Виноватые есть

0

Пандемия может быть представлена ​​как «стихийное бедствие». Однако глобальная депрессия является продуктом идеологии и влиятельных политических деятелей.

Проф. Джеймс К. Гэлбрейт, член Международного комитета ВЭО России, США; проф. Албена Азманова, Великобритания

Беспрецедентный экономический кризис обрушивается на Европу. Как заявила недавно президент Европейского центрального банка Кристина Лагард Европейскому парламенту, он является самым глубоким в мирное время.

В Соединенных Штатах Федеральный резервный банк сообщает о максимальном падении производства и занятости за последние 90 лет. Всемирный банк предупреждает, что мир находится на пороге самого глубокого спада с 1945 года – до 60 миллионов человек обнищали, причем многие из них – в уже бедных странах.

Лагард поспешила пояснить, что эта огромная человеческая трагедия, по ее мнению, «не является делом чьих-либо рук и в ней никто не виноват» — как будто медицинский кризис сам по себе может превратиться в кризис социальный. Однако данная катастрофа – результат воздействия идеологических и политических факторов.

Маски для лица

Наука теперь позволяет нам редактировать ДНК и обнаруживать гравитационные волны в кривизне пространства-времени. Тем не менее, весной 2020 года правительства богатых либеральных демократий на глобальном севере не смогли обеспечить населений простейшими масками для лица, необходимыми врачам и медсестрам для спасения собственных жизней – и жизней других людей – от коронавируса. Кое-где в Тоскане пациентам старше 60 лет оказались недоступны необходимые им аппараты искусственной вентиляции легких.

В США тестирование было провалено, отложено и по-прежнему недоступно по требованию. Во Франции огромные запасы средств индивидуальной защиты, накопленные для эпидемии H1N1, распродавались, плохо хранились и пришли в негодность. В Соединенном Королевстве и Швеции власти сначала разрешили вирусу вырваться на свободу в стремлении получить «коллективный иммунитет», что обернулось тысячными жертвами.

Это были не просто ошибки или простые случайности: это были политические решения. Они были следствием идеологии, отстроенной за десятилетия. Были грехи действия и грехи бездействия – если вспомнить концепции, разработанные Ханной Арендт, — и их результатом стала хрупкая экономическая конструкция, отмеченная нестабильностью и стоящая на пороге краха.

Грандиозный проект

Сначала были грехи действия. С конца 1970-х годов политические лидеры Запада запустили грандиозный проект, который стал известен как неолиберальный капитализм. Дерегулирование, децентрализация, приватизация, сбалансированные бюджеты и нехватка денег были ключевыми элементами «Вашингтонского консенсуса», достигнутого национальными элитами и международными финансовыми институтами, особенно Международным валютным фондом. Государственные услуги и программы социального обеспечения были сокращены, включая критически важные расходы на здравоохранение.

Первоначально цель состояла в том, чтобы сломить профсоюзы и обуздать инфляцию, пусть и за счет основных производственных мощностей. К 1990-м годам эти цели были достигнуты, и высокий процент сменился новым кредитным бумом с упором сперва на высокие технологии, а затем, в основном, на недвижимость и ипотечное кредитование. Тем временем производство переезжало в Азию, особенно в Китай, где его лелеяли и защищали.

Пузырь субстандартного ипотечного кредитования привел к Великому финансовому кризису 2007-09 гг. После этого во многих странах штурм государственной власти продолжался. Краткосрочные усилия по восстановлению сменились режимом строгой экономии во всей Европе, особенно в Италии, Испании, Франции и Греции, а также в Северной Америке.

Потенциал общественного здравоохранения получил еще один удар, в то время как неолиберальная глобализация сделала еще один шаг вперед. Растущее неравенство было признаком широкого роста социального напряжения: безработица среди молодежи, психические расстройства, самоубийства и эпидемия злоупотребления опиоидами в США. Рост возобновился, но лишь на хрупкой основе увеличения частного и корпоративного долга.

Команда расформирована

Затем были многочисленные грехи бездействия. Например, в 2017 году Европейская комиссия предложила инвестировать больше средств в вакцины через государственно-частное партнерство под названием «Инициатива инновационных лекарств». Но фармацевтические компании возражали, и предложение не прошло.

США, где сейчас заправляет Дональд Трампа, ликвидировали группу реагирования на пандемию в Совете национальной безопасности и сократили финансирование Центров по контролю за заболеваниями. По иронии судьбы, администрация США отозвала из Китая американских ученых, которые выступали в качестве связующего звена с китайскими Центрами по контролю за заболеваниями.

Лагард не сыграла никакой роли в развитии неолиберальной идеи. Она приобрела известность уже после того, как неолибералы взяли под свой контроль бывшие социал-демократические страны Запада, а также страны Центральной Европы и Россию, где их последующее правление породило бедствия, до сих пор не имевшие аналогов нигде в мире. Она далеко не единственный человек в длинном списке виновных.

Но она была министром финансов Франции до Великого финансового кризиса и управляющим директором МВФ в последующий период жестокой экономии. Будучи функционером, преданным идеологии и на протяжении десятилетий замешанным в политике, приведшей к катастрофе, она заслужила свое место в этом списке.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here