«Одна из важных диспропорций, сформировавшихся в современной рыночной экономике — между финансовым и реальным капиталом»

0

Последние десятилетия все ярче проявляют нарастание перманентного системного кризиса, что, правда, признается не всеми. Несмотря на то, что драматическое падение мирового и страновых ВВП, вызванное финансовым кризисом 2008 г., судя по количественным показателям экономической статистики, успешно преодолено, причины и предпосылки, вызвавшие обвал экономик ведущих стран мира, никуда не исчезли. В современной экономике накопилось большое количество противоречий, которые постепенно перестают играть роль источника ее развития, так как их преодоление в рамках существующей парадигмы хозяйствования практически невозможно.

Одной из важных диспропорций, сформировавшихся в современной рыночной экономике, является диспропорция между финансовым и реальным капиталом. Эта диспропорция столь существенна, что мы можем говорить о «гиперразвитии» финансового капитала, которое мы рассматриваем как одну из угроз устойчивости экономики и одну из основных причин ее стагнации.

Начнем с исторического аспекта проблемы.

Как принято считать в классической политической экономии, деньги и порождаемые ими финансовые отношения не являются обязательным атрибутом хозяйственной деятельности. Деньги – результат длительного исторического развития человечества. Они возникли вследствие развития экономики выше некоторого уровня, преодоление которого привело к возникновению устойчивого производства прибавочного продукта, который принял с течением времени форму товара.

Меновая торговля была неудобной и не всегда эффективной, это привело (в некоторых денежных теориях – стихийно, в некоторых – на основе сознательного принятия соответствующего индивидуального или коллективного решения) к появлению денежного эквивалента стоимости (ценности) продукта. Возникла и возможность аккумулировать стоимость в денежных единицах. Это привело к образованию денежных фондов (хотя это и не всегда были деньги в современном понимании – их функции могли выполнять скот, зерно, металлы и другие товары, выступавшие в качестве денежных эквивалентов).

Владельцы таких фондов стали использовать их для извлечения доходов. Источником этих доходов явилась плата за пользование заемными средствами. Например, в одном из первых документальных источников по регулированию экономических отношений – в т.н. Законах Вавилонского царя Хаммурапи – большое количество статей посвящено описанию правил совершения ростовщических операций. Подчеркнем, что первичные деньги (мы понимаем под этим термином в данном случае товар-эквивалент) были локальными. Их оборот охватывал сравнительно обособленные географические области. Таким образом, у разных народов (племен, родов и т.д.) появлялись разные денежные единицы. При взаимодействии этих хозяйственных общностей устанавливался «валютный курс». Деньги возникали «из денег». Это привело к зарождению того, что в будущем стало именоваться финансовым капиталом.

Оказалось, что эффективным (с позиций простоты совершения операций и затрат на преумножение денежных фондов) способом аккумулировать прибыль является совершение именно такого рода денежных сделок. При этом, очевидно, процесс развивался по нарастающей: вложение аккумулированной валютной прибыли в валютный обмен позволяло получать «деньги из денег» существенно проще с точки зрения «трудоемкости», количества усилий, чем усилий по добыче/производству и последующей реализации тех или иных товаров. К этому стоит добавить изобретение связанного с этими процессами займа под «процент», аккумулирование «прибыли будущего». В итоге получило развитие, в силу большей простоты аккумулирования прибыли, ростовщичество. Этот финансовый институт стал весьма эффективным, т.к. он существует не в сфере производства товаров, где создаются человеческим трудом новые ценности, но в сфере обращения денежных фондов, где ценности лишь перераспределяются.

Эта эффективность, естественно, принципиально базируется на несправедливости. В ростовщических финансовых операциях выигрыш одних базируется на проигрыше других. Проникновение института ростовщичества в социальную «ткань» приводит к формированию и других институтов общества на несправедливой основе. Несправедливые финансовые отношения, базирующиеся на ростовщичестве, подчиняют себе прочие институты общества. В первую очередь, как это ни парадоксально, – само производство.

