Как построить экономику на доверии?

0

Путь выхода из кризиса проходится проще, когда существуют доверительные отношения между всеми субъектами рынка:население, бизнес, власть. Дефицит доверия же, наоборот, приводит к усугублению кризиса. Доверие – важный фактор стабильности и роста экономики. Что же происходит с доверием граждан друг к другу и граждан к власти у нас в стране?

По материалам программы «Дом “Э”» на телеканале ОТР от 23.01.2021 года

Антон Викторович Данилов-Данильян,

сопредседатель «Деловой России» и заместитель председателя Общественного совета Минпромторга России, председатель Экспертного совета Фонда развития промышленности, кандидат экономических наук

Татьяна Андреевна Журавлёва,

руководитель Центра городских компетенций Агентства стратегических инициатив

 

Сергей Дмитриевич Бодрунов,

президент ВЭО России, президент Международного Союза экономистов, директор Института нового индустриального развития им. С. Ю. Витте, д. э. н., профессор

 

Бодрунов: Доверие, как подчеркивают многие эксперты Вольного экономического общества России, это важный фактор стабильности и роста экономики. А что с доверием у нас? У нас — непросто. Текущий кризис вернул на повестку дня вопрос о повышении уровня доверия в России. Наша страна по уровню доверия между населением, бизнесом и властью серьезно отстает от тех стран, которых часто называют развитыми. В чем причина такого положения дел?

Данилов-Данильян: Доверие возникает тогда, когда есть ожидание добросовестного поведения со стороны продавца, покупателя, партнера, государства. Если это ожидание высоко, то и доверие, соответственно, считается высо-ким. Если, наоборот, ожидания эти падают, то уровень доверия опускается. Если говорить про нашу страну, в общем-то, мы, к сожалению, склонны к обману. Государство обманывало граждан, говорило одно, делало другое. Граждане отвечали государству ровно тем же самым.

Мишель Камдессю свои выводы строил на исследованиях французской экономической школы. В ней есть господа Алжан и Каю, они сделали огромное исследование взаимосвязи валового внутреннего продукта и доверия в разных странах. И вывод применительно к России такой: если бы уровень доверия между гражданами и между гражданами и государством у нас был бы такой же, как в Швеции, то есть в два раза выше, то валовой внутренний продукт увеличился бы на 69%. Эта история присутствует во всех странах.

Бодрунов: Одно из главных условий доверия между государством и обществом — это учет мнения населения при принятии государственных решений. Я знаю, что у Агентства стратегических инициатив есть успешные проекты в этой области. В частности, в регионах запущен стандарт вовлечения россиян в развитие городской среды. Как запуск этого проекта отразился на уровне доверия россиян государству, это можете оценить?

Журавлёва: Доверие измеряется ожиданием позитивного отношения к себе. Но есть еще вторая составляющая доверия — это готовность к сотрудничеству, которую можно посчитать, в той среде, которой мы занимаемся, — это городское развитие. В 2019 году, когда еще не грянула пандемия, решили оценить, насколько вообще наши жители готовы к такому сотрудничеству, готовы к диалогу, готовы обсуждать возможное развитие городов, выходя на новый уровень комфорта.

Выяснилось, что запрос колоссальный. Практически в каждом регионе, в каждом муниципалитете, начиная от региональных столиц и заканчивая самыми небольшими поселениями, есть огромный запрос на изменения. И здесь был самый важный момент —оправдать этот кредит доверия. Поэтому мы в 2020 году запустили пилот со стандартом вовлечения жителей. Он касается только проектов благоустройства, это важно понимать, когда мы говорим про городское развитие, потому что оно очень многогранное. В результате в Ленинградской области вовлечение жителей в вопросы благоустройства увеличилось на 43%. В Крыму этот процент составил больше 50. Астраханская область — абсолютный лидер, они начали внедрять стандарт, и процент вовлечения увеличился по сравнению со стартовой позицией на 83%. В Мурманской области показатель увеличился на 11%. В целом по 25 регионам, которые пилотировали полноценно этот стандарт в течение года, средний процент увеличения вовлечения жителей стал 43%.

Мы считаем, что это абсолютный успех простого, понятного инструмента. Понятно, что процесс стройки, он всегда занимает минимум год, мы это тоже прекрасно понимаем, и мы это жителям тоже объясняем. Потому что это еще одна такая ловушка доверия работы с жителями, когда мы говорим, что сейчас мы с вами вместе разработаем концепцию нового парка, который у вас появится. И жители год назад по большей части думали о том, что парк появится уже в этом году. Но дальше мы им объясняем и говорим о том, что парк появится через год, потому что есть определенная процедура разработки проектной документации, дальше — выход в стройку. И они знают, что уже сейчас, в этом году, запустилась часть пространств, и через год запустится еще часть пространств.

Очень важно в этом моменте, что это не только была инициатива агентства, ее очень быстро поддержал Минстрой России. И поэтому доверие жителей увеличилось не только к муниципальной, региональной власти, но и к системе в целом. Потому что Минстрой сказал: да, это работающая практика, сейчас она станет обязательной для всех регионов, будет выпущена в качестве методрекомендаций и разослана всем регионам.

Поэтому мы считаем, что разработка подобных инструментов, которые максимально просто описывают правила игры, которые могут сформулировать и описать рамки ожиданий, возникающие у обеих сторон, и где мы понимаем те самые границы доверия, они очень благодатно влияют уже в долгосрочной перспективе, когда мы можем говорить про инвестклимат региона или города.

