легких и начали его правильно лечить, то вероятность того, что он с тяжелым осложнением потом попадет в больницу и будет получать гораздо более дорогостоящее лечение и соответствующие лекарственные препараты, занимать койку в реанимации, очень сильно снижается. Поэтому здесь налицо совокупный эффект.

Мы увидели несколько аспектов: во-первых, это безопасность медицинского персонала и пациентов. Как организован обычный кабинет КТ, я думаю, все помнят. В условиях пандемии, когда персонал работает в средствах индивидуальной защиты, ему работать гораздо сложнее. Поэтому надо было найти решение, которое даст возможность персоналу работать без средств индивидуальной защиты.

Второй аспект — это безопасность пациента. Мы понимаем, что на глаз определить невозможно, кто здоров, а кто болен, — все идут подряд. При этом у кабинетов КТ нет возможности после каждого пациента проводить полную дезинфекцию. И третий очень существенный аспект, который мы решали, заключается в той скорости, с которой проводится исследование.

Сейчас через кабинет КТ проходят три-четыре пациента в час. Мы поняли, что есть определенная маршрутизация,есть определенные средства дезинфекции, как это можно сделать, но пришли к выводу, что сделать это физически в существующем стационаре невозможно. В результате родилась концепция, которая дала возможность вывести лаборантов и врачей в «зеленую» зону, сделали три независимых помещения: помещение, в которое пациент заходит, второе помещение, где происходит исследование, и третье помещение, где он одевается после исследования.Первое и третье помещения соединены между собой буфером, который открывается с двух сторон, и все эти три помещения последовательно проходят полную автоматическую дезинфекцию, после каждого пациента.

Кроме того, стало понятно, что это должно быть мобильное решение. И мы сделали отдельный модуль, который был, кстати, представлен на Международном военно-техническом форуме «Армия». Модуль приезжает, краном разгружается и ставится прямо на территории лечебного учреждения. Если вдруг в учреждении нет электрических мощностей, можно в комплект включить генератор, и через несколько часов они уже могут начинать работу.

Бодрунов: Эта продукция востребована в стране?

Элинсон: Потребность в этом оборудовании колоссальная. На сегодняшний день есть порядка 3,5 тысячи стационаров, в которых должно проводиться исследование КТ. На них приходится 900 томографов, больше 50% из которых имеют возраст старше пяти лет, и это, как правило, простые машины. И мы видим, что каждый день в каком-то регионе останавливаются эти КТ.

Бодрунов: Да, они не выдерживают такой нагрузки.

Элинсон: Именно поэтому мы сделали мобильный вариант, который может приехать, встать в тот очаг, где это необходимо сегодня. Пропускную способность мы обеспечили 12 человек в час, плюс это будет подключение через телемедицинские каналы к любой сети, которое дает возможность, если у вас медицинского персонала не хватает, удаленно подключать нужных врачей.

Бодрунов: Это абсолютно современный подход. Вообще говоря, такого рода решения и создают возможности для экономического и социального развития и решения всех наших насущных проблем. На самом деле мы говорим об удовлетворении потребностей. А потребности наши становятся все сложнее, требуют все более и более мощной индустрии. Именно поэтому мы постоянно настаиваем на усилении роли промышленности в нашей экономике. Что именно промышленность решает все эти проблемы,особенно современная высокотехнологичная промышленность, которая работает на технологии новых укладов, которая решает насущные проблемы гораздо эффективнее, чем даже всего 15–20 лет назад. Скажите, а вам какая-то помощь государства в этом деле нужна?

Элинсон: Наше правительство на удивление максимально эффективно отреагировало на целый ряд вызовов с законодательной точки зрения. Я не побоюсь этого слова, практически в ручном режиме правительство, Росздравнадзор управляли этой ситуацией и работали 24 на 7: диалог абсолютно прямой, нас слышат, находят варианты, решения, довольно быстро согласовывают документы.

Бодрунов: Это очень важно. Потому что, с одной стороны, как только государство начинает поворачиваться к промышленности лицом, промышленность — очень благодарная часть экономики — моментально начинает дышать и, с другой стороны, дает дышать экономике в целом, повышает ее устойчивость. Но здесь еще очень важно, что чем быстрее работает промышленность, тем меньше проблем в медицине, меньше смертей, меньше тяжелых болезней. Быстрее решаются вопросы, сохраняется потенциал экономики, поднимается экономическая активность людей, это всё связанные вещи. Правительство сегодня повернулось лицом к промышленности, и нам хотелось бы, чтобы это движение не прекращалось после завершения пандемии, а было постоянным.

Элинсон: У бизнеса тоже проявился довольно высокий уровень социальной ответственности в этот сложный момент. И помимо того, что государство заказывало, много чего было запущено на свой страх и риск. У самых разных производителей появились новые продукты, потому что доступ к импортным изделиям был довольно затруднен. И заказчики стали больше смотреть в нашу сторону. Потому что раньше в большинстве случаев заказчик хотел купить какое-нибудь импортное оборудование.

Бодрунов: Думаю, по многим позициям наша продукция ничуть не уступает, если не лучше.

Элинсон: Очень важно, чтобы каждый из наших граждан начал потихоньку об этом задумываться. Потому что никакие усилия властей без поддержки населения не смогут сделать так, чтобы у нас с вами было большое количество отечественных товаров. До того момента, пока у нас в головах сидит постсоветский синдром, который воспитан дефицитом, что все лучшее — это импортное, все усилия и власти, и промышленности результатов давать не будут.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here