Цифровая целина сельского хозяйства

0

Цифровизация сельского хозяйства поможет не только оптимизировать производство продукции, но в итоге способна привести к тому, что сельское хозяйство станет одним из драйверов экономики России. Что необходимо цифровизовать в отрасли? Как это лучше сделать? К чему стремиться на горизонте ближайших 30–50 лет?

По материалам программы «Промышленный клуб» на телеканале «Санкт-Петербург» от 09.02.2021 года

Сергей Николаевич Косогор,

заместитель директора Аналитического центра Минсельхоза РФ, руководитель проекта по цифровизации АПК Центра технологического трансфера из компании НИУ ВШЭ

 

Сергей Дмитриевич Бодрунов,

президент ВЭО России, президент Международного Союза экономистов, директор Института нового индустриального развития им. С. Ю. Витте, д. э. н., профессор

 

Бодрунов: Казалось бы, где сельское хозяйство, а где цифровая экономика? На самом деле в сегодняшних экономических и технологических условиях это далеко не так.

Косогор: У нас на цифровизацию сельского хозяйства заход не первый. Раньше была автоматизация, потом информатизация, сейчас речь идет о цифровизации. И цифровизация в сельском хозяйстве, на мой взгляд, отчасти наступила. Поскольку крупный бизнес достаточно серьезно цифровизирован, без внедрения автоматизированных, цифровизированных, комплексов — никуда. Что касается мелкого бизнеса — крестьянско-фермерских хозяйств, —там дело обстоит чуть-чуть по-другому, и цифровизация туда только-только проникает отдельными элементами.

Бодрунов: Смысл, который вкладывают в понятие цифровизации, сегодня сильно замкнут на экономику. Это на самом деле дает предприятию очень важный эффект подстраивания под требования рынка, которые постоянно меняются и требуют быстрой реакции. Здесь, видимо, огромную роль может сыграть цифровая платформа, создание которой недавно анонсировали в Минсельхозе?

Косогор: Для сельского хозяйства цифровизация — это возможность увидеть, что происходит. Но самое главное,цифровизация, на мой взгляд, должна дать возможность спланировать производство. Мы во многом себя уже обеспечиваем. Но это значит, что, если мы и дальше будем производить не контролируя, то у нас будет перепроизводство. И я думаю, что те усилия, которые Минсельхоз предпринимает сейчас, чтобы создать так называемое единое окно, очень важны. Сейчас все разрозненно — часть информации в Росстате, часть в налоговой. И единое окно для Минсельхоза — это очень важная история.

Бодрунов: Сельское хозяйство — особая, специфическая отрасль производства, здесь есть и сезонность, и климатические факторы. Когда мы говорим об индикативных планах, о современном способе прогнозирования и планирования этой деятельности, они на самом деле предполагают использование современных технологий. И единое окно — это то самое окно, в которое можно посмотреть, как в зеркало, и увидеть, как планировать, на что ориентироваться. А для субъектов хозяйственной деятельности, а также связанных с ними логистических, перерабатывающих и других сопутствующих производств — видеть потенциальные какие-то ниши: что делать, что не делать, куда вкладываться?

На самом деле проблема цифровизации сельского хозяйства вызывает мультипликативный эффект в экономике, который может как ухудшить ситуацию, так и улучшить ее. Какие вы видите риски, когда мы внедрять начинаем такие вещи?

Косогор: Первый риск — это защита информации. Да, у нас есть система открытых данных, но также есть много персональных данных тех юридических лиц, которые работают в агропромышленном комплексе. И собирая их для анализа, для отчета, нужно очень серьезно их защищать. Кроме того, сельское хозяйство всегда было поставщиком сырья для ряда других отраслей, и передача информации между этими отраслями, если это все будет в цифровом режиме, тоже требует защиты.

Вся эта цепочка порождает вопрос подготовки квалифицированных кадров, которые должны будут обеспечивать безопасное перетекание информации из одного канала в другой, и, соответственно, правильное принятие управленческих решений на основании этих данных, чтобы информация нигде не терялась, нигде не была никем подкорректирована.