В Европе ростовщичество распространилось в Средние века. Его расширение было связано с увеличением объемов торговых операций и численности купцов, использующих этот разрастающийся финансовый институт, а также с рассеиванием иудейских общин с их традиционным видом финансовой деятельности. Ростовщичество полностью изменило лицо европейской культуры и общественного уклада. В дальнейшем этот финансовый институт стал важным фактором активного развития  капитализма как нового общественного строя.

На начальных этапах извлечение прибыли шло, преимущественно опосредуясь сферами производства и обмена товаров. Соответственно, и инвестиции должны были пройти сложный путь, обязательно включающий стадии производства и обмена. Финансовый капитал был необходимым подспорьем в этом процессе. При этом, еще раз подчеркнем, преимущественную роль играл производительный, промышленный капитал.

Почему так происходило? Потому что первичной была потребность растущего общества в товарах – надо было «одеться и накормиться», что и дало возможность создать возникший на базе этой потребности гениально изобретенный человечеством индустриальный способ производства. Породивший капиталистическое (по Марксу) индустриальное общество.

Стремительный рост промышленного производства формировал потребность общества в развитии финансовых технологий. Появились кредитные организации и соответствующий инструментарий. При этом развитие финансирования как института, финансовых инструментов и технологий, в силу более быстрой оборачиваемости капитала, осуществлялось более быстрыми темпами, чем развитие собственно производства, требовавшего больших затрат и операций для извлечения прибыли.

На данном этапе для своего существования монетизированный эквивалент всё еще не мог обойтись без реального сектора экономики. Финансовые потоки в индустриальном обществе играли очень важную, но все же вспомогательную, обслуживающую роль в воспроизводственном процессе. Но в дальнейшем финансы, будучи первоначально встроенными в процесс производства продукта, постепенно превратились, в силу своей природы, в равноценный, а затем – в превалирующий элемент экономики. Реальный и финансовый сектор постепенно менялись местами. Финансовый сектор, по мере его разрастания, встраивал (и то – только в необходимых случаях!) производство в процесс извлечения прибыли.

Капиталист ориентирован, в конечном счете, не на производство тех или иных товаров (скажем, масла или станков), а на извлечение прибыли, в любой ее форме. Эта форма может быть товарной (например, те же сапоги или огурцы), но лучше – в денежной, которая более удобна и универсальна. В бесконечной цепочке движения капитала произошла смена приоритетов. Вместо Т-Д-Т она приняла форму Д-Т-Д.

Новая формула привела к сдвигу в экономическом мировоззрении: деньги стали рассматриваться не как посредник между товарами, а наоборот. Отсюда – тренд выдавливания производительного капитала (более сложно устроенного и «добываемого») финансовым, подчинившим себе на современном этапе производственный капитал. В современных условиях этот тренд стал настолько значимым, что можно говорить о его фундаментальном влиянии на экономику. Рассмотренный тренд особенно интенсифицируется, начиная с конца XIX века, что отразили в своих работах Р.Гильфердинг, В.И.Ульянов (Ленин) и др. В настоящее время в научных публикациях доминирование финансового капитала над капиталом реального сектора экономики получило название «финансиализации».

Следует понимать, что, поскольку аккумулирование прибыли осуществляется в денежной (наиболее, в силу простоты транзакций, ликвидной) форме, то при достижении пределов насыщения рынка (удовлетворения реальных потребностей), но при неизменном сохранении желания капиталиста получать прибыль, неизбежно происходит изменение характера/типа удовлетворения потребностей и вида рынка. Вместо «рынка покупателя/потребителя» (формирующего преимущественно реальные потребности) формируется и все более растет «рынок продавца», который, в целях создания для себя новых источников прибыли, начинает активно влиять на предпочтения потребителя, в том числе стимулируя формирование и расширение т.н. симулятивных потребностей.

