Ракушки, зубы, бобры и другие деньги

0

Сейчас все говорят об экономической необоснованности криптовалюты, а вот в 1940-х в Ост-Индии успешно совершали крупные и выгодные валютообменные операции на ракушках каури. Об этом — в новом материале из серии «Тайная история денег».



Лепта вдовы: о деньгах Иудеи времен Иисуса Христа


Бедственное положение

В феврале 1942 года, в разгар Второй мировой войны, группа правительственных чиновников Голландской Ост-Индии, приехала в Мельбурн, где временно размещалась эвакуированная с Явы администрация голландских колоний на Тихом океане. Они везли с собой отчет о бедственном экономическом положении острова Сурбай, которым и управляли.

— Индонезийцы этой отдаленной страны не ценят золота и серебра, так как их признанной валютой являются красивые пестрые морские раковины, поставляемые издалека по опасным горным тропам. Эти раковины хрупки, и поэтому запас денег, естественно, приходится время от времени пополнять.

«Налоги и денежные штрафы, съестные припасы и надгробные камни — все оплачивается раковинами каури, и обладатель каури может обанкротиться столь же легко, как и обладатель марок, долларов и фунтов стерлингов», — пишет этнограф.

Но побережья, где находят эти особые раковины, захвачены сейчас японцами. В результате возникла опасная ситуация. Всей области угрожает дефляция, и из-за острого недостатка денег начинает подрываться вся экономическая жизнь населения, — писали чиновники губернатору Ост-Индии.

Задачей голландцев было купить запас ракушек жителей каких-нибудь других островов за обычные деньги, и совета в этом деле они и хотели попросить у начальства. Но начальству было не до них. Тихий океан стал ареной крупнейшей в истории морской войны. Толпы беженцев, тысячи чиновников колониальной администрации, раненые матросы и солдаты — все это было важнее, чем деньги-ракушки с одного из островов Индонезии.

Однажды в помещение комиссии явился один из уполномоченных с радостным возгласом: «Конец дефляции! Я нашел раковинные деньги!» Он повел чиновников в универсальный магазин Мельбурна, где блестящие раковины продавались как игрушки для австралийских детей. Так голландским чиновникам удалось возвратиться на свой остров с мешками, наполненными ракушками.

Брюхоногий моллюск

Мы не знаем, какой именно моллюск использовался жителями этого индонезийского острова в качестве денег, но то, что ракушки-каури используются в центральных районах Африки вместо разменной монеты, — этот факт зафиксирован многими исследователями.

У каури, брюхоногого моллюска семейства ципрей говорящее латинское название — Monetaria moneta. Ловят их преимущественно на Мальдивских островах. Для этого на глубину бросают пальмовые листья, к которым привязаны веревки, и ждут, когда моллюск заползет полакомиться свежей сочной зеленью. Ждать надо около недели, чтобы добыть десяток ракушек с одного листа. Таким образом, Monetaria moneta обладает важным свойством денег — чтобы добыть их, надо потратить немало труда и времени. Особенно если учесть, что курс каури довольно низок.

Известный немецкий ученый-этнограф Юлиус Липс изучал систему денежного обращения суданского племени ибо в 1950-х годах. Топор стоил 150 каури, штука индийской хлопчатобумажной ткани — 600 каури. За два куска европейского мыла или пакетик сушеных кузнечиков аборигены отдавали 100 каури. За невесту платили выкуп 5000 каури и одну корову.

Каури и мех

Неправильно было бы представлять ракушки каури как деньги исключительно первобытных племен Африки и Южных морей. Они были не только хорошо известны и в Северо-Западной Европе, и в России, но и использовались в качестве платежного средства в так называемые безмонетные периоды XI–XIV веков. В Европе раковины каури находят в средневековых погребениях и на местах старых поселений на огромной территории от Норвегии до Урала. Весьма часто их обнаруживают при археологических раскопках в Новгородской и Псковской областях. На Руси раковины каури из-за своей формы змеиной головы получили прозвища «ужовка», «гажья головка», «жерновка».

Но, конечно, в безмонетные периоды в России каури никак не могли составить конкуренцию другой форме денег — меховым шкуркам. По свидетельству арабского путешественника XII века Абу Хамида аль-Гарнати, в качестве денег на Руси ходили даже вытертые негодные шкурки, собранные в связку и скрепленные княжеской печатью. Печать как бы возвращала рухляди часть меновой стоимости. Одна такая связка приравнивалась к серебряному дирхему.

Меховые деньги в XX веке

Еще один интересный, и почти современный, пример меховых денег — бобровые монеты, выпущенные Гудзоновой компанией. Служащие этой компании до 20-х годов XX века меняли пушнину у индейцев Лабрадора на медные кружки с надписью MBr (made beaver — «равно бобру»). Шкурка бобра в точности оценивалась одной монетой, а шкуры других животных имели точный эквивалент в «бобрах».

Деньги из зубов и проч.