Бодрунов: Такого рода инструменты повышают очень важную компоненту взаимоотношений — это открытость тех, кто что-то планирует, открытость тех, кто что-то хотел бы получить. Но открытость влечет за собой и ответственность. То, что было обещано, то, что было открыто, было реализовано. А если не реализовано, то открыто заявлено, почему, как, в чем здесь проблема, объективная, субъективная и так далее. Антон Викторович, как вы полагаете, это действительно важный фактор — открытость?

Данилов-Данильян: Это важнейший фактор. Хотя, конечно, в отношениях бизнеса есть такой нюанс, как банковская тайна, тайна промышленных технологий, которую вскрывают путем промышленного шпионажа. С другой стороны, мы прекрасно понимаем, что если компания хочет продвинуть свой бренд на рынке, то она занимается рекламой, раскрывает свои, естественно, максимально светлые, приятные для клиента стороны. Поэтому бизнес — штука очень сложная. Знаменитые слова Карла Маркса о том, что капиталист на любые преступления пойдет ради 300% прибыли, никуда не денешь. Это, к сожалению, заложено внутри. И лишь общество своими законами, последовательностью своих действий в правоприменении может противостоять этому недобросовестному бизнес-поведению.

Я хочу подчеркнуть, что именно из-за того, что бизнес очень разный, государство не должно к нему подходить с единой шкалой измерений. Условно, конечно, все должны соблюдать закон, все должны платить законом установленные налоги. Но представьте себе ситуацию, когда в какой-то отрасли ради того, чтобы выжить в конкурентной борьбе, практически все занимаются схемами налоговой оптимизации. Вот почти все. И кто-то, допустим, решил обелиться: я теперь, говорит он, плачу все налоги. Он сразу проигрывает на рынке.

Тут государство, которое заинтересовано в его предельно добросовестном, порядочном поведении, должно ему помочь. Как? Хотя бы признать обеление достаточным, реабилитирующим основанием, которое бы защищало этот бизнес от преследования за все те грехи, которые у него были до момента обеления.

У нас есть такой термин — самоперестраховка. Когда государство пытается навесить дополнительные требования, не понимая, что они совершенно не нужны для обеспечения безопасности. И минимизировать эти негативные последствия — крайне важная история. Мы должны в этой связи пересматривать наше законодательство. Регуляторная гильотина очень здорово помогает убрать избыточные требования, которые зачастую устарели и не нужны.

Мы хотели бы обратить внимание на то, что доверие к силовым и контрольным органам станет высоким тогда, когда те предметы, те требования, которые они проверяют и исполнение которых обязательно, в свою очередь, понятны самим предпринимателям.

Журавлёва: Если мы будем смотреть те же самые международные рейтинги, там есть отличный измеряемый параметр под то, о чем вы говорите, — называется «информированность». И по этим показателям, чем более информировано общество — в нашей стране это возрастная группа, по последним данным, от 25 до 43 лет, — тем выше у них уровень доверия.

Еще есть один важный параметр, который, мне кажется, мы забываем, — это время. Доверие не может сформироваться в течение года, трех месяцев, может даже не сформироваться в течение пяти лет. Потому что доверие проверяется долгосрочностью: долгосрочными сделками, долгосрочными инвестициями. И сейчас мы только-только об этом задумываемся.

Бодрунов: С одной стороны, уговорами ничего не сделаешь, нужны практические действия. И мы эти направления сейчас показываем. Например, первое и очень важное — это регуляторное направление. Второе — это информированность людей. Это позволяет людям понимать и ориентироваться в том пространстве решений, которые принимает власть, принимают субъекты хозяйственной деятельности по отношению друг к другу. И, наконец, третье, эти ожидания должны быть подкреплены реальным исполнением. Вот тогда это доверие формируется. Может быть, есть еще меры, которые надо было бы применять дальше?

Данилов-Данильян: Мы часто говорим, что судиться бессмысленно, у судьи обвинительный уклон. А если ввести, например, такое правило, что ты не можешь стать судьей, если хотя бы пять лет не проработал адвокатом или юристом на предприятии. И вот тогда это хоть как-то начнет балансироваться.

Надо, конечно, ограничивать возможности воздействия правоохранительных органов на случаи, когда еще нет никаких судебных решений.

Но другое дело, есть ли к этому воля, в том числе политическая воля? То одни выборы, то вторые выборы, то смена каких-то принципиальных вех в виде конституции, то ещё какие-то всё время возникают политические мотивы, которые мешают спокойной, планомерной работе по повышению доверия друг к другу.

Бодрунов: Агентство стратегических инициатив, вы лично занимаетесь более предметными вещами. Что можно было бы сделать на уровне Агентства?

Журавлёва: На площадке Агентства сейчас уже ведется работа. Создана предпринимательская платформа «За бизнес», где предприниматели могут отрегулировать отдельные вопросы с силовиками, когда, например, вынесено какое-то некорректное решение или были на региональном или местном уровне нарушены права, — это отдельный сервис, который запущен и уже действует. Сейчас в активную стадию входит национальная социальная инициатива. Это работа с населением и приход социальной системы к человеку. Это тоже, мы надеемся, будет способствовать доверию. Мы планируем уже в этом году развивать эту тему системно на территориальном уровне, на уровне муниципалитетов. И конечно, мы будем продолжать тему поддержки предпринимателей, тему снижения издержек, потому что это тоже очень важный фактор, если мы говорим о стратегическом подходе к развитию этого доверительного инвестиционного климата.

Бодрунов: Повлиять на уровень доверия в долгосрочном периоде не так просто. Как мы сегодня выяснили, нужны серьезные решения, изменения, причем это должна быть реализация на всех уровнях. Это сложно, но это необходимо, если мы хотим достичь успехов в реализации национальных целей развития, о которых говорит наш президент, о которых он издает указы и раздает постоянно указания.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here