Меняется характер отношений в системе «потребитель – покупатель – рынок – продавец – производитель». И это изменение видно даже «невооруженным глазом». Например, буквально на глазах одного поколения изменился характер рекламных обращений. Если изначально реклама играла роль средства оповещения потребителя о товаре (давала ответ на вопросы: что? где? почём?), то сегодня, как правило, она приобрела довольно навязчивый характер и нацелена на внедрение в сознание потребителя мысли, что без очередного «супер-товара» (и уже чаще всего – симулятивного!) потребитель просто не сможет существовать – если не физиологически, то социально.

Отметим между прочим, что к перечню причин, способствующих возрастанию доминирования финансового капитала, относятся не только обусловленные его собственной природой, но и развитием, как ни покажется странным на первый взгляд, производственного сектора. Здесь мы ведем речь о создании качественно новых технологий и их активном применении в финансовой сфере. Данные трансформации, с одной стороны, этим прогрессом обусловлены, с другой, финансовый капитал, как более гибкая и динамичная форма капитала, их более активно и результативно использует.

Большая гибкость и динамичность финансового капитала обусловлена различиями в инвестировании в разные сектора экономики. Между технологическими вложениями финансовых и производственных капиталистов имеется определенная разница. Промышленник-капиталист, как и финансовый капиталист, стремится к максимуму прибыли. В этой связи он минимизирует издержки; он будет, однажды освоив в производстве (сделав вложения в технологию и оборудование) некий продукт, производить его без изменений, «снимая сливки» (по Ф.Котлеру), до тех пор, пока не будет достигнут предел насыщения рынка данного продукта, пока не произойдет насыщение потребности, пока не окупятся технологические инвестиции. Или, если он промахнулся с направлением вложений, пока не подтолкнет конкуренция. И только после этого будет инициировано усовершенствование, будет сделана инновация.

Теперь – о другой стороне финансиализации: о ее негативном влиянии на прогресс технологий, экономики и общества. Финансиализация, будучи вызвана к жизни в немалой степени прогрессом технологий, как и всякий паразит, начинает пожирать то тело, на котором и благодаря которому она выросла, вызывая перелив капитала из сферы материального производства (в том числе – инновационного) в сферу финансового посредничества. Но это не все. Она не только, в силу своей природы, вынужденно поддерживая и – да, время от времени ускоряя инновационный процесс, при каждой возможности, однако, тормозит развитие материального производства. Более того, она ориентирует его, как мы показали выше, на удовлетворение симулятивных потребностей и, тем самым, в немалой степени способствует экспансии последних.

Проделанный нами в книге «Ноономика» сценарный анализ показывает, что растущая финансиализация, отражая сложившиеся к настоящему времени общественно-экономические реалии, способствует в силу своей природы ускоренному движению цивилизации к глобальному кризису.

Очевидно, что необходимо изменение парадигмы социального и экономического развития. Сегодня возникла настоятельная, жизненно важная и объективная потребность в «ограничении капитализма», рационализации потребностей общества и способов их удовлетворения, переходе (при сохранении и развитии индустриального способа производства для удовлетворения реальных потребностей людей и отказе от наращивания потребностей симулятивных) к новому индустриальному обществу второго поколения (НИО.2).

Эта теоретическая конструкция имеет абсолютно практический приклад – для нас, для России сегодня, для оценки трендов ее и мирового развития. Доминирование финансового капитала в России, возникшее и постоянно усиливающееся после развала СССР – основная, глубинная причина состоявшейся деиндустриализации и отката страны в социально-экономическом развитии на десятилетия.

Отсюда следует вывод, что требование ограничения финансового капитала в современной России должно рассматриваться как фактор реиндустриализации, необходимой для перехода к НИО.2. Без смены парадигмальных приоритетов декларируемые цели промышленной политики так и останутся красивыми лозунгами. Без эффективного контроля и целенаправленного управления финансовыми процессами не удастся создать предпосылки для перелома в технологической модернизации национального хозяйства и экономического лидерства в будущем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here