Борис Порфирьев: «Россия может не войти в пятерку ведущих экономик мира»

0

Борис Порфирьев,

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академик РАН 

В спектре стратегических проблем развития российского общества центральное место занимают проблемы качества и уровня жизни людей. Необходимым условием их решения является устойчивый рост доходов граждан и максимальное сокращение уровня бедности.

Интегральным показателем роста доходов выступают темпы увеличения ВВП, который представляет собой не что иное, как сумму доходов, полученных за обществом за указанный период. Поэтому перспективы экономического роста, темпы роста ВВП в значительной степени (хотя и не полностью!) предопределяют прогресс в решении задач повышения качества и уровня жизни людей, а, следовательно, и всего комплекса проблем современного российского общества.

В свою очередь, перспективы экономического роста в существенной мере определяются текущими состоянием экономики и качеством экономической политики. Нынешнюю ситуацию следует квалифицировать как затяжную стагнацию: рост ВВП в среднем за 2013-2018 гг. – всего на 0,4%, промышленности – на 0,6%; сокращение инвестиций, розничного товарооборота, экспорта и импорта. Главное, снижение реальных доходов населения, в том числе среднего класса (с 2014 года) – при том что количество трудоспособного населения сократилось почти на 5 млн. человек.

Такая ситуация с точки зрения будущей динамики экономического роста, по крайней мере в краткосрочной перспективе, особенно неблагоприятна, так как выход из стагнации намного сложнее и протяженнее во времени, чем из кризиса. При сохранении таких трендов, прежде всего сохраняющихся скромных темпов роста инвестиций в основной и в человеческий капитал, по прогнозам ИНП РАН, темпы роста ВВП в 2019-2024 годах не превысят в среднем в год 2%; в долгосрочной перспективе (до 2040 года) – уровня 2,3%. В результате Россия к 2024 г. может не только не войти в пятерку ведущих экономик мира, но и опуститься на седьмое место; не обеспечить устойчивого и ощутимого роста располагаемых денежных доходов граждан и существенного ускорения снижения уровня бедности. Иными словами, не обеспечить качественных изменений к лучшему ситуации ни с доходами, ни с модернизацией экономики, предусмотренных президентскими посланием и майским Указом Президента России 2018 года, выполнение которых требует до 2024 годов темпов роста ВВП в 3,7%.

В то же время, перспективы роста, имея в виду не только динамику, но и качественные изменения, у российской экономики, несомненно, есть. По расчетам ИНП РАН, потенциал роста ВВП в период 2019-2025 гг. составляет в среднем в год до 4%.

Солидный резерв экономического роста кроется в инвестициях в кардинальное технологическое перевооружение производства, среди которых особо выделим вложения, во-первых, в модернизацию обрабатывающих производств. Указанные инвестиции позволят существенно повысить производительность труда занятых на этих производствах, среди которых работники с низким уровнем квалификации – и соответственно интенсивности труда – составляют примерно пятую часть, или в среднем в полтора раза больше, чем в странах Европы. Качественные изменения в использовании трудовых ресурсов позволят существенно смягчить отрицательное влияние на динамику ВВП демографического фактора.

Во-вторых, инвестиции в модернизацию ТЭК, значимость которого для устойчивого развития российской экономики трудно переоценить: с одной стороны, как источника доходов от экспорта углеводородов, с другой стороны – как крупнейшего потребителя высокотехнологичной продукции отечественного производства и одного из ключевых источников финансирования модернизации производства и импортозамещения в широком спектре секторов экономики. По оценкам ИНП РАН, снижение зависимости от импорта благодаря реализации инвестиционных программ нефтегазового комплекса способно увеличить темпы роста ВВП в 2020-2024 гг. не менее, чем на 0,2 п.п. а рост добычи и экспорта энергоресурсов – добавить к указанному росту еще 0,8 п.п., тем самым обеспечив дополнительный вклад ТЭК до 1 п.п. роста ВВП в год в период до 2030 года.

Выходя за рамки темы инвестиций, подчеркнем роль финансовых ресурсов как важнейшей частью потенциала экономического роста на перспективу. Уникальность текущей ситуации заключается в отсутствии на макроэкономическом уровне сколь-нибудь значимого дефицита таких ресурсов, которые включают, прежде всего, активы банков (более 90 трлн. руб.), позволяющие увеличить инвестиционные кредиты госбанков в 3-5 раз. Кроме того, имеется порядка 500 млрд. долл. золотовалютных резервов, порядка 40 трлн. руб. сбережения населения и ряд других источников, которых вполне достаточно для ускорения и поддержания устойчивого экономического роста. Для доступности этих ресурсов для бизнеса необходимо продолжить снижение ключевой ставки ЦБ с сегодняшнего уровня 6,5% до, очевидно, 4%. Для эффективного использования этих ресурсов бизнесом нужно сместить акцент в кредитовании от экономических агентов к их инвестиционным проектам, используя институт проектного финансирования.

