Перспективы Большой Евразии

1

Сентябрьский саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Самарканде стал одним из ключевых событий в мировой экономической «реконфигурации», по выражению доцента кафедры политологической теории МГИМО Кирилла Коктыша. Эксперт отметил, что прошедший саммит ШОС стал вторым шагом в становлении организации. Первым стало объединение четырех ядерных держав. Теперь к объединению готовятся примкнуть Иран, Белоруссия, ОАЭ, Кувейт, а также начат диалог с Египтом, Саудовской Аравией и Турцией. По прогнозам политолога, ШОС пройдет путь от диалоговой площадки до полноценного института с функционалом для принятия решений за 3–4 года.

Большое Евразийское партнерство

Россия движется в направлении интеграции, связанной с концепцией Большого Евразийского партнерства (БЕП), которая на протяжении многих лет активно продвигалась в экспертном и официальном дискурсе, однако в реальности не была подкреплена конкретикой и проектным планированием. Сейчас — наиболее подходящее время для переосмысления этой концепции, считает научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Александр Королев. Одним из направлений развития БЕП может стать более тесное взаимодействие по линии ЕАЭС — АСЕАН, ЕАЭС — ШОС.

Евразийский экономический союз: развитие интеграции

«Беспрецедентное усиление санкционного давления в отношении РФ после 24 февраля 2022 года логично вынуждает Россию к усилению взаимодействия с дружественными странами и региональными объединениями и выстраиванию новых форматов, в том числе интеграционных», — резюмирует Королев.

ЕАЭС — АСЕАН

Что касается первого формата, то его целесообразность обуславливается высоким экономическим потенциалом ассоциации, крупным и емким потребительским рынком свыше 650 млн человек, что делает регион Юго-Восточной Азии перспективным рынком сбыта экспортной продукции из стран — членов ЕАЭС. Кроме того, дополнительным позитивным фактором является наличие уже подписанных ЗСТ («Зона свободной торговли») с отдельными крупными экономиками АСЕАН — Вьетнамом и Сингапуром. В 2022 году Евразийская экономическая комиссия дала «добро» на переговоры с Индонезией. Пока торгово-экономическое взаимодействие ЕАЭС и АСЕАН находится на низком старте и едва превышает $20 млрд. Хотя полная зона свободной торговли ЕАЭС и АСЕАН в ближайшее время маловероятна, экономическое обоснование потенциальной сделки и широкое экспертное освещение возможностей и потенциальных рисков от ЗСТ для стран ЕАЭС принципиально важно в нынешних условиях.

ЕАЭС — ШОС

В этом формате ситуация обстоит сложнее. Прежде всего это связано с профильной специализацией двух объединений. Если ЕАЭС — интеграционное объединение, во главу внешнеэкономической деятельности которого ставятся преференциальные и не преференциальные соглашения, то ШОС — политическое объединение, решающее другие задачи. Это не означает, что перспективы экономического сотрудничества в таком формате отсутствуют. Среди возможных точек соприкосновения — смежные вопросы на стыке экономики и безопасности. Например, энергетическая и продовольственная безопасность — актуальные сферы для всех участников объединений.

Развитие интеграции представляется реальным по линии ЕАЭС и отдельных стран — членов ШОС, с которыми уже имеются торгово-экономические соглашения или ведутся переговоры: с Китаем, Ираном, Индией. Однако ожидать реального практического развития интеграционного вектора между ЕАЭС и ШОС в силу разницы в форматах, институциональных отличиях не приходится, если вести речь чисто об экономических отношениях. Другое и, пожалуй, не менее важное дело — геоэкономическая сила этого союза.

Автор: Михаил Измайлов.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Идея Большой Евразии, которая объединяет форматы ЕАЭС и ШОС, может быть реализована через создание суперсовременной транспортной системы на основе проекта грузовой ВСМ с маршрутной скоростью 200-250 км\ч. Началом станет магистраль, соединяющая порты Китая через Алтай с портами Балтики с дальнейшим развитием через Беларусь на Запад, на Юге в сторону Ирана и стран Центральной Азии и другим маршрутам. Китай при поддержке России способен реализовать первый этап за 5-7 лет и в ответ открыть для ЕАЭС свой рынок готовых продуктов питания с созданием совместной торговой инфраструктуры, что гарантирует прирост ВВП стран ЕАЭС на уровне 5-8% годовых.
    В итоге Россия становится гарантом не только энергетической безопасности Большой Евразии, но и транспортно-логистической и продовольственной. Только регион Юга Западной Сибири имеет потенциал экспорта продовольствия до 100 млрд дол.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here