Сейчас аграрными вузами ведется серьезная работа по корректировке своих образовательных программ, чтобы там появились курсы, которые касаются как раз цифровизации.

Инфраструктура тоже важный фактор. Мы все понимаем, что не всегда в полях есть интернет. Регуляторика в части внедрения цифровых решений — это то, что тоже можно назвать риском. Вот для примера: российские станции мониторинга погоды, которые очень важны при принятии решений, очень сложно сертифицировать. А Росгидромет, который отчасти пытается коммерциализировать свои услуги, по факту никого не пускает на свою «поляну», притом что тех станций, которые есть у Росгидромета, недостаточно. Регуляторика также сдерживает активное внедрение беспилотных летательных аппаратов.

Бодрунов: Эти факторы могут негативно влиять не только на сельское хозяйство, но и на всю экономику России, если мы не будем их учитывать. А сам российский фермер — готов ли он к этому психологически? Есть ли сервисы, которые помогут ему быстро освоить эти технологии?

Косогор: На мой взгляд, готов, только, конечно же, всегда есть одно но. И это но состоит в том, что у фермера нет уверенности, что тот прибор или то хорошее устройство, которое позволяет что-то цифровизировать и автоматизировать, будет работать у него в поле, для этого нужно решить проблему инфраструктуры. Крупный бизнес иногда готов поставить вышки связи на своих угодьях, а у среднего и мелкого бизнеса есть очень много факторов, которые останавливают, — это инфраструктура, это кадры, это недостаточные меры поддержки, которые могли бы простимулировать модернизацию хозяйств. Хорошо, что наконец появились фонды, которые начали предоставлять гранты на цифровизацию сельхозпредприятий.

При этом бизнес в целом заинтересован. Ну кто откажется от того, чтобы сэкономить за счет точного земледелия на расходе удобрений, кто откажется от того, чтобы правильно спланировать доставку продукции через приложение в смартфоне? Но если это не работает в поле, то это просто дорогие игрушки, которые никому не нужны.

Бодрунов: Мне кажется, что агропромышленный комплекс уже в ближайшем будущем станет одним из высокотехнологичных секторов промышленности. А что будет дальше? Какие тенденции просматриваются в АПК на горизонте 30–50 лет?

Косогор: Я участвовал в рабочей группе по подготовке дорожной карты рынка НТИ Фуднет 2.0. В рамках этой дорожной карты определили шесть направлений развития ситуации в области АПК РФ. Мы считаем, что будет развиваться умное сельское хозяйство, появится еще больше наших стартапов и цифровых платформ, которые помогут производить качественную и безопасную продукцию. Конечно же, будет выделяться сегмент биологизированного органического сельского хозяйства, поскольку мы сейчас понимаем, что есть мощный тренд на органику, на чистые органические продукты. Все это приведет к тому, что, как мы считаем, появятся альтернативные источники сырья. Да, многие думают о водорослях, о кузнечиках. Конечно, количество наших земель и природные условия позволяют нам, наверное, еще много лет производить качественную продукцию не из кузнечиков. Но думать об этом надо, чтобы наши ученые получили возможность разрабатывать эти направления, получили финансирование и были готовы — если вдруг через какое-то время очень серьезно изменится климат.

Следующее направление — это персонализированное питание, и следующий сегмент, мы считаем, — это умная упаковка. Умная упаковка, контроль доставки, контроль производства — думаю, у нас в этом отношении есть большой задел. Но, разумеется, нужно серьезно работать в рамках экспорта и кооперации, чтобы пробить международные рынки. Только нужно заранее подготовить почву бизнесу и подготовить регуляторную почву, в том числе в межстрановых соглашениях, чтобы когда у нас будет эта продукция, мы не ждали по полгода, когда разрешат ее ввезти.

Бодрунов: Я думаю, что перспективы у нас в АПК неплохие, и то, что этим вопросом занимаются не только в правительстве, но и в рамках Национального проекта и карт НТИ, говорит о том, что наконец-то в этом деле появляется комплексный подход. И отрасль из известного с советских времен состояния дыры в экономике может превратиться в курицу, которая несет золотые яйца, которые будем есть не только мы с вами и наши дети и внуки, но и всё окружающее экономическое пространство.

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here