Александр Сергеев: нас толкают в старый технологический уклад

0

Александр Сергеев,

сопредседатель МАЭФ, президент Российской академии наук, академик РАН, доктор физико-математических наук, профессор

– Мы находимся в условиях гибридной войны, в которой экономическая компонента играет существенную роль. Обсуждая развитие нашей экономики, взаимодействие её со всем миром, мы должны понимать, что могущественные силы на так называемом коллективном Западе приняли курс на существенное давление на нашу экономику, если не сказать, на удушение нашей экономики. Это и война в финансовом секторе, и торговая война, и война с нашим производственным сектором, и технологическая война. И всё это произошло очень быстро, требует быстрых решений от нас, от нашего правительства. И здесь роль ведущих учёных экономистов должна быть очень большой.

Мы видим, какие гигантские усилия наше правительство предпринимает для того, чтобы смягчить санкционную экономическую войну. Наша экономика демонстрирует устойчивость, которую наши соперники не ожидали. Важный вопрос, хватит ли нам этой устойчивости, потому что мы видим, что санкции – это надолго, сумеем ли мы сохранить эту устойчивость для перехода, по существу, в новый режим функционирования нашей экономики. Главная задача – обеспечить переход в новый режим функционирования нашей экономики при минимальных потерях и в производственном секторе, и в занятости, и в социальной сфере. Мы понимаем, что предприятия должны функционировать, люди – работать, социальная сфера –обеспечивать удовлетворение нужд, должна быть обеспечена продовольственная безопасность, и всё это – важнейшие задачи, которые легли сейчас на плечи правительства и руководства страны.

У экономической науки сейчас особое значение. Решения должны, по существу, браться с колёс, и для этого – быстро рассчитываться различные варианты в условиях огромной неопределённости.

Мы понимаем насколько глубоко экономика России была встроена в мировую экономику, и насколько болезненными оказываются эти производственные, экономические, финансовые разрывы. Мы помним прекрасно потери, которые страна понесла в начале 90-х гг. XX века от разрыва экономических связей, как тяжело и как долго потом пришлось в новых условиях восстанавливать эти связи. И мы должны обязательно использовать тот опыт, который у нас есть, для того, чтобы не допустить такого падения экономики, которое было в 90-х гг. Мы, безусловно, должны находить и новые цепочки поставщиков, и потребителей нашей продукции, модернизировать логистические связи. Необходимо как можно скорее и эффективнее решить задачи импортозамещения.

Огромная задача – это вопрос борьбы с технологическим занавесом. Понятно, что это стратегический замысел наших соперников. Потому что современный мир движется вперёд путём развития технологий, и ограничение технологического развития – это тормоз для развития страны в целом.

Фактически нас толкают на не то что на стагнацию в области современных технологий, а  на движение назад – в старый технологический уклад. Мы должны выстраивать отношения между реальным сектором экономики и наукой для того, чтобы поддержать наш технологический уровень. Надо признать, что в ряде случаев, придётся немного откатиться назад в части технологий, но, может быть, этот шаг позволит сделать быстрые шаги вперёд.

Я просто хочу привести пример – это вопросы, связанные с импортозамещением медицинской техники. По передовой медицинской технике (речь идёт, скажем, о различной технике визуализации, томографов, радиационной терапии, лучевой диагностики) мы в основном оснащены установками, которые пришли из-за рубежа. Так получилось, что это были передовые разработки, и мы все с вами хотели диагностироваться и лечиться на лучшем оборудовании, которое есть в мире. В результате зависимость очень существенная, которая является предметом беспокойства, потому что при отказе в каких-то компонентах, в запчастях, при отказе в дальнейшем использовании софта мы можем оказаться в ситуации, когда значительная часть нашего медицинского оборудования выйдет из строя. Здесь надо как можно быстрее обеспечить импортозамещение. Но те разработки, которые у нас есть уступают самому передовому уровню, и ведутся дискуссии, а что нам делать, – продолжать опираться на поставки, может быть, со стороны поставщиков из других стран или решить проблему по созданию российской медицинской техники. У нас есть хорошие разработки, которые годами не внедрялись именно потому, что не было интереса у нашего реального сектора экономики при свободном доступе оборудования из-за рубежа. Мы предлагаем сейчас целый ряд таких разработок, которые могли бы обеспечить нашу медицину современными техническими средствами. Но мы не сможем, как Siemens или Philips, производить то, что нам нужно, скажем, в области томографов. С другой стороны, пусть это будет с отставанием на несколько лет, но, в конце концов, надо научиться это делать самим, может быть, действительно пройдя путь не самых передовых технологических решений для того, чтобы следующими шагами продвигаться вперёд и обеспечить паритет.