И раз уж мы заговорили о животных, то несправедливо было бы не упомянуть про деньги, сделанные из зубов. В Новой Гвинее в качестве денег использовались зубы кабана, но не обычные, а загнутые в абсолютно правильное кольцо. Для этого у молодого кабана вырывали верхние клыки, чтобы они не мешали расти нижним, и выдерживали животное несколько лет, пока нижние клыки не завьются в колечко. Эта была очень крупная валюта, на одно такое кольцо можно было получить целую свинью.

Еще шире была область распространения денег из собачьих зубов, которые до середины прошлого века имели хождение в Меланезии. Выкуп за невесту составлял примерно сто зубов, причем хождение имели лишь четыре клыка из собачьей пасти. И наконец, о шкуре.

Кожаные деньги — одно из древнейших открытий нашей цивилизации. Известно, что первые римские деньги были кожаными лоскутами с изображением скота, который можно было на этот кожаный лоскут и купить. Но вот то, что кожаные деньги существовали во времена бумажных ассигнаций и во вполне цивилизованной стране, трудно поверить. Тем не менее такая история приключилась.

Кожаные деньги американских колоний

В 1799 году по инициативе частных предпринимателей и при поддержке Правительства России создается Российско-Американская компания, призванная осваивать природные богатства этих земель, содействовать развитию торговли и промыслов, а также противостоять усиливающейся английской и американской конкуренции. А пять лет спустя на острове Ситка закладывается поселение Новоархангельск, которое довольно быстро становится хозяйственным и административным центром североамериканских владений России.

Монет и ассигнаций в обороте катастрофически не хватало. Поэтому в начале своей деятельности компания вела расчет с рабочими на основании так называемого полупая, то есть расчет с добытчиками производился добытой ими же пушниной. Таким образом у последних накапливалось значительное количества «свободной» пушнины, которая могла уйти в руки иностранных купцов, что для компании, разумеется, было крайне нежелательно.

Желая получить в свои руки всю добываемую пушнину, компания с 1803 года начинает расплачиваться с рабочими металлическими деньгами, постепенно отменяя полупай. Для этого требовалось большое количество монеты, которую, во-первых, было трудно транспортировать в такую глушь, а во-вторых, дошедшие монеты осели бы у местного населения, так как оно охотно использовало монеты для изготовления наконечников копий и стрел, а также в качестве грузил.

В главном правлении компании было решено монеты на Аляску не высылать, а разрешить выпуск специальных денежных знаков из пергамента (недубленой кожи животных).

Первый выпуск кожаных денежных знаков на Аляске в 1816 году на тюленьей коже включал знаки достоинством 1, 2, 5, 10 и 20 рублей.

До 1826 года было выпущено 10 000 единиц на сумму 42 000 рублей. В 1826 году компания выпустила новые марки взамен обветшавших на сумму 30 000 рублей. В этом выпуске не было знаков достоинством 2 и 20 рублей, но зато появился знак 25 рублей. Для удобства в расчетах имела хождение и разменная монета: 10, 25 и 50 копеек.

Операции с ракушками
История сохранила имена финансовых гениев, которым удавалось проводить успешные валютообменные операции на ракушках каури, а то и продать за них целиком какое-нибудь государство. Так, в Африке король Нассакама в 1850 году продал свою страну «Африканской компании» за 300 тысяч каури ежегодной пенсии. А в 1860 году один состоятельный человек из племени ашанти обменял все свое состояние в каури по курсу один доллар за 85 связок ракушек. Делец прождал 36 лет, когда за один доллар можно было купить 216 связок, снова выменял свои доллары на каури и стал самым богатым человеком в племени.

Как же различались кожаные денежные знаки? Своей формой и цветом знаки крупных номиналов напоминали русские ассигнации, выпущенные по указам 1786 и 1787 годов. Например, десятирублевая марка имела розовый цвет, а пятирублевая — синий. Разменные марки, заменявшие металлическую монету, имели цвет слоновой кости. По форме они приближались к монетам, будучи более или менее округлыми. Дырочки в верхней части, срезанные два или все четыре угла облегчали опознавание знаков аборигенами, да и зачастую неграмотными рабочими компании.

Спиртовые деньги

Не будем утомлять читателя рассказом о других заменителях денег: ожерельях из перьев (острова Банкса), сверточках с пюре из маниоки (Мексика), грецких орехах (Тибет), мерке рисовых зерен (Суматра) и связке альпаковых одеял (Чили). Остановимся на хорошо знакомом примере — спиртовых деньгах.

Придумали их, как это ни странно, не в России. По свидетельству Юлиуса Липса, туземцы берега Лоанго признают единственную валюту — тростниковый ром. В дождливое время года одно яйцо стоит там полстакана рома, а в засушливый период — целый стакан. Козу можно купить за три бутылки рома. Айны платят за товар рисовой водкой, которую импортируют из Японии. Ну а в России в безмонетные периоды нового времени водка становилась не просто твердой «жидкой валютой», но еще и приобретала сакральное значение, заставляющее забыть о реальном соотношении ценностей предметов, вымениваемых на спиртное.

Автор: Алексей Савин

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here