Владимир Попов: в России нет биотехнологической промышленности

0

Владимир Попов,

научный руководитель Федерального исследовательского центра «Фундаментальные основы биотехнологии» РАН, академик РАН, доктор химических наук, профессор

Биоэкономика – это экономика, в которой биотехнология обеспечивает значительную часть материального производства. Она основывается на использовании возобновляемых источников биомассы. Необходимо, чтобы биотехнологии проникли во все сферы экономики. Ее основные драйверы – это устойчивое развитие, изменение климата, энергонезависимость, глобальный подъем сельского хозяйства, повышение продуктивности производства.

С чем связан оптимизм по поводу биоэкономики? Буквально за последние 10–15 лет был совершен огромный скачок в развитии новых подходов науки о жизни. Вот некоторые из них: постоянное снижение стоимости секвенирования, синтеза и сборки геномов: мы научились читать книгу жизни довольно бегло. Мы умеем писать эту книгу жизни, то есть собирать геномы. Правда, делаем это медленно и с ошибками, но недавно появились современные системы редактирования, которые позволяют улучшить грамотность. Появилось такое направление, как метаболическая инженерия, когда вы можете перепрограммировать организм, его метаболические циклы и заставить его делать то, что он не делает в физиологических условиях. Например, синтезировать изопрен, допустим, или алкалоиды для синтеза лекарств; то есть создавать клеточные фабрики для синтеза конечных продуктов.

Большие надежды связаны с синтетической биологией, или по-иному ее называют «инженерная». Это внедрение цифры, конвергенция инженерной биологии и глубоких технологий машинного обучения и искусственного интеллекта. Поэтому сейчас то, что раньше казалось фантастикой – мясо из пробирки, искусственный фотосинтез или, допустим, получение пластиков из исходящих газов металлургических производств – все это стало реалиями жизни.

Биоэкономика уверенно шагает по планете. Например, в Китае биотехнологическое производство удваивается каждую пятилетку, но у них правильное плановое хозяйство. Лидером в биоэкономике являются Соединенные Штаты. Биоэкономика там оценивается в 1 трлн долларов и составляет 5% ВВП без мультипликаторов.

Биоэкономика нигде не возникает сама по себе. Это политический государственный проект. Во всех странах, которые успешно его развивают, существуют стратегические документы самого высокого уровня. Очень сильная законодательная поддержка.

Для развития биоэкономики на начальном этапе очень важны прямые и косвенные инвестиции, поддержка НИОКР. Китай каждый год обещает на 7% увеличивать затраты на свои НИОКРы от базы. И в качестве опережающего развития биотеха в Соединенных Штатах затраты на RNDв области биотеха в 10 раз больше, чем в среднем по экономике, и опережают цифру. И, конечно, очень важным инструментом являются госзакупки.

Какова ситуация в Российской Федерации? СССР занимал второе место в мире, контролировал 5–7% мирового рынка биотехнологий. В Российской Федерации это сотые доли процента. У нас проблемы с законодательством. Мы работаем под законом 1996 года. Он тормозит не только развитие отрасли, но и научно-исследовательские работы. Отрасли не было в течение 30 лет, острый дефицит кадров, ученых можно найти, технологов – практически нет. Стандартные вещи – это финансирование НИОКР и проблема с востребованностью инноваций в реальном секторе. Но есть и хорошие новости – это огромная потенциальная сырьевая база. У нас колоссальный избыток зерна, 30–50 млн тонн, по разным оценкам. У нас грандиозные отходы сельского хозяйства, лесного комплекса и ТБО, это где-то 500 млн тонн. У нас много пресной воды, что важно для биотехнологий, излишки пахотных земель, можно посеять все, что угодно. В последние годы инициирована программа по генетическим исследованиям, ФНТП по сельскому хозяйству.

Биотехнологии вместе с новыми аддитивными технологиями и с цифрой – это основа нового технологического уклада. Позволю себе заявить, что биотехнологической промышленности в Российской Федерации не существует. Отставание в этой области чревато проблемами национальной безопасности. Это и продовольственная безопасность, и лекарственная, и возвращающаяся новая инфекция, и потеря традиционных экспортных рынков в связи с переходом зеленой экономики в этот пресловутый Гринн Дил. Для нас важно построение элементов этой биоэкономики. Мы не должны слепо все копировать, что происходит в Европе, допустим. У нас своя специфика. Один размер страны чего стоит. И еще раз подчеркну: биоэкономика и биотех нигде не развивается и не развивался без господдержки. Это, повторюсь, опережающее финансирование НИОКРов в этой области, льготные госзакупки, прямые преференции, а главное, что должно обеспечить государство – это создание новых рынков. Примите завтра закон, запрещающий использование какого-нибудь пластика – и вы тут же получите рынок такого-то объема. Он, правда, будет замещен импортом, поскольку отечественного производства нет.

Нам необходим программный документ высокого уровня, определяющий развитие биотехнологии и биоэкономики в стране. Необходимо создание координационного органа в области биотехнологий, биоэкономики в целом, поскольку это горизонтальная история. Возможно, комиссия по научно-технологическому развитию страны может справиться с этим вопросом. Должны быть запущены крупные проекты в области биотеха с господдержкой по механизму частно-государственного партнерства. Возможно, это биотопливо, производство витаминов, аминокислот, оргкислот, биопластиков на основе нашей огромной сырьевой базы. Или, допустим, такой проект, как получение белка одноклеточных, растущих на природном газе. Технология была реализована еще в Советском Союзе. Экспортный потенциал – примерно 30 млрд долларов, это больше, чем наш оружейный экспорт. А переработать газа мы можем больше, чем сейчас экспортируем в Германию. Поэтому сейчас обсуждаются государственные проекты особого значения. Биотехнология может стать, очевидно, одним из таких. Я не знаю, насколько действительно зеленым, ярким будет это будущее, но то, что оно точно будет иметь зеленоватый оттенок – в этом я абсолютно уверен.

По материалам пленарного заседания МАЭФ-2021 на тему: «Глобальная трансформация современного обществаи национальные цели развития России»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here