«Рост доходов 2018 года закончится в 2019-м»

0

Игорь Николаев
Директор Института стратегического анализа, ФБК Grant Thornton

В этом году рост действительно есть, благодаря той накачке деньгами, которая у нас была в феврале: одни реальные зарплаты, как известно, выросли почти на 10,5%, так что в целом по году мы получим плюс. Другое дело, вероятно, в этом году всё и закончится. Тот рост реальных доходов населения, о котором мы мечтали четыре года, пока они падали, начавшись в 2017-2018 годах, закончится в 2019 году, потому что мы видим, насколько неустойчивая, если так мягко выражаться, ситуация в экономике, тем более, с новым витком санкционного противостояния.

И что? А вообще можно ли надеяться, что при падающей экономике может быть рост доходов населения? Теоретически и не только теоретически – да. Вспомним 2009 год: экономика – минус 7,9% по ВВП, а у нас били себя в грудь и говорили, мол, смотрите, экономика падает, а у нас зарплаты растут. Другое дело, всегда хотелось спросить: а завтра что будет? Наступило завтра, которое продолжалось четыре года, когда реальные доходы населения падали. То есть, при падении экономики возможен рост реальных доходов населения, другое дело, что он быстро проходит, что жизнь и продемонстрировала: после того, как исчерпали те резервы, чудес уже не происходит, когда при падающей экономике может быть рост реальных доходов населения.

Потом у нас была другая интересная ситуация, когда экономика растет, а реальные доходы населения падают. Вот это у нас с большей вероятностью возможно, как показала жизнь. Даже в 2014 году чисто статистически был рост, а падение реальных доходов населения уже началось. И в 2014, и в 2017 годах экономика росла, а реальные доходы населения снижались.

Вероятность того, что в 2018 году может закончиться тот конъюнктурный во многом рост доходов населения велика. Банальная истина, но если нет экономического роста, то рассчитывать на рост доходов населения не приходится. И тут мы должны вести речь о мерах, которые могут приводить к экономическому росту, а это, конечно, безграничная тема, поэтому я остановлюсь только на двух сюжетах, на которые следует обратить внимание.

Если проанализировать, как у нас менялись составляющие реальных доходов населения, то в 2017 году 65% в них – зарплата, а около 20% – пенсия и социальные выплаты, и это рекордная доля. Даже в советской экономике рекорд был 16% в 1985 году. Такая динамика доходов по прошлому году во многом была предопределена тем, что еще два оставшихся источника реальных доходов – от предпринимательской деятельности и от собственности – снижались очень интенсивно.

Структура, которая сложилась: 65% – зарплаты, 20% – социальные выплаты, и 15% – доходы от предпринимательской деятельности и от собственности – должна обращать наше внимание в том смысле, что люди в гораздо большей степени сейчас стали зависимы от того, сколько им даст государство. Этот патернализм в кризисный период и приводит к такой динамике. Мы знаем, что пенсии не индексировались, как известно, и в 2016 году, и в 2015 году. Всё это отразилось на реальных доходах населения.

Поэтому, если не можете, как говориться, накормить, дать рыбу, дайте людям удочки. Если доходы в большей степени будут зависеть от того, сколько они получают от предпринимательской деятельности, от собственности, то и динамика доходов в целом может быть другой. Пропорцию, которая складывалась, надо разворачивать.

У нас в прошлом году от забастовок было потеряно 89 человеко-дней на всю страну. Это не то что немного, это исчезающая величина. И мы видим контраст, например, с Францией, где протестуют транспортники и другие группы трудящихся. Я не говорю, что об этом надо мечтать, но этот тот механизм, который используется, чтобы поддержать или поднять зарплату, у нас не используется вообще. Понятно почему: люди боятся, что их уволят. Но такая социальная активность сказывается и на динамике реальных доходов, которая у нас есть. Можно, конечно, ставить себе в заслугу всего лишь 89 потерянных человеко-дней от забастовок за год в целом в стране, но, с другой стороны, это говорит и том, что этот институт для отстаивания прав работников, который можно использовать для цивилизованной постановки вопроса и повышения зарплаты, не используется.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here