Александр Некипелов: «Инфляция поможет перейти на траекторию роста»

0

Александр Некипелов,

директор Московской школы экономики МГУ имени М.В. Ломоносова, академик РАН, вице-президент ВЭО России

Особенностью нашей экономики является особая роль топливно-энергетического сектора. Что влечет за собой определенные последствия – в частности, повышенный уровень волатильности мировых цен делает нас весьма уязвимыми к шокам со стороны спроса: у нас доходы бюджета серьёзно зависят от цен на нефть.

Ключевая проблема, которая стоит перед такими странами, как наша, состоит в правильном выборе макроэкономической модели, которая бы обеспечивала оптимальный баланс между решением текущих проблем, связанных с внешними шоками со стороны спроса, и долговременным развитием экономики, её диверсификацией.

Накануне коронавирусной пандемии ситуацию – вкратце, разумеется, – можно охарактеризовать таким образом. Низкий уровень госдолга по мировым меркам. В денежно-кредитной сфере накоплены крупные золотовалютные резервы. Профицит ликвидности при достаточно высокой процентной ставке. Низкий уровень инфляции, высокая волатильность валютного курса. Сохранялся крупный актив текущих статей платежного баланса. Плюс ко всему мы действительно находились в состоянии длительной стагнации производства и потребления и крайне низкого уровня инвестиционной активности.

Что нового внесла пандемия? Российская экономика испытала три основных шока. Это шок со стороны предложения, связанный с тем, что пришлось останавливать производства для борьбы с распространением инфекции. Это микроэкономический шок, связанный с изменениями в структуре самого производства. Плюс – шок, связанный с беспрецедентным падением цен на нефть, шок со стороны совокупного спроса.

К чему приводит такая комбинация шоков? Первые два шока создают стагфляционное давление, то есть способствуют тому, что рецессия сопровождается ростом инфляции. Понятно, что сокращаются налоговые поступления, резко обостряются и социальные проблемы и проблема балансирования государственного бюджета. Во всех странах сейчас проблемы финансирования государственных расходов выходят на передний план.

Возникает вопрос, как балансировать бюджет. Возможностей здесь немного. Можно использовать государственные резервы в валюте. Это разумная мера. Нужна продуманная программа, нацеленная на государственный импорт потребительских благ, в том числе и лекарств, товаров производственного назначения. Теоретически возможно увеличение внешнего долга, но в этом я особого смысла не вижу в условиях, когда у страны имеются достаточно серьезные валютные резервы.

Остаётся вопрос об увеличении внутренних заимствований государства. Но к чему может привести увеличение внутренних заимствований, если оно не будет сопровождаться другими мерами? Оно может оказывать давление вверх на процентную ставку и содействовать вытеснению частных инвестиций. Учитывая, что у нас и так с инвестициями дело обстоит неважно, допустить такого рода эффект было бы неразумно. Что можно сделать? Необходим ответ со стороны денежно-кредитной политики. Я считаю, что нужно резко снизить до 2-3% ключевую ставку; снизить до нуля процентную ставку по депозитам коммерческих банков в Центральном Банке, чтобы эти средства пошли в экономику. Нужно произвести выкуп Центральным Банком с той же целью своих облигаций у коммерческих банков. Низкая процентная ставка, конечно, приведет к увеличению денежного предложения, к резкому сокращению средств на счетах предприятий реального сектора. Но рост денежного предложения будет содействовать и увеличению степени загрузки производственных мощностей. Одновременно нужно активизировать, а не свертывать крупные государственные инвестиции с привлечением частного сектора. И, кроме всего прочего, обязательно дополнить это мерами по введению ограничений по капитальным статьям, в частности, по введению налога Тобина.

Будет ли в этих условиях инфляция? Конечно, будет. Сам характер шоков предопределяет неизбежность инфляции. Но главная задача макроэкономической политики – это поддержание сейчас производства и занятости, создание условий для предотвращения массовых неплатежей и долгового кризиса. Что касается уровня годовой инфляции, его повышение вплоть до 10% не будет представлять угрозы. Такая инфляция сыграет роль «смазки» и поможет перейти на траекторию роста.

По материалам онлайн-сессии заседания Московского академического экономического форума (МАЭФ-2020) на тему:«Постпандемический

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here