Виталий Куренной: «Мы недооцениваем креативный потенциал России»

0

Мировой креативный сектор растет даже во время кризисов. Так, на фоне карантина, когда акции нефтяных компаний падали, стриминговые сервисы взлетели, а продажи видеоигр выросли на 63% в 50 странах мира. Не исключено, что в будущем традиционную сырьевую модель заменит креативная, полагают эксперты. Как развивается креативная экономика в России и что мешает стране конкурировать с лидерами в этом секторе, обсудили президент ВЭО России и Международного Союза экономистов Сергей Бодрунов и руководитель Школы культурологии «Высшей школы экономики» Виталий Куренной.

Сергей Бодрунов: Сегодня мы поговорим о том, как развивается креативная экономика в России. Что мешает нам конкурировать с лидерами в этом секторе?

Виталий Куренной: Сергей Дмитриевич, для начала я внесу некоторую ясность в понятия. С одной стороны, креативность – это составной элемент любой экономики. Вся современная экономика основана, как сказал Йозеф Шумпетер, на креативном разрушении. Любая инновация, которая движет экономику, – это всегда креативность. Почему в России с креативностью плохо? Наверное, потому что у нас вообще с предпринимательством и инновациями не очень хорошо.

Мы видим, что самые дорогие компании мира – уже не сырьевые, не машиностроительные, это такие компании, как Amazon, Facebook, то есть представляющие креативные индустрии. Современная экономика становится всё менее завязана на материальные активы, и всё больше завязана на знание, креативность, творчество. Но существует и более узкое понятие креативных индустрий. Оно оформилось в конце 90-х годов в Великобритании, когда был выделен определенный перечень этих индустрий, и британское правительство проводит целенаправленную политику их развития. Это медиа, промышленный дизайн, мода, рынок рекламы, IT-технологии, компьютерные игры. Но это также и традиционные культурные индустрии. Музеи, галереи, библиотеки.

Культура – это уже не про служение высоким идеалам, а индустрия, приносящая деньги. Речь об авторском праве. Если мы посмотрим на успешные примеры креативных индустрий в России, это, например, мультфильм «Маша и Медведь». Сегодня его создатели зарабатывают сотни миллионов долларов на продаже образов мультфильма, опережая таких гигантов, как Volkswagen.

Или, например, музеи – да они не зарабатывают, но, в частности, Эрмитаж в Санкт-Петербурге – это уже градообразующее предприятие. Ради него в город устремляется большой поток туристов, который генерирует свою экономику.

Сергей Бодрунов: Вы справедливо заметили, что творчество становится всё более востребованным. Тем не менее мы наблюдаем, что креативные решения часто приходят к нам из других стран. Там развитие креативных индустрий идет интенсивнее. Почему? Какие нужны меры поддержки нужны креативной индустрии?

Виталий Куренной: Мы находимся в такой фазе, когда эта тема выходит на государственный уровень. Видимо, последние события стимулировали этот процесс. Мои коллеги из «Высшей школы экономики» закончили большое исследование по московским креативным индустриям. Цифры поразительные. В традиционном промышленном секторе в Москве трудятся примерно 600 тысяч человек, а в креативном – уже 500 тысяч. У нас возник, отчасти спонтанно, целый ряд крупных креативных кластеров в Москве ­– «Artplay», «Винзавод». Думаю, московское правительство примет ряд мер для того, чтобы стимулировать этот сектор, потому что он показывает себя лучше, чем сектора традиционной экономики. Такой же интерес мы видим и в других регионах. В Ханты-Мансийском округе, в Югре приняты соответствующие программы. На уровне отдельных городов есть интерес к креативным индустриям. Конечно, нужна сфокусированная государственная политика и выработка институционального набора стимулирующих мер. Я с оптимизмом смотрю на нашу страну с точки зрения её креативного потенциала. Мы часто его недооцениваем. Действуют десятки или даже сотни небольших предприятий народных художественных промыслов, которые также находятся в тени и не видны для статистики. Это сувенирка, это ювелирные изделия. Кстати, ювелирный сектор – это один из самых быстро растущих секторов креативных индустрий.

Сергей Бодрунов: Наличие креативных индустрий завязано на креативный класс. Что нужно в России, для того чтобы креативный класс не только формировался, но и развивался?

Виталий Куренной: За креативный класс идёт глобальная конкуренция. Он описан социологами как особая страта. Это класс очень лёгкий на подъём. Но его притягивают места, где он находит себе подобных. Поэтому важный инструмент развития креативной экономики – это создание пространств для креативного класса. Речь идет не о креативных кластерах в узком смысле слова, в об определенной атмосфере в обществе – атмосфере высокой толерантности и культурного разнообразия. Если мы видим нетолерантную, недружественную к разнообразию среду, креативный класс уезжает. Френсис Фукуяма описывая преимущество Кремниевой долины, подчеркивал, что люди, занятые в разных проектах в долине, общаются между собой. Поэтому для развития креативной экономики очень важны современные общественные пространства в эстетическом и технологическом плане, важен определённый тип социальных отношений, культуры и атмосферы. Если мы не работаем над этим, креативный класс не удержать.

Беседа состоялась в рамках программы ВЭО России «Дом Э» на Общественном телевидении России

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here