Национальный эгоизм в экономике 

0

Есть ли перспективы у глобализма и сочетаем ли он с национальным планированием? 

Дэвид Лэйн 

Член Академии общественных наук, заслуженный лектор социологии, почетный член Колледжа Эмммануэль Университета Кембриджа 

 

Евразия как второй полюс мира, который позволит обеспечить стабильность мировой политической и экономической систем, в последнее время занимает умы многих учёных, политиков, практиков и даже рядовых бизнесменов.

В Кембриджском университете работает Общество евразийских исследований, эксперты которого ведут серьёзную и перспективную дискуссию с экономистами из России и других стран Евразии. Один из недавних совместных форумов назывался «По ту сторону глобализации: потенциал Евразии». «Вольной экономике» удалось взять интервью у одной из «звёзд» Кембриджа, профессора, известного своими нестандартными взглядами и подходами к изучению и трактовке мировых экономических процессов — Дэвида Лэйна.

«Вольная экономика»: Вы в своем выступлении очень подробно и, на наш взгляд, очень интересно осветили проблему национального эгоизма в экономике. Поясните для наших читателей, что вы понимаете под этим понятием и как сегодня в мире развивается это направление. 

Давайте рассмотрим пример Российской Федерации,
где в некоторых регионах очень большое количество безработных. Сегодня в Россию идет очень большой поток инвестиций, но проблема заключается в том, что финансы направляются не в те регионы, где существует наибольшая потребность, а в Екатеринбург, Петербург и Москву — и без того успешные регионы. Необходимо вмешательство правительства для того, чтобы стимулировать рост национальных компаний и диверсифицировать поток инвестиций, направляя их в разные регионы. Необходим административный план, который позволит решать такие задачи не только в крупных городах, но и в других частях страны.

Дэвид Лэйн: В данный момент существует общая тенденция в сторону глобализации. В то же время тренды глобализации не так успешны, как хотелось бы, и многие страны вынуждены искать альтернативные пути. Сейчас это делает Китай и некоторые страны бывшего Советского Союза.

Самое важное направление альтернативного пути — это идея экономического национализма или экономического эгоизма. Люди все больше надеются на то, что государство поддержит незащищенные слои населения, особенно в области занятости, ведь большинство стремится к наиболее выгодным условиям работы. Это же касается свободного движения капитала и трудовых ресурсов. К сожалению, разрешение правительства на такое свободное движение все чаще критикуется, так как неконтролируемое движение капитала подрывает экономические и государственные устои некоторых стран.

«Вольная экономика»: Дэвид, в своем выступлении на семинаре вы говорили о том, что многие проблемы можно преодолеть с помощью планирования. Вот сейчас очень важный момент — это сочетание несочетаемого, можно сказать — планирование внутри компаний, к которому прибегают крупные корпорации, продвигаясь на те или иные рынки, и планирование на уровне государства для решения тех или иных проблем. Какие проблемы и каким образом можно решать путем сочетания вот такого окологосударственного планирования 

и корпоративного планирования? 

Лэйн: В первую очередь необходимо определить- ся, что такое «национальная экономика» или «экономический эгоизм». С моей точки зрения, это действия со стороны компаний в интересах населения конкретного государства. Причем рассматриваются общие интересы всего населения, а не каких-либо отдельных классов или каких-то иностранных агентов, владеющих акциями определенного предприятия.

К примеру, Советский Союз с точки зрения экономического национализма был организован как блок, в котором соблюдались интересы разных стран, вне зависимости от иностранных агентов. Союз развивался без учета интересов других государств и, может быть, даже без учета интересов конкретных людей, но тем не менее были сформулированы некоторые общие интересы, которыми и руководствовалось государство.

Руководствуясь принципами экономического эгоизма, британские консерваторы говорят о том, что сотрудникам компаний нужно давать все больше возможностей для участия в управлении, позволяя им становиться акционерами компаний. Если в правлении транснациональной компании присутствуют представители местного населения, тогда их интересы будут приниматься во внимание, а не только доходы иностранных владельцев. В результате такого преобразования у местного населения появляется контроль за решениями, которые принимаются корпорацией.
Это в чем-то схоже с идеей социальной ответственности бизнеса, которая сейчас очень популярна. Однако, внедряя программы социальной ответственности, компании руководствуются в первую очередь прибылью, и когда возникает противоречие между корпоративными доходами и интересами местного населения, компания выбирает собственный кошелек.

«Вольная экономика»: Национальные корпорации, действительно, могут работать в интересах национального эгоизма. В то же время мы слышали, что вы поддерживаете идею национального планирования. Как эти две идеи сочетаются между собой? 

Лэйн: Всегда между планами корпорации
и национальным эгоизмом существуют конфликтные отношения. Для того чтобы решить такие глобальные проблемы, как безработица, бедность, большое количество бездомных, недостаточно рыночных механизмов. Рынок не предоставляет необходимых решений. Никакая транснациональная корпорация такие большие проблемы решить не может. Для гармоничного сочетания национального и интернационального интересов, как мне кажется, необходимо вводить представителей органов местного самоуправления в советы директоров корпораций, а также административно создавать социальные цели и задачи для каждой компании, за выполнение которых она будет нести ответственность. В таком случае корпорации смогут и работать в интересах своей страны, и преследовать национальные интересы.

Деиндустриализация вызвала Деградацию науки и культуры

Чокан Лаумулин 

Старший исполнительный член научного совета Центрально-Азиатского форума, Колледж Иисуса, Кембриджский университет 

 

Что касается перспектив развития Евразийского экономического союза, и вообще развития всех наций бывшего СССР, — это очень животрепещущий вопрос, потому что спустя более чем четверть века после развала Союза, к сожалению, большинство наций, составлявших Советский Союз, имеют не очень утешительное состояние технологического и индустриального развития.

Результат развала СССР, который можно сегодня охарактеризовать одним словом и который почувствовали на себе все страны без исключения, — это массивная, мощная деиндустриализация. Она затронула все сферы развития, в том числе образование, социальную сферу, здравоохранение, и тем более, собственно, сферу развития науки и технологий.

Сегодня даже из общества исчезло во многом понимание значимости и той роли, которую наука играет в развитии. Если вы посмотрите индекс человеческого развития и сравните, то вы примерно заметите, что все топ-позиции занимают страны, которые расходуют большую, значительную часть своего ВВП на развитие науки и, конечно, культуры.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here