Юрий Крестинский: «Россия дезинтегрирована сегодня в области здравоохранения»

0

Пандемия поставила вопрос о необходимости нового подхода к здравоохранению, другой модели, обеспечивающей здоровье граждан. Каким будет новый консенсус по поводу вопросов здравоохранения? Как будет перестроена политика в этой сфере?

Юрий Крестинский,

председатель консультационного совета Центра развития здравоохранения Московской школы управления Сколково, советник по индустрии здравоохранения ПАО «Сбербанк»

 

Сергей Бодрунов, 

президент Вольного экономического общества России и Международного Союза экономистов, директор Института нового индустриального развития им. С.Ю. Витте, доктор экономических наук, профессор

Сергей Бодрунов: Наша система здравоохранения выдержала испытание коронавирусом, как заявили в Правительстве России. На мой взгляд, в большой степени, благодаря геройству врачей и работников отрасли. Тем не менее пандемия  остро поставила вопрос о необходимости другого подхода к здравоохранению. Как будет меняться траектория развития систем здравоохранения в России и в мире?

Юрий Крестинский: Сергей Дмитриевич, специалисты, организаторы здравоохранения, политики, экономисты задают этот вопрос и думают, что на него есть ответ. Нет, ответ пока неизвестен, но, что называется, мы догадываемся. То, что произошло, является беспрецедентным событием в новейшей мировой истории. Последний раз с такого рода эпидемией человечество сталкивалось около 100 лет назад. Это была испанка, погубившая много жизней. Но это был другой мир, другая экономика, другая политика, другое общество, другие технологии, другая готовность человечества к противостоянию. Как это ни парадоксально, считается, что российская система здравоохранения, как и китайская, лучше всех справилась или пока справляется с той ситуацией, которая возникла.

Если мы говорим о китайской системе, не только здравоохранения, но и управления государством, это объясняется жестко построенной вертикалью власти и экономическими возможностями. В России причина в той системе, которая была построена во времена СССР и оказалась не до конца разрушенной. Речь идет о системе, созданной Семашко, системе мобилизационной медицины, которая подразумевает в первую очередь готовность к войнам и эпидемиям, не только лечение и оказание медицинской помощи, но и громадный комплекс профилактических подготовительных мероприятий. Что, собственно, отличает нас от многих стран мира. У нас не просто система оказания медицинских услуг и медицинской помощи, у нас действительно система здравоохранения.

Эта система подразумевала большой коечный фонд. Более миллиона коек сохранилось на момент распада СССР, почти миллион остается до сих пор в Российской Федерации. По большому счету, такой большой коечный фонд во всем мире считается избыточным. Это нужно, когда у тебя отсутствует первичное звено, нет профилактики, когда ты решаешь проблему, когда она уже возникла, не предупреждая ее. Вот эта неэффективная система и явилась залогом готовности нашей системы здравоохранения к эпидемии. Именно поэтому обеспеченность аппаратами ИВЛ у нас одна из лучших в мире, коечный фонд самый большой. Эта готовность больше количественная, но именно сейчас количественные параметры оказались крайне важны для противостояния сложившейся эпидемической ситуации.

Понятно дело, что мы развиваемся технологически, строятся центры высокотехнологичной медпомощи, применяются современное оборудование, лекарства. Но в 85 субъектах России наблюдается крайняя разнородность по экономическим и организационным возможностям, по наличию или отсутствия медицинского персонала. Что, по большому счету, говорит нам о том, что страна сегодня дезинтегрирована в области здравоохранения.

Сергей Бодрунов: Юрий Александрович, что вы думаете о создании вакцины?

Юрий Крестинский: Тема вакцинации крайне интересна. Она сейчас находится в центре различного рода конспирологических теорий. Но мы забываем о том, что изобретение вакцин в свое время, как и изобретение антибиотиков, позволило поднять среднюю продолжительность жизни человека в два раза. Мы входили в XX век со средней продолжительностью жизни на Земле около 30 лет. Раньше много рожали, по пять-десять детей. До 15 лет доживала от силы половина. Люди умирали от элементарных инфекций. Конечно, вакцинация — это один из прорывов человечества, мировой науки. Вакцинопрофилактика и иммунобиологические науки должны испытывать сейчас подъем. У нас существует масса серьезных заболеваний, по которым мы надеемся, появятся новые вакцины. До сих пор отсутствуют вакцины от гепатита С, вируса иммунодефицита человека, вируса герпеса, по многим папиломовирусам. Нам есть, куда развиваться, есть, что предложить человечеству для улучшения его здоровья и качества жизни.