Здесь важно сказать обязательно о роли науки. Опускается и занавес в области науки. Я не говорю сейчас о взаимодействии учёных с учёными, лабораторий с лабораториями. Институционально мы видим, что накладываются существенные ограничения на развитие нашей науки – и через ограничение участвовать в совместных экспериментах, печататься. Это ограничение, которое было введено, по иностранным базам данных, статей, которые мы делаем – казалось бы, ну что такого? Ну не будет известно о наших работах. Но для учёных это абсолютно недопустимо. Ведь научный мир развивается посредством обмена информации. Если ограничивают твоё присутствие в информационном поле и говорят тебе: «Нет, тебя как бы не видно, тебя больше нет», – то это крайне опасно. И здесь мы должны и работать, и обращаться к нашим коллегам и в финансирующих агентствах, и в министерствах, в академиях наук с тем, чтобы эту ситуацию обязательно изменить.

Мы с вами прекрасно видим то, какие усилия предпринимаются в Соединённых Штатах Америки не только по ограничению международного сотрудничества в науке, но и просто по зазыву российских учёных. Мы видим распоряжения, которые идут со стороны администрации Соединённых Штатов, со стороны Президента, которые готовы сейчас с распростёртыми объятиями принимать российских учёных в критических направлениях, которые должны обеспечить наше технологическое развитие. Это научно-технологический занавес, который пытаются опустить над нашей страной. Мы должны этому противостоять, содействовать развитию международного научного сотрудничества. Те контакты, которые у нас есть на высшем институциональном уровне, а также те контакты, которые есть и продолжают быть и на институциональном уровне с рядом стран, дружественных нам стран, нужно всячески развивать.

Коротко о том, что предпринимает Российская академия наук в условиях новой экономической реальности. Прежде всего, мы понимаем, что прикладные задачи должны занимать всё больше и больше места в деятельности наших академических институтов. Это вопросы, связанные с корректировкой государственного задания. В какой-то мере мы говорим, что академические институты должны взять на себя роль отраслевой науки. И в этом смысле надо дать возможность академическим институтам заниматься без ограничений прикладными исследованиями, а может быть, даже и хозяйственной деятельностью.

Второе обстоятельство – необходимо чётко определить приоритеты. И такие приоритеты в шести направлениях были сформулированы совместно нами и Министерством промышленности и торговли. Это направления: медицинская техника, фармацевтика, второе – это современная химия, третье – биотехнологии, четвёртое – микроэлектроника, пятое – лазерные и оптические технологии, шестое – станкостроение. И по этим шести направлениям созданы совместные рабочие группы. Мы определяем, каким образом максимально быстро и эффективно наука может откликнуться на решение задач импортонезависимости и как максимально быстро те разработки, которые у нас есть, перевести в наши продукты. Мы регулярно информируем правительство об этой работе и представляем наши рекомендации в правительство.

Я говорил о задачах для экономической науки, о задачах для естественных наук, для медицинских наук. А как обстоит дело с задачами для общественно-гуманитарного сектора наук. Мы входим в другое мироустройство. Это процессы цивилизационного масштаба, которые будут приводить к другому распределению и сфер влияния в мире, и сфер сотрудничества. И вопросы, связанные с такими социальными, гуманитарными взаимоотношениями, с поиском нашего места в мире, – они сейчас очень остры. Для наших общественных, гуманитарных наук сейчас пришло время активной работы, чтобы обеспечить достойное место нашей стране в будущем мире.

По материалам IV Московского академического экономического форума, 16 мая 2022 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here