Абел Аганбегян: ТЭК перестанет быть двигателем экономики России

0

Абел Аганбегян,

Академик РАН

– Большинство развитых стран объявили о достижении углеродной нейтральности к 2050 году, Россия – к 2060 году, есть страны, которые планируют достигнуть ее к 2070 году. Это обозримый срок. Если речь идет об углеродной нейтральности, большое значение имеют последствия углеродных выбросов со стороны топливно-энергетического комплекса. Они дают парниковый эффект, что влияет и на климат, и на загрязнение атмосферы, воды, суши.

Для России это особенно важно, потому что у нас топливно-энергетический комплекс, производство нефти, природного газа, угля и их переработка, – он более развит, чем в других странах. Доля России в мировом валовом продукте по паритету покупательной способности составляет около 3%. По рыночной оценке в долларах немного более 1%. Доля России в мировом топливно-энергетическом комплексе – 10%. Втрое больше.

Топливно-энергетический комплекс играет для нашей страны фантастическую роль. Ни в одной крупной стране мира (может быть, кроме стран ОПЕК, Саудовской Аравии) такого и близко нет. Если взять долю нефти, газа, угля и всё, что на их основе производится, инвестиции в них, перевозка, финансовые потоки вокруг этого, то весь этот комплекс – это примерно 25–30% всего валового продукта России. Он серьёзно влияет на наше социально-экономическое развитие. Подъём с 1999 по 2008 годы был наполовину связан с увеличением цен на нефть в 8 раз (с 12 долларов за баррель нашего сорта нефти до 95). С 2000 года мы получили полтора триллиона долларов даром как подарок от мирового рынка из-за повышения цен не только на нефть, но и на газ, и на металл. Это был двигатель экономики. Если исключить влияние топливно-энергетического комплекса, то за 30 лет новой России наш валовый продукт сократился на 10%. В промышленности, вы знаете, мы по уровню ещё не достигли 1990, по валовому внутреннему продукту мы его превзошли на 15%. Мы значительно прирастили добычу нефти, добычу природного газа, остались примерно на уровне советской России по углю и по производству электрической тепловой энергии.

В последние 10 лет топливно-энергетический комплекс оказывает скорее отрицательное влияние на наши темпы роста – из-за значительного снижения цен на нефть. В 2012 году это было – 112 долларов за баррель, в дальнейшем – около 65 долларов за баррель. Экспорт снизился.

В то же время задача перехода к углеродной нейтральности требует существенных изменений, в том числе и внутри топливно-энергетического комплекса. Изменения происходят на наших глазах. Увы, не в связи с климатом и идеями устойчивого развития, а в связи с санкциями, которые на нас накладывают. Европа официально на 92% сокращает потребление нашей нефти. 8% – это Венгрия, Словакия, Болгария – южная ветвь трубопровода «Дружба», который Европейский Союз на год-два оставляет, по-видимому. Неясно, когда это прекратится. Есть неофициальная поставка в Европу нефти, но она не очень большая по сравнению с трубопроводом. Грубо говоря, мы сократим поставку нефти в Европу на 90 миллионов тонн. Часть этой нефти мы можем перенаправить в Индию, Китай, некоторые другие страны. Но, по моей оценке, добыча нефти сократится в стране минимум на 40 миллионов. По газу дела обстоят гораздо хуже, сокращение будет примерно 100 миллиардов кубов. Европа полностью отказалась, вы знаете, от российского угля, Япония частично сократила – до 30 миллионов кубов. Поэтому у нас топливно-энергетический комплекс существенно просядет. Наш прямой убыток, только если считать первичные топливно-энергетические ресурсы, – это 45 миллиардов долларов в год, а если считать и нефтепереработку, это 50 миллиардов долларов в год. Мы же вынуждены делать дисконт на российскую нефть в 20–25% и оплачивать грузовые перевозки. Если всё это посчитать,  наш убыток в долларах составит немногим менее 100 миллиардов, или чуть более  2% ВВП.

Венесуэла начала поставки топлива в Европу, скоро начнет в США. Увеличит поставки топлива Иран. Европа заключила с Катаром 25-летнее соглашение о поставке природного газа. ОПЕК решил увеличить добычу нефти после посещения Байденом Объединённой Саудовской Аравии. Думать, что Европа экспортировать из России 40% газа – это наивно. Они найдут другие источники, и мы останемся без спроса.

Мы увеличивали добычу нефти до 2019 года. Потом  резко снизили добычу, и в 2022 снижение будет еще больше. По независящим от нас причинам добыча нефти в России существенно сократится.

Сейчас все заняты альтернативными источниками энергии, но если мы возьмём всё-таки основополагающее положение ООН об устойчивом развитии, то цель седьмого пункта – это чистая и недорогая энергия. Нельзя добиваться целей за счёт значительного удорожания энергии. Нужно больше смотреть не на экономические показатели. Ведь наша цель – чтобы уровень жизни людей рос, для этого нужен социально-экономический рост. Для того чтобы обеспечить социально-экономический рост в условиях, когда топливно-энергетический комплекс перестанет быть двигателем нашей экономики, надо думать о перестройке, ускоренном социально-экономическом росте за счёт других драйверов. Это приведёт к снижению доли топливно-энергетического комплекса к концу 2030 гг в ВВП России – с 30% до 15%.

 По материалам научного форума «Абалкинские чтения» на тему: «Изменения климата и экономика России: тенденции, текущие реалии, прогнозы», 8 июня 2022 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here