Что касается организации здравоохранения, уже сейчас понятно, что в мире и в России нужно развивать систему конвертируемых коек. В условиях дефицита финансирования, многие инфекционные койки в России были сокращены, сокращены должности инфекционистов, эпидемиологов. Очевидно, что это ошибка. Да, отчасти это объясняется дефицитом финансовых ресурсов, но нам нужно иметь возможность быстро конвертировать коечный фонд под эпидемическую угрозу. А это другая организация стационарной и амбулаторной служб. Мы должны по-другому проектировать больницы. Когда стандартное терапевтическое или хирургическое отделение быстро превращается в инфекционное, отвечающее соответствующим санитарным нормам и требованиям, связанным с боксированием, с отдельным входом в палаты, с изоляцией чистых зон от грязных зон. Это другие организационные подходы, и я думаю, сейчас это будет поставлено во главу угла развития не только российской, но и мировой системы здравоохранения.

Сергей Бодрунов: Юрий Александрович, что вы думаете о трансформации медицинских профессий?

Юрий Крестинский: На мой взгляд, это больше касается терапевтических специальностей. Эпидемиология, инфекционные заболевания тоже должны быть в большей мере представлены, как с точки зрения базового медицинского образования, так и постдипломного. Должно быть больше инфекционистов-эпидемиологов, чем есть сегодня.

Сергей Бодрунов: Мне кажется, что должна быть пересмотрена система дополнительного образования медицинских работников.

Юрий Крестинский: Считанные часы, которые есть сегодня по противоэпидемической подготовке, по инфекционным заболеваниям в постдипломном образовании, явно недостаточны. Ни с количественной точки зрения, ни с точки зрения наполненности этих образовательных программ. Я думаю, и Минздраву, и тем, кто занимается системой медицинского образования, переподготовки медицинских кадров, есть над чем задуматься.

Сергей Бодрунов: Какие слабые стороны современной модели здравоохранения в стране и в мире обнажила пандемия?

Юрий Крестинский: Текущая ситуация заставляет нас понять, что здравоохранение является одним из ключевых инструментов развития государства, общества, экономики. Потому что любой день, пропущенный гражданином по причине временной нетрудоспособности, инвалидизации, либо преждевременной смерти, по сути, означает для экономики потерянный подушевой среднедневной ВВП, помноженный на недожитые этим человеком дни, месяцы, годы. Ущерб, который терпит государство, мир от проблем, связанных со здравоохранением, колоссален. По сути, из-за временной нетрудоспособности, инвалидизации, преждевременной смертности мировая экономика по разным оценкам теряет до 45% потенциала.

Если посмотреть на проблему с другой стороны, мы можем рассматривать здравоохранение как инвестиционную сферу. Инвестируя в предупреждение и лечение заболеваний, мы можем получать на выходе дополнительные дни, месяцы, годы человеческих жизней, дополнительные периоды экономической активности людей. Если мы посмотрим на тот ущерб, которые приносят различные заболевания, мы можем разложить этот ущерб на каждое конкретное заболевание, проанализировать, сколько нужно проинвестировать в это заболевание и что мы получим на выходе. Поверьте, более половины заболеваний будут иметь прямую инвестиционную отдачу. Да, не в течение одного месяца, может быть, даже не течение года или пяти лет, но для национальных экономик, для мировой экономики это будет большая экономическая выгода.

Сергей Бодрунов: Как вы считаете, каким медицинским технологиям пандемия может дать толчок к развитию?

Юрий Крестинский: Все, что связано с иммунобиологией будет иметь серьезный импульс к развитию как в мире, так и в России. У нас как раз в этой области большой потенциал. Трансфер технологий, наличие собственных технологий — это тренд в ближайшее время.

Сергей Бодрунов: А дистанционное консультирование? Получит ли оно импульс к развитию?

Юрий Крестинский: Оно уже его получило. Мы видим, как во время самоизоляции в разы выросла нагрузка на телемедицинские сервисы.

Сергей Бодрунов: Спасибо большое, Юрий Александрович, за интервью.

Юрий Крестинский: Спасибо вам. Будьте здоровы!

По материалам программы «Дом Э» «На линии огня: здравоохранение не будет прежним?» от 27 июня 2020 года

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here