Чайна Мьевиль. Октябрь

0

М.: Гранд Мастер, 2017. — 475 с.

Прошлый юбилейный год удивил даже бывалого читателя количеством новых книг, посвященных российской революции и гражданской войне. Не остались в стороне и зарубежные авторы. Читать книжки иностранцев о нашей новейшей истории всегда интересно. Российские авторы находятся под действием ювенильной травмы: три семестра курса «История КПСС» (два экзамена и один зачет) плюс госэкзамен по «Научному коммунизму». Эта травма причудливо разделяет авторов на апологетов революции и ненавистников. Причем одна сторона в своем творчестве трусовато учитывает возможную критику со стороны противоположенной партии.

Лондонские ученые-писатели вольны ориентироваться только на перипетии собственной научной биографии. У автора «Октября» биография весьма примечательная. Мьевиль — доктор экономики, марксист и троцкист, бывший член британской Социалистической рабочей партии и американской Интернациональной социалистической организации. Вторая ипостась автора — известный писатель фэнтези. Дебютный роман «Крысиный король» может быть отнесен к жанру мистического ужаса, впоследствии Мьевиль обратился к жанру фэнтезийного стим-панка, опубликовав имевшие огромный успех романы «Вокзал потерянных снов» и «Шрам». Все романы автора переведены на русский язык. Опыт работы в жанре фикшен сильно чувствуется и в документальном «Октябре». Книжка в высшей степени кинематографична, населена страстными героями, а иногда и излишне мелодраматична. Хоть сейчас снимай по ней сериал для канала «Россия».

Исследуя невероятное преобразование общества, автор не просто перечисляет сухие факты, но рассказывает неискушенному читателю захватывающую историю, полную интриг и страстей, надежд и предательств, вдохновения и отчаяния. «По сути, это художественное произведение», — отмечает автор во вступлении к книге. И здесь же указывает на краеугольный камень своей позиции: «Февральская и прежде всего Октябрьская революции уже давно стали призмами, сквозь которые рассматривается любая политическая борьба за свободу». У автора нет сомнений, что революция в России была неизбежна, а приход к власти большевиков не случайное следствие случайного переворота.

Вопрос, на который у автора нет ответа: «Неужели предназначение революционных событий 1917 года — это ГУЛАГ?» И хотя в истории нет сослагательного наклонения, автор анализирует в заключительной главе книги, как могли развернуться события, если бы интернационалисты других партийных групп остались на Втором Всероссийском съезде Советов. Почитайте, интересно!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here