Сергей Рогинко: климатическая повестка отошла на второй план

0

Сергей Рогинко,

руководитель Центра экологии и развития, ведущий научный сотрудник Отдела экономических исследований Института Европы РАН, кандидат экономических наук

Климатическая повестка, которая на протяжении лет 30 была в топе, с небольшим перерывом на коронавирус, ушла на второй план. Несмотря на то, что она много раз обозначалась в качестве экзистенциальной проблемы, от которой зависит всё существование. А значит она должна быть более приоритетная, чем любой региональный конфликт. Мы видели, что она была более приоритетной, чем, например, конфликт в Ираке с миллионными жертвами, но в связи с событиями на Украине всё поменялось, несмотря на то, что размер конфликта в плане жертв минимум на два порядка меньше.

Что мы сейчас имеем? Евросоюз полностью отвернулся от климатической повестки. Речь идет не только о замене природного газа на СПГ с углеродным следом на 20–30% выше, начался поворот к углю. То же самое происходит и в Великобритании, в которой, казалось бы, угольную отрасль окончательно и бесповоротно похоронила Маргарет Тэтчер. Та же история в США, при зелёном Байдене сжигается больше угля, чем при грязном Трампе. Те же рекомендации дают и международные энергетические агентства: «Переходите на уголь».

Какие могут быть выводы?

Первое. Цели Евросоюза по зелёному курсу к 2030 году выполнены не будут. О чём мы говорим, когда на открытый рынок выброшены квоты на 250 миллионов тонн выбросов. Тем самым европейским предприятиям дано право выбросить больше, чем на 250 миллионов тонн.

Второе. Трансграничный углеродный налог как экономическая проблема серьёзно уменьшился в размерах. Как минимум для нас. Понятно, меньше экспорта – меньше налогов. Но это не значит, что надо расслабиться и забыть о проблеме. У неё колоссальный внешнеполитический потенциал. Против этой инициативы Евросоюза выступает не только Китай, но и Турция, и Бразилия, и Индия. Это союзники, которые нам нужны. Тема трансграничного углеродного регулирования – это реальный ресурс для укрепления отношений с этими странами. Почему до сих пор в нашей власти никто не попытался вывести эту проблему на уровень БРИКС? Вопрос к регулирующим органам.

Третье. Наши имитационные системы углеродной торговли, которые вводились с такой помпой, сейчас потеряли смысл, поскольку изначально смысл презентовался как некое подобие страховки от трансграничного углеродного налога.

Четвёртое. Стоит как минимум задаться вопросом, а насколько наши законы и другие правовые нормы соответствуют нынешним политическим реалиям. Надо понимать, санкции легко вводятся, но отменяются с трудом, а в нашем случае, скорее всего, вообще не будут отменены, поэтому наши проблемы – они надолго, и какой нам смысл быть святее Папы Римского? Так что пора заняться инвентаризацией нынешних норм.

По материалам научного форума «Абалкинские чтения» на тему: «Изменения климата и экономика России: тенденции, текущие реалии, прогнозы», 8 июня 2022 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here