И академик, и герой…

0

Йоахим Цвайнерт  в своей фундаментальной работе «История экономической мысли в России, 1805-1905» выделил четыре периода: правление Александра I (1805-1825); правление Николая I, конец которого ознаменовала отмена крепостного права (1825-1861), правление Александра II и Александра III (1861-1894) и правление Николая II до русско-японской войны (1894-1905). И в каждом периоде назвал самого значительного экономиста. В правление Александра I им оказался адмирал Николай Семёнович Мордвинов. «ВЭ» это тем более приятно, что Мордвинов в 1823 году был избран президентом Вольного экономического общества и занимал этот пост 17 лет бессменно вплоть до своей болезни.

Взлёт и падение

Мордвинов родился 17 апреля  1754 года, в имении Покровское Новгородской губернии, принадлежащее его отцу, адмиралу Семену Ивановичу Мордвинову. Около 10 лет от роду был взят Екатериной II во дворец для совместного воспитания с великим князем Павлом Петровичем, но уже в 1766 году отдан отцом на службу во флот гардемарином и через два года был произведён в мичманы. В 1774 году послан для усовершенствования в морском искусстве в Англию, где пробыл 3 года, и превратился в убежденного англомана, на всю жизнь. С годами учёбы в Англии связан и интерес военного моряка к работам Адама Смита, труд которого «Богатство народов» был опубликован в это время (1776), и Джереми Бентама – крупнейший теоретика политического либерализма.

С производством в капитаны 2-го ранга назначен командиром линейного корабля «Св. Георгий Победоносец» (1781 год), через год принял новый 74-пушечный корабль «Царь Константин», с которым в 1783 году совершил плавание по Средиземному морю. В порту Ливорно русский капитан встретился с дочкой английского консула Генриеттой Коблей, женился на ней и привёз с собой в Россию. По воспоминаниям современников Генриетта Александровна обладала ангельской красотой, тонким умом и добрым нравом. Правда говорить по-русски так и не выучилась. С детьми и мужем говорила по-английски, кругом ее общения были такие же русские англоманы, как и ее муж, и английские родственники, которые годами гостили в России. Ее брат даже стал градоначальником Одессы. Супруги жили долго (60 лет в браке) и счастливо, и хотелось бы написать «умерли в один день», но Николай Семенович овдовел в 1843 году, за два года до своей кончины.

Во время второй турецкой войны, в 1787 году в чине адмирала командуя Севастопольской эскадрой возглавлял осаду Очакова с моря. Затем на административной работе, создавал базу черноморского флота в новом городе Николаеве. Дело шло не так быстро, как хотелось бы его шефу князю Потемкину, и в 1790 году, вследствие размолвки с сиятельным начальником, оставил службу.

После смерти Потемкина (1791) в 1792 году вновь занял место председателя Черноморского адмиралтейского правления. На этом посту он вступил в борьбу с другим известным администратором Новороссии, Дерибасом. Причиной их конфликта была борьба за бюджетные деньги между городом Николаевым  и Одессой в их стремлении стать столицей Новороссии и базой Черноморского военно-морского флота.

При вступлении на престол Павла I Мордвинову в память о совместных детских годах было пожаловано имение с 1000 душ крестьян, но затем настроение Павла переменилось не без влияния интриг Дерибаса, адмирал был посажен под домашний арест и уволен в отставку. Большую часть павловского царствования он оставался не у дел, лишь под конец был назначен членом Адмиралтейской коллегии и вновь произведён в чин адмирала.

Новые возможности

Воцарение Александра открыло широкое поприще для государственной деятельности Мордвинова. В первые годы александровского правления либеральные взгляды были востребованы. Вот что писал один из самых знаменитых мемуаристов того времени Филипп Вигель: «Известный своими добрыми намерениями, обширными сведениями, живым воображением и притязанием на прямодушие, Николай Семёнович Мордвинов более нежели когда кипел в это время проектами. Он почитался нашим Сократом, Цицероном, Катоном и Сенекой. Политический сей мечтатель, с превыспренними идеями, с ложными понятиями о России и её пользах, должен был естественным образом сойтись в мыслях с молодыми законодателями. К тому же он был женат на англичанке Кобле, говорил и жил совершенно по-английски. Он вообразил себе, что у нас подлинно парламент; мнения, им подаваемые, были столь смелы, что через два года после Павла показались даже мятежными».

Мордвинов привлекался в эту пору к обсуждению важнейших государственных вопросов в Совещательном комитете, а с образованием в 1802 году министерств занял пост министра морских сил, на котором оставался только три месяца. На сей раз Мордвинова подсидел его же заместитель адмирал Чичагов (тоже, кстати, англофил, женатый на англичанке). Как и с Потемкиным, с Чичаговым Николай Семенович разошелся в мнениях о темпах развития флота. Чичагов предлагал штурм и натиск, Мордвинов – долговременную программу преобразований.

