Михаил Горшков: «Средний класс в России профессионально мельчает»

0

Надежды на социально-экономическое развитие принято связывать со средним классом и его «качеством». Что определяет принадлежность к среднему классу в современной России и как сказывается текущий кризис на его представителях, рассказал президенту ВЭО России Сергею Бодрунову Михаил Горшков, член Президиума ВЭО России, директор Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук.

Сергей Бодрунов: Попытки точно определить средний класс весьма условны – ни в российской, ни в западной практике нет универсальной методики. По каким критериям вы бы выделяли средний класс? По экономическим или социологическим?

Михаил Горшков: Универсальной методики выделения среднего класса нет ни в одной стране, ни в одном научном сообществе. Мы занимаемся этой проблематикой с конца 90-х годов. За 20 лет накопили большой опыт изучения отечественного среднего класса в разных условиях – политических и экономических.

Мы выделили четыре критерия. Первый – «уровень образования». Каждый третий представитель отечественного среднего класса имеет среднее специальное образование, а две трети получили высшее.

Второй критерий – «профессиональный статус», который прежде всего указывает на умственный характер труда, а не физический.

Третий критерий – уровень благосостояния. Он связан с показателями среднемесячных душевых доходов и должен быть не ниже медианного значения для региона проживания. Это важно, потому что у нас в стране средний показатель по месячным душевым доходам колеблется от 25 до 80-90 тысяч рублей, в зависимости от характера, масштаба региона, его оснащённости промышленными структурами.

Четвертый критерий, наверное, самый популярный в социальной среде – это самоидентификация, когда человек сам определяет, какое место в социальной иерархии он занимает по 10-балльной шкале. Нижняя граница среднего класса – это 4 балла из 10 возможных.

Если использовать эти критерии, получается, что до пандемии численность среднего класса в Российской Федерации составляла около 40-42% от населения России. Многих эта цифра удивляет. Некоторые специалисты используют другие критерии. Скажем, маркетологи. Как ни парадоксально, они определяют долю среднего класса по покупательской способности и по совокупности движимого и недвижимого имущества, которое имеется в домохозяйстве. Это, например, наличие не одного, а двух местожительств, городское жильё и загородное, не одна, а две машины. Причём, вторая машина должна быть не старше года, дорогой набор бытовой техники, мебели, отдых исключительно за рубежом. При таком подходе, доля среднего класса в составе российского общества составляет 5-6%. Но разве правилен такой подход?

Сергей Бодрунов: Михаил Константинович, пандемия и ограничительные меры с ней связанные негативно отразились на доходах населения, которые и так падают несколько лет подряд. За первые 9 месяцев 2020 года падение доходов россиян составило более 3%, несмотря на меры поддержки со стороны государства. Что происходит со средним классом в связи с этим? Его доля сжимается?

Михаил Горшков: Хотел бы обратить внимание на состав российского среднего класса. В нем преобладают бюджетники. Предприниматели, занятые в частных компаниях, составляют 20% российского среднего класса, и 80% приходится на бюджетников. В Европе же более 60-65% среднего класса трудятся в частных компаниях.

Все по-разному ощущают себя в текущей ситуации, но наше исследование  показывает, что средний класс понёс значительные потери с точки зрения размера заработной платы. Работодатели предпочли сокращать заработную плату, а не увольнять работников, потому что в этом случае они не могли рассчитывать на государственную поддержку. При этом расходы на продукты питания и лекарства возросли. Обращу ваше внимание на тенденцию, которую мы зафиксировали ещё до кризиса 2014-2016-х годов – это резкое сокращение объёма затрат представителей среднего класса на платные услуги, прежде всего, образовательные и медицинские.

Cергей Бодрунов: Михаил Константинович, любой кризис бьёт, как вы справедливо заметили, в первую очередь по среднему классу. Как скажется снижение покупательной способности среднего класса на малом бизнесе?

Михаил Горшков: На мой взгляд, безусловно, скажется, и не только на малом бизнесе. Скажется на квалифицированном составе среднего класса. В тяжёлых экономических, социальных, санэпидемиологических условиях страдают принципы и условия рекрутирования, если так можно выразиться, среднего класса. Состав среднего класса профессионально мельчает с точки зрения притока в него средне- и низкоквалифицированной рабочей силы. Это не физический, но рутинный труд.

Средний класс выполняет важные функции экономического, политического стабилизатора, гаранта сплочённости общества, его консолидации. Возникает вопрос, кто будет реализовывать эти функции? Пандемию мы переживём, но нужно будет решать вопросы социального развития общества. В частности, вопрос качественного развития отечественного среднего класса будет стоять на одном из первых мест.

Сергей Бодрунов: Вы правы, изменяется состав среднего класса, люди менее склонны заниматься бизнесом, инвестировать. Даже при наличии ресурсов они не имеют опыта и образования, которые позволили бы делать это эффективно. Менее подготовленный состав среднего класса, во-первых, более осторожен, менее склонен к  предпринимательскому риску и это будет сдерживать развитие малого бизнеса. А, значит, об экономическом развитии, основанном на человеческом капитале, говорить пока не приходится. Есть ли у нас сегодня государственные какие-то решения?

Михаил Горшков: Изучая становление среднего класса в постсоветской России, в 2005-2007-и годах, мы сопоставили данные и увидели, что те характеристики, которыми обладает российский средний класс, присущи западному среднему классу 40-50-летней давности. Он с таким же трудом выходил на новые рубежи, также повышал внутреннюю квалификацию, также стремился занять своё место в жизни, доказать свою нужность государству и обществу, испытывал все те же противоречия.

Обобщив все эти данные, сопоставив их с логикой и историческим процессом развития среднего класса, мы пришли к выводу, что государству, видимо, не обойтись без постановки серьёзной задачи – становления, укрепления и развития отечественного среднего класса. Я понимаю, какая реакция может быть на мои слова – до этого ли нам? Сегодня важна программа подъёма здравоохранения, преодоления бедности, научно-технического развития. Всё это верно. Вопрос в том, кто эти задачи будет реализовывать? Конечно, люди. Люди квалифицированные, обладающие мотивацией, ресурсом для решения таких задач. Для этого и нужен квалифицированный состав отечественного среднего класса, чтобы он стал двигателем этих процессов. Для решения таких задач нужны широкие квалифицированные социальные слои и силы.

Сергей Бодрунов: Соглашусь с вами, трендом государственной политики должно быть сохранение, приумножение и усиление позиций среднего класса. Не зря мы сегодня обсуждаем проблему, кого можно отнести к среднему классу. Потому что это позволяет в цифрах оценить результат – усиливаем ли мы позиции среднего класса? Здесь заложено важное направление развития – повышение устойчивости российской экономики. Будет устойчивая экономика, менее подверженная кризисам, внешним шокам, будет больше возможностей для поддержки бедных,  развития страны и для защиты интересов населения.

Авторская программа ВЭО России «Дом Э». Эфир 19.12.2020. Общественное телевидение России

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here