Сергей Бодрунов: «Текущий кризис серьезнее, чем во времена «испанки»

0

Эксперт РАН, президент Вольного экономического общества России, директор Института нового индустриального развития (ИНИР) им. С.Ю.Витте Сергей Дмитриевич Бодрунов

Та экономическая модель, которая сегодня существует в мире, основана на рынке, частной собственности и на прибыли как главном результате   деятельности. То есть, целевая ее функция – не удовлетворение потребностей людей, в чем они действительно нуждаются, а в извлечении прибыли – любыми способами и любой ценой. В том числе – и через удовлетворение человеческих потребностей, но лишь частично. Отсюда – навязывание людям так называемых симулятивных, фейковых потребностей, удовлетворение которых чаще проще и, с точки зрения капитала, эффективнее. Капитал переливается в такие сферы, снижаются инвестиции в сектор реального производства. Таким образом, все более значительная часть продукта экономической деятельности, производство которого требует, тем не менее, реальных ресурсов, становится симулятивной. Эта модель – чем дальше, тем больше – утрачивает способность справляться не только с циклическим характером развития экономики, но и целым рядом присущих ей принципиальных и глубоких внутренних противоречий. С одной стороны, речь идет о максимизации прибыли. С другой стороны, прибыль получается за счет удовлетворения потребностей людей. Но при этом решение задачи максимизации прибыли приводит к тому, что потребности людей удовлетворяются в той степени, в которой их можно удовлетворить со снятием максимально возможной прибыли. Это значит, что чем дальше, тем больше происходит нарастание реального социального неравенства, расслоение общества. То есть, та часть, которая должна платить (а это – основная страта населения), постоянно платит, но меньше и меньше. А та часть, которая получает финансовый результат экономической деятельности, концентрирует всё больший доход, становится более элитарной и замкнутой. Этот процесс сегодня мы видим в мире вполне отчетливо.

         В целом эта ситуация наблюдалась всегда с момента, как утвердилась нынешняя экономическая модель. Но на отдельных этапах проблема в той или иной мере смягчалась за счет научно-технического прогресса, который временами сдвигал экономическую компоненту в сторону лучшего, в большей степени удовлетворения реальных потребности людей, чем ранее. И таким образом в моменты перехода в новый технологический уклад возникали возможности для смягчения этих противоречий. Однако сегодняшний переходный этап к новому, шестому технологическому укладу принципиально отличается от предыдущих и характерен тем, что нынешнее состояние научно-технического прогресса, учитывая специфику его технологий, не позволяет решить эту проблему в рамках такой модели. Казалось бы, достижения современного НТП уже таковы, что позволяют, скажем условно, более-менее накормить, одеть, обогреть и создать приемлемые условия жизни везде в мире. Но реальность – другая. Наоборот, НТП, ускоряющийся «с ускорением», используется глобальным капиталом в рамках такой модели как инструмент (весьма дорогостоящий и недоступный большинству!) для достижения своих сущностных целей. На практике – для все более ускоренного выкачивания средств из секторов, удовлетворяющих реальные потребности, на финансовые, посреднические и т.п. рынки. И обеднения, на самом деле, слоев населения, не имеющих широкого доступа к капиталу и ресурсам. К расслоению общества. К обнищанию все больших его страт.  То есть, та модель, которая сегодня функционирует, сейчас приводит не к смягчению, а к обострению главных противоречий и ведет в тупик. Более бедные становятся еще беднее, а богатые все больше богатеют. Рано или поздно это приведет либо к социальному взрыву, либо к исчерпанию самой модели. Сейчас именно такая ситуация, поэтому нынешнюю модель необходимо трансформировать, что позволило бы изменить соотношение и принципиальные подходы к реализации удовлетворения потребностей людей.

    Последние постоянно усиливающиеся кризисы отличаются от тех, которые происходили на первоначальных стадиях развития капитализма. Это – не кризисы перепроизводства, в их основе – другая проблема.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here