Судья по делу декабристов

При организации в 1826 году Верховного уголовного суда по делу декабристов Николай I подбирал членов суда не только по принципу личной преданности государю, но и с учетом их авторитета в обществе. Мордвинов предсказуемо оказался членом этого суда, и был единственный, кто  отказался подписать смертный приговор декабристам.

Авторитет адмирала в правительственных сферах вновь вырос с возвышением Сперанского, с которым его сблизила общность взглядов по многим вопросам и для которого он сделался помощником в составлении плана новой системы финансов. С учреждением Государственного совета Мордвинов был назначен его членом и председателем департамента государственной экономии, но последовавшая вскоре ссылка Сперанского на время пошатнула и его положение: он вышел в отставку и уехал в Пензенскую губернию, в село Столыпино, и хотя уже в 1813 году вернулся в Петербург, но прежнее место занял только в 1816 году.

Выйдя через два года вновь в отставку, Николай Семенович два года пробыл за границей, по возвращении же вскоре был назначен председателем департамента гражданских и духовных дел Государственного совета; вместе с тем он был членом Финансового комитета и комитета министров, и эти же должности сохранял за собою и в царствование императора Николая. В 1823 награждён высшим российским орденом Св. Андрея Первозванного. 12 января 1829 года по предложению президента Российской академии Александра Семеновича Шишкова (еще один адмирал!)  Мордвинов был избран академиком.

Несостоявшийся декабрист

Декабристы планировали пригласить Мордвинова и Сперанского  в состав высшего органа управления государством. Парадокс состоит в том, что декабристы хотели доверить управление человеку, который был решительным противником немедленного освобождения крепостных крестьян. «Людям, отвыкшим за столетия бесправия от свободы, можно было бы подарить её немедленно, но потребуется время, чтобы научить их осмысленно пользоваться этой свободой», — так мотивировал свою позицию Мордвинов. Декабристы делали ставку на него потому, что революционеры-романтики нуждались в услугах реалиста-реформатора, понимавшего, что экономические проблемы не решаются наскоком, а требуют долгосрочной выверенной стратегии. Со многими участниками Северного общества Мордвинов был знаком. Это он устроил на службу в Российско-американскую компанию Кондратия Рылеева, который прославлял его в оде «Гражданское мужество»:

Но нам ли унывать душой,
Когда ещё в стране родной,
Один из дивных исполинов
Екатерины славных дней,
Средь сонма избранных мужей
В совете бодрствует Мордвинов?

Пароль – спасение России

«Партия Мордвинова, — писал Бенкендорф, — опасна тем, что её пароль — спасение России». Писано это было с очевидным уважением к Мордвинову. В 1834 году он был возведён в графское достоинство.

Заслугой Мордвинова является обширная программа преобразований в экономической жизни России. В брошюре «Некоторые соображения по предмету мануфактур в России и о тарифе» (первое издание — 1815, второе – 1816 и третье – 1833 г.) Мордвинов объяснял экономическую отсталость России чрезмерной специализацией на производстве сельскохозяйственной продукции. Аграрная нация, утверждал он, остаётся не только экономически недоразвитой и политически зависимой от других стран, она ещё по культурному уровню уподобляется народам «дикого пастырского состояния». Само сельское хозяйство без промышленного производства не может рассчитывать на повышение производительности труда.

Современная экономика подтверждает справедливость этого замечания.  Ограничение производства узкой номенклатурой товаров является показателем отсталости, а не следствием тенденции к углублению международного разделения труда. Оно отрицательно сказывается на развитии производительных сил и на положении страны в системе мирового хозяйства, особенно, когда речь идёт о сырьевой специализации.

В брошюре Мордвинов обосновывает необходимость таможенной защиты молодых отраслей, пока они не накопят достаточно опыта для соревнования на равных с промышленностью передовых стран. Пример Англии, которая сама на протяжении двухсот лет проводила протекционистскую политику, показывает — утверждал Мордвинов — насколько долгим может быть процесс обучения производству . По мнению  Цвайнерта, «Мордвинов впервые сформулировал обычно приписываемую Листу идею о том, что молодые отрасли промышленности развивающихся народных хозяйств нуждаются в таможенной защите, поскольку обрабатывающие промыслы индуцируют процессы обучения, имеющие решающее значение для экономического развития нации». Другая брошюра Мордвинова, «Рассуждение о могущих последовать пользах от учреждения частных по губерниям банков» (также выдержавшая три издания в 1816, 1817 и 1829 гг.) нацелена на улучшение рамочных условий хозяйствования. Частная собственность и законность представлялись автору фундаментом экономического процветания. Мордвинов — автор многих служебных записок, в которых он выступает за активную промышленную политику, обосновывает необходимость строительства железных дорог в России. Творческое наследие адмирала составляет более 5000 страниц.

