Когда хуже не будет?

0

Сергей Бодрунов,

президент Вольного экономического общества России, президент Международного Союза экономистов.

Уважаемые читатели!

Иногда, когда смотришь на новые данные аналитиков, действия политиков, проекты экономистов, отвечающих за состояние экономик не только целых стран, но и всего мира, нарастает ощущение, что антиутопия нам не грозит, потому что мы уже живём в ней: пост-индустриальный пост-модернизм пронизал все, а в наибольшей степени – головы.

Вот только несколько заголовков последних недель в ведущих международных экономических СМИ: «Дональд Трамп собирается купить Гренландию», «Глобальное нападение на свободу слова происходит одинаково и в диктатурах, и в демократиях», «Мир не выдержит грозящего повышения уровня океана», «Как обмануть технологию распознавания лиц», «Робот Фёдор доставит на МКС тульские пряники», «Как политика Центробанка позволила России избежать более глубокой рецессии».

И если когда-то я был готов подписаться под нетленными строками классика:

«Не дорого ценю я громкие слова,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспаривать налоги,
Или мешать царям с друг другом воевать.
И мало горя мне, свободно ли печать
Морочит олухов, иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.
Всё это, видите ль, слова, слова, слова…»,

то сейчас слова меня серьезно беспокоят, особенно в том смысле, в котором они расходятся с тем, что делается помимо слов. И на это, пожалуй, можно было бы не обратить внимания, с усталой улыбкой, что, мол, с бюрократией России всегда не везло, если бы речь не шла о таких процессах, которые, вырывая с корнем застарелые экономические практики, весьма вероятно, приведут к глубоким цивилизационным изменениям.

Эти изменения – не просто текущие «усовершенствования», происходящие каждодневно. Мы стоим в начале качественных трансформаций, которые формируют глобальные вызовы для будущего социально-экономического развития. И когда мы это осознаем, нам становится легко понятна – на первый взгляд, бессистемная, полубезумная – экономическая и политическая повестка, отраженная даже в самых респектабельных мировых изданиях в таком виде, что создаётся ощущение, будто попал в роман-антиутопию.

Представляется, что у нас, в России, из-за отсутствия системного осознания, научного, мультидисциплинарного подхода к оценке глубоких  мировых трансформационных процессов, мы видим и недооценку, и некоторую робость (едва ли это можно назвать нежеланием) в осуществлении адекватных шагов. Несмотря на призывы верхнего эшелона власти, важнейший цивилизационный переход, который осуществляет (хотя – и с большим трудом, и часто без должного понимания) весь мир, у нас отражается  все еще пока больше бумажными (в виде государственных документов) и разговорными (в прессе) жанрами, «эссе» о техническом прогрессе да разрозненными упоминаниями о тех или иных аспектах этих изменений, зачастую взятых под кальку из западных отчётов.

В то же время надо четко осознать, что все эти вещи, наводнившие СМИ (роботы, компьютеры, интернет, новые источники энергии, цифровые и нанотехнологии, криптовалюты, блокчейн, даже растущее неравенство), есть следствия, блоки, элементы происходящего на наших глазах, но не до конца осмысленного (и обществом, да и научным сообществом) сдвига.

Необходимы глубокое теоретическое осмысление существующих трендов и практические идеи, из них вытекающие. Осмысленные, положенные на строго научную основу. На это был нацелен и прошедший недавно Московский академический экономический форум (МАЭФ), проведенный Вольным экономическим обществом России и Российской академией наук, итоги которого мы продолжаем анализировать и систематизировать, в том числе и в этом номере журнала. Так, одна из тем, вынесенных на обложку – нынешняя стагнация, – оценивается у нас именно как признак качественных изменений материального производства, кризисной точки развития мировой экономики, связанной с началом перехода к знаниеемкой индустрии, ведущей к рождению нового качества экономики и общества – нового индустриального общества второго поколения.

Отсюда вытекает и все остальное: генерируемые знанием новые НБИКС-технологии, необходимая для знаниеинтенсивного прогресса интеграция производства, науки и образования, неизбежность курса на основанную на высоких технологиях реиндустриализацию, возможность опережающей (в случае получения и освоения надлежащих знаний), а не догоняющей траектории развития российской экономики – перечень легко продолжить.

И если попытаться на основе серьезных теоретических построений следовать требованиям этого качественного перелома, то хуже, точно, не будет. И есть немалый шанс, что будет лучше. Главное – его не упустить.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here