Александр Широв: преимущество России – емкий внутренний рынок

0

Александр Широв,

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член-корреспондент РАН, член Правления ВЭО России

– Если говорить про краткосрочные проблемы, с которыми столкнулась наша экономика, то это, прежде всего, те ограничения, которые были наложены на нас так называемыми недружественными странами. Заметим, что на них в 2021 году приходилось 56% нашего экспорта и примерно 50% импорта. Это в некотором смысле титанические сдвиги в механизмах хозяйствования и взаимоотношений с внешним миром. В краткосрочной перспективе главным фактором, ограничивающим экономическую активность в нашей стране, будет импорт. Ситуация сложилась так, что импорт препятствует развитию нашей экономики. Есть три ключевых канала: это промежуточное потребление, потребление населения и инвестиции. Мы видим, что по отдельным направлениям поставок, например, лекарственные средства или то, что применяется в медицинских целях в промежуточном потреблении, это примерно 63%. Если мы говорим про химию, это более 50%. Машины и оборудование – более 50%. Это комплектующие, промежуточное потребление. Что касается потребления населения, то здесь, например, зависимость от компьютерного оборудования превышает 80%. Зависимость от электрической, бытовой техники – более 70%. Ключевая задача текущей экономической политики – преодоление ограничений по поставкам критического импорта, без которого невозможно обеспечить полноценную работу нашей экономики.

Если говорить об инвестициях, история еще более драматичная, потому что в «машинах и оборудовании» зависимость превышает 85%. Если посмотреть в целом, то в рамках 2022 года снижение поставок комплектующих нашим машиностроительным предприятиям, закрытие торговых предприятий, которые продавали потребительские товары, производимые за рубежом, вычитает из экономического роста порядка 3,5%. Преодолеть это мгновенно, к сожалению, невозможно. Нужно понимать, что мы оказались в ситуации, когда по нашей экономике нанесен сильный удар. Вопрос стоит, в какой степени за счет мер экономической политики мы сможем эти негативные тенденции в ближайшей перспективе преодолеть.

Проблема в том, что недружественные страны контролируют сейчас примерно 55% мирового ВВП и почти 65% результатов научных исследований и разработок в мире. А на те страны, которые являются дружественными, приходится примерно 26% ВВП и всего лишь 18% мировых затрат на исследования и разработки.

Ключевая история – в технологиях. Если мы посмотрим, как сейчас выстроены затраты на исследования и разработки в мире, то понятно, что есть три ключевых направления: это медицина и фармацевтика, цифровой сектор, промышленный инжиниринг, где концентрируется более половины всех затрат на исследования и разработки. Главная проблема состоит в том, что крупнейшие мировые лидеры в области технологических исследований и разработок направляют на эти цели такие объемы ресурсов, что одна такая компания вкладывает больше, чем вся Российская Федерация.

Теперь – про затраты на НИОКР в нашей стране. Принято говорить, что у нас очень низкий уровень затрат на исследования и разработки. Он составляет порядка 1% к ВВП. На самом деле, это не вся правда. Потому что еще почти столько же или даже чуть больше наши государство и компании тратят на импортируемые результаты исследований и разработок. Но что это в текущих условиях означает? Что нас отрезали или пытаются отрезать от большинства достижений в области исследований и разработок в мире. Как мы можем на это реагировать? Первое направление – это увеличение затрат на исследования и разработки. Второе – это расширение кооперации с теми странами, которые являются дружественными. Но что значит «увеличение затрат на исследования и разработки»? Если, условно говоря, мы снесем какое-то здание и выдадим тому, кто его снес, 1 миллиард долларов, скажем, чтобы здание стояло на месте, к сожалению, этого не произойдет. Нам нужно выстраивать вертикаль научно-технологического развития: фундаментальная наука, прикладная наука, инжиниринг и бизнес. Беда состоит в том, что у нас пока этой вертикалью некому управлять. То есть мы, как научное сообщество, как государство, до конца не можем сформулировать цели научно-технологического развития. И эта проблема, которую нужно решать в кратчайшие сроки.