Банки и кредит

Вопрос о кредите и банках занимал одно из главных мест в реформаторских планах Мордвинова, справедливо полагавшего, что без кредита у промышленности нет шансов на развитие. Мордвинову принадлежит проект создания первого в России банка развития.

В 1801 году Мордвинов представил императору Александру I проект организации «Трудопоощрительного банка», который включал два документа: «Устав государственного трудопоощрительного банка» и «Проект манифеста о трудопоощрительном банке». В проекте манифеста, написанном от лица императора Александра I, содержится призыв к общеполезному производительному труду всех слоев российского общества, который является, по его мнению «мерой величия держав». Для способствования труду в государстве и создается особое учреждение под именем Государственного трудопоощрительного банка.

Предлагаемый банк должен был содействовать развитию производства не только денежными ссудами, но, также, и техническими советами. Он должен был выполнять научные и учебные функции. Банк должен был помогать всякому начинанию в деле усовершенствования промышленности. Все это должно было привести к «оживлению народной экономической жизни». С 1802 по 1837 год Мордвинов постоянно повторял свой призыв к созданию государственного трудопоощрительного банка, но этот проект так и не был воплощен в жизнь. В последующих банковских проектах Мордвинова всегда будет звучать его главная тема — банки должны способствовать развитию производительных сил страны.

Одним из препятствий для развития промышленности в России, по мнению Мордвинова, было отсутствие в достаточной мере денежного капитала. При этом он утверждал, что капиталы есть, но они остаются без движения из-за отсутствия в стране кредитных учреждений. Сложившуюся ситуацию он предлагал исправить путем создания большого количества банков в стране. Этой проблеме он посвятил отдельную работу «Рассуждения о пользах, могущих последовать от учреждения частных по губерниям банков» (1816).

Мордвинов предлагал создать целую сеть банков по всей стране вместо одного Заемного банка. Он подчеркивал, что один существующий в государстве банк не может управлять делами промышленности и торговли всего государства. По его мнению, каждая губерния должна иметь свой банк, и каждый житель губернии должен участвовать в составлении капитала своего банка. Мордвинов считал целесообразным учредить предлагаемые банки в форме частных банков. Он считал невозможным полагаться на государственную казну как единственный источник финансирования. Совершение в России «общего благоустройства» зависит, по его мнению, от единой воли и усердия частных людей. Однако этот проект Мордвинова не нашел поддержки ни у провинциального дворянства, ни в Государственном совете. Как и проект о трудопоощрительном банке он не был воплощен в жизнь.

Страховое дело

Проект, который Мордвинову удалось воплотить в жизнь – организация частного страхового дела в России. В 1822 году граф Гурьев, министр финансов, внес предложение в Государственный совет об учреждении самостоятельной страховой конторы. В 1824 году следующий министр финансов Е.Ф. Канкрин уже в переработанном виде вновь внес проект учреждения государственной страховой конторы. Но Госсовет продолжал настаивать на неудобстве основывать страхование в качестве государственного учреждения. 4 января 1826 года Николай I поручил Канкрину Е.Ф. обсудить с частыми лицами:
«нельзя ли учредить частную компанию на тех началах, кои более соответствовали предложениям Госсовета».

Идея коммерческого страхования получила активную поддержку в особом мнении Мордвинова, высказанном им 26 ноября 1826 года. Он писал: «Основою деятельности страховых учреждений должно служить коммерческое начало при равных правах всех участников при взаимном доверии и обеспечении каждого, чтобы всякий недовольный мог искать права судебным порядком». В 1827 году путем размещения акций по подписке было создано страховое от огня общество. Идеологом создания общества выступил Мордвинов, финансовую сторону акционерного страхового предприятия обеспечил банкир барон Л.И. Штиглиц.

Обществу предоставлялось исключительное право на осуществление страховых операций в течение 20 лет с освобождением от налогов, исключая пошлины в казну. Успешная деятельность этого общества способствовала появлению других страховых компаний. В 1835 г. учреждается «Второе Российское от огня страховое общество», в 1846 г. – товарищество «Саламандра». Деятельность страховых обществ курировалась высшими должностными лицами государства, которые были их соучредителями. Три страховых общества, поделив сферы влияния на территории России, действовали на основе единых тарифов страхования.

До триумфа своего плана Мордвинов не дожил. Постигший его в 1840 году удар явился началом болезни, сведшей через пять лет 90-летнего старца в могилу. Надгробный камень сохранился на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here