Крупные инвестиционные проекты в среднесрочной перспективе, очевидно, должны составить пул федеральных проектов, в свою очередь являющихся ключевыми компонентами национальных проектов, которые нужно четко и своевременно выполнять, но эффективность осуществления которых в 2019 году оставляет желать много лучшего. В то же время, необходимо иметь в виду, что сами национальные проекты не являются самодостаточными для полноценной реализации потенциала экономического роста. По расчетам ИНП РАН, даже их исполнение в полном объеме к 2024 году может обеспечить не более 0,8% вклада в темп роста ВВП.

Этого, конечно, недостаточно – требуются эффективные меры регулярной экономической политики, включая бюджетно-налоговую и денежно-кредитную сферы, а также – подчеркнем особо – ее пространственную составляющую. Реализация перечисленных ранее приоритетов в области модернизации машиностроительных производств инвестиционного характера, повышения эффективности экспорта, развития производственной инфраструктуры и строительства жилья будет связана с формированием точек роста в среднесрочной перспективе, прежде всего, в традиционных промышленных регионах (Поволжье, на Урале и в Сибири). Без реализации там крупных инвестиционных проектов обеспечить темпы роста ВВП выше 2% в год вряд ли возможно. Кроме того, с точки зрения интересов устойчивого экономического роста, приоритетами инвестирования являются крупные инфраструктурные проекты, повышающие связанность экономического пространства страны, снижающие издержки производителей и реализуемые в рамках комплексного плана развития магистральной инфраструктуры, предусмотренного майским (2018 года) Указом Президента России.

Реализация указанного потенциала экономического роста сопряжена с рядом существенных ограничений и рисков, в том числе, в сфере экономической политики. Ограничения внутреннего характера связаны, в первую очередь, с тормозящим экономическую динамику и структурно-технологическую модернизацию эффектом избыточно жесткой денежно-кредитной и бюджетной политики (включая бюджетное правило и таргетирование инфляции). Ограничения и риски внешнего характера связаны, прежде всего, с финансовыми и технологическими санкциями западных государств, кумулятивный негативный эффект которых может с наибольшей силой проявиться в середине 2020-х годов; а также растущей неопределенностью развития мировой экономики в обозримом будущем. Последнее качественно увеличивает ценность управления риском и прогнозирования как инструментов экономической политики в средне- и долгосрочной перспективе.

Что касается управления рисками средне- и  долгосрочного экономического развития – усиливается требование к экономической политике по комплексному учету и оценке рисков, а также разработке эффективных мер по снижению (смягчению) указанных и иных ограничений и рисков экономического роста, включая отказ от ошибочных решений. Последнее никоим образом не означает уклонения от принятия решений под предлогом связанного с ним риска ошибки – характерного для многих лиц, ответственных за текущую экономическую политику на федеральном и региональном уровнях, которые с готовностью перекладывают ответственность на руководителя государства. Риск бездействия, особенно в условиях стагнации, превосходит риск ошибочного решения, который можно и нужно минимизировать путем комплексной экспертизы проекта (закона, инвестиций и т.д.). И требование законодателя, и содержание процесса (имея в виду его междисциплинарный характер) предусматривают ключевую роль в организации и проведении такой экспертизы Российской Академии наук, располагающей необходимой базой знаний, спектром и уровнем подготовки специалистов, включая экономистов.

России вполне по силам переломить тенденцию стагнации и выйти к 2024 году на устойчивый экономический рост темпом порядка 4%,что, в свою очередь, обеспечит существенное улучшение качества жизни населения. Согласно расчетам ИНП РАН, по сравнению с 2018 годом располагаемые денежные доходы увеличатся в 2025 году в 1,3 раза, в 2030 году – в полтора раза; доля расходов на продовольствие в структуре доходов домохозяйств сократится, соответственно, до 24% и до 20% против 28,3% в 2018 году; обеспеченность жильем возрастет, соответственно, до 30 кв. м и до 33 кв. м на человека против 25,2 кв. м. Реализация этих перспектив динамичного и устойчивого экономического роста связана с эффективным использованием имеющегося потенциала производственных мощностей, трудовых и финансовых ресурсов, с одной стороны, и смягчением или сведением к минимуму текущих ограничений внутреннего и внешнего характера и рисков будущего развития, с другой стороны. Это, в свою очередь, требует перехода от текущей политики макрофинансовой стабилизации, ориентированной на экономику благосостояния (wealth being) страны, к политике экономического роста и модернизации народного хозяйства, целью которой является реальное благополучие (well-being) ее граждан.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here