В мире существуют всего две модели формирования научно-технологического развития. Первая – это когда страна имеет высокий уровень внутренних затрат на исследования и разработки и относительно низкий уровень затрат на импортируемые технологии. Это пример Кореи, где 4,5% ВВП – это внутренние затраты и 2,5% они собирают с мира. Или есть пример Польши, где внутренние затраты на исследования и разработки порядка 1%. Но зато они с мировой экономики снимают 2-2,5% и имеют около 3% совокупных затрат. Понятно, что второй вариант для нас не подходит. И альтернативы увеличения внутренних затрат на исследования и разработки не существует. Вопрос – в какой степени мы используем кооперацию с дружественными странами и каким образом мы формируем институционально нашу научно-технологическую политику.

Наша экономика очень простая. Простая экономика формирует мало доходов. Простой пример с нашей нефтянкой. С учетом тех ограничений, которые на нас накладывают западные страны, объем добычи и экспорта нефти является избыточным по отношению к тому, что требуется нашей экономике. С другой стороны, мы не можем тот объем нефти, которой не потребляется мировой экономикой, использовать у себя внутри, потому что у нас нет таких потребностей. Мы видим, что цепочка создания добавленной стоимости в нефтянке у нас достаточно короткая. На нефтехимию, которая является продуктом высокого передела, приходится всего 7%. Переработка в последнее время сильно продвинулась и это были крупные инвестиции. Но опять же она ограничена с точки зрения использования экспортного канала. Поэтому задача состоит в том, чтобы эти цепочки удлинять, расширять кооперацию, вовлекать регионы, получать за счет этого дополнительные доходы. Главное преимущество, которое есть в российской экономике, это преимущество внутреннего рынка. В настоящих условиях внутренний рынок – это фундаментальный фактор экономического роста. Мы пока не использовали наше пространство для активного экономического роста. И за счет этого фактора мы и можем преодолеть те ограничения, с которыми сталкивается наша экономика.

Научно-технологическое развитие – это не просто разговор про отдельные технологии, научные достижения. В конечном счете, это понимание того, как наука, технологии влияют на экономическое развитие. И в этих условиях задача научно-технологического прогнозирования становится очень важной. Я представлю результат наших расчетов, который показывает потенциал вклада отдельных технологий в экономическую динамику в период, условно говоря, до 2045 года. Исходим из того, что долгосрочная перспектива развития все-таки не так сильно зависит от конъюнктуры, а больше – от того, как у нас меняются производственные мощности, технологии, что происходит в сфере демографии. Мы видим, что ключевой вклад в экономическую динамку в период, условно говоря, до 2035 года может вносить как раз использование внутреннего рынка, модернизация экономики на этой основе. А дальше, если доходы, которые будут сформированы в этот период, будут направлены на изменение уровня затрат, повышение эффективности экономики, повышение производительности труда, то, соответственно, резко начинает возрастать вклад той самой качественной компоненты, которая и описывает технологические сдвиги.

Если говорить про отдельные технологии, их возможное влияние на экономическую динамику, то наибольший общий вклад внесут технологии цифровизации, связанные с композиционными материалами (металлургия, химия, сельское хозяйство, технологии в области машиностроения и транспорта).

Выводы. Ключевое направление ограничений для нашей экономики, которые возникли в результате решений недружественных стран, – это, безусловно, критический импорт. Обеспечение экономики этим импортом – сейчас одна из основных задач. Соответственно, в среднесрочной перспективе эта задача меняется на задачи реализации потенциала научно-технологического развития. Кооперация с дружественными странами – это опять же важнейшее направление. Нужно перестроить нашу научно-технологическую деятельность. Ключевыми направлениями преодоления технологического отставания являются такие сектора как медицина, фармацевтика, цифровые технологии, промышленная инженерия. Важным преимуществом России является емкий внутренний рынок и большая территория. Этот фактор, конечно, нужно задействовать. Да, мы потеряем в эффективности, по-видимому, в ближайшие годы будем разменивать качественные ресурсы на массовые, как говорил академик Яременко. Но возможности для купирования значительной части  проблем, с которыми мы сейчас столкнулись, в нашей экономике есть.

По материалам IV Московского академического экономического форума, 16 мая 2022 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here