Яков Дубенецкий: «Мы намного отстали: мы или пробежим это расстояние за 10-15 лет, или нас сомнут».

0

Яков Дубенецкий,

председатель ревизионных комиссий ВЭО России и Международного Союза экономистов, руководитель Центра инвестиций ИНП РАН, профессор

Массовая бедность и неудовлетворенность жизнью главным образом из-за продолжающегося уже почти три десятка лет игнорирования острейших задач материального производства (под убаюкивающий шелест сказок о том, что рынок все наладит) создают обстановку движения к масштабным социальным конфликтам, которой с превеликим удовлетворением неизбежно воспользуются как внешние, так и внутренние «доброжелатели» России.

Правильно сказано одним из публицистов, не надо давать людям подачек (как это предпринято в последние времена), дайте им возможность достойно зарабатывать для достойной жизни. Именно этим определяется критическая актуальность масштабной реиндустриализации страны на основе стратегического планирования, активной промышленной политики и подпирающей её (соединяющейся с ней) денежно-кредитной, бюджетной и в целом финансово-экономической политикой и практикой. Такой подход к актуальности ситуации с необходимостью безотлагательных мер по развитию производственной сферы, в целом реальной экономики неоднократно демонстрировали в публичном поле, в многочисленных работах, статьях и выступлениях (естественно, с различиями и нюансами во взглядах авторов) наши выдающиеся мыслители —  ученые,  практики, публицисты:  В.В. Ивантер, Р.С. Гринберг, А.Д. Некипелов, С.Ю. Глазьев, С.Д. Бодрунов, М.В. Ершов, А.Г. Аганбегян, и многие другие патриотически и реально мыслящие эксперты.

Представляется целесообразным рассмотреть подробнее термин «денежно-промышленная политика», широко вошедший (в виде «mondustrial policy») в западную экономическую публицистику и деловой оборот в последние годы.

В узком (прямом, буквальном) смысле под этим понимается участие кредита в тех или иных промышленных проектах. Вместе с тем, для наших целей и задач правильнее понимать этот термин более широко, можно сказать — всеобъемлюще: как сочетание, соединение активной, широко развернутой промышленной политики и практики —  как государства, так и бизнеса — с не менее активной денежно-кредитной, бюджетной, налоговой политикой и практикой, главными целями которых должна быть всемерная поддержка развития сферы материального производства (о критической необходимости которого в нашей стране сказано выше). Именно в таком виде денежно-промышленная политика фактически «работает» в течение десятилетий в ведущих мировых экономиках, особенно в США и Японии, о чем очень ярко и неоднократно высказывался М.В. Ершов (см., например, его статью «Десять лет после глобального кризиса: риски и перспективы» в журнале «Вопросы экономики» №1 за 2019 год, стр. 48, а также ряд других его работ), подчеркнувший, что в этих странах «вся монетизация осуществляется на основе национальных приоритетов развития».

При этом очевидно, что ведущую роль в этом «тандеме», бесспорно, должна занимать промышленная политика (правильнее говорить о производственной политике, имея в виду все сферы материального производства и обеспечивающий их научно-технологический сектор; для простоты и удобства будем и в дальнейшем использовать термин «промышленная политика», понимая под ней и строительную и аграрную сферы).

Денежное же хозяйство страны, при всей его важности и активной роли (в форме обратных связей) и собственных, внутренних факторах самостоятельного развития, должно выполнять поддерживающую, обеспечивающую функцию, главной целью которой является надежное обеспечение финансовыми ресурсами устойчивого ускоренного развития производительных сил страны. Бесспорно, и в промышленной, и в обеспечивающей её денежной политике будут существовать свои, самостоятельные направления и решения, задача же состоит в том, чтобы приоритетом при их выборе и  решающей целью было соединение этих двух сфер экономической политики, их взаимопроникновение, достижение синергетического эффекта.

Прежде всего необходимо выбрать приоритеты промышленного (производственного) развития, как в силу невозможности воссоздания того законченного, самодостаточного и развернутого народно-хозяйственного комплекса, который представляла из себя советская экономика — прежде всего из-за ограниченности ресурсов и актуальных сроков, но также в силу уже состоявшегося включения страны в мировое разделение труда, во многих случаях не представляющегося для нас нецелесообразным.

По причине настоятельной необходимости всеобщей модернизации и технологического обновления всей нашей производственной и непроизводственной сферы совершенно очевидно, что в первую очередь необходим подъем и реальный рывок в инвестиционном машиностроении — в станкостроении, тяжелом, энергетическом, транспортном машиностроении, химическом, нефтяном, газовом машиностроении,  в электротехнической промышленности, в строительном, дорожном, коммунальном машиностроении. По тем же причинам необходимы решительные усилия в подъеме отечественной электроники (прежде всего микроэлектроники), в производстве оборудования для науки (и примыкающей к ней опытно-конструкторской сферы), особенно для ее новейших направлений — биоинженерии, искусственного интеллекта, цифровизации  и других.

Особую роль и значение в предстоящей реиндустриализации должны занять ряд других высокотехнологичных отраслей, в первую очередь авиастроение, утрата которого (высокоразвитого в советские времена) несет в себе высокую уязвимость критически необходимого в огромной стране авиатранспорта, ныне практически полностью работающего на зарубежной технике (подчас в состоянии second-hand).

Конечно же, развитие упомянутых отраслей по созданию элементов новых основных фондов должно сопрягаться с развитием и модернизацией соответствующих производственных и непроизводственных отраслей, которые примут их продукцию, предъявят на нее платежеспособный спрос.

Здесь уместно отметить, что развитие спроса — как личного, потребительского, так и производственного (как инвестиционного, так и   для текущего производства) — в принципе должно выступать одним из ключевых направлений промышленной политики и обеспечивающей ее денежной (в широком смысле) политики. И при этом нужно иметь в виду следующий важный момент — при развертывании активной промышленной политики, ускорении роста производства и темпов модернизации неизбежно будет раскручиваться спираль нарастающего спроса как на производственные, так и на потребительские товары, будет возникать эффект самоиндуктирования рыночных стимулов развития.

После выбора приоритетов развития экономическим властям страны совместно с бизнесом, его ассоциациями (в первую очередь промышленной и в целом производственной направленности) следует приступить к разработке конкретных программ развития тех или иных отраслей и подотраслей, в которых должны быть определены привлекаемые к их выполнению бизнес-структуры и системы денежной сферы страны, установлены конкретные задачи и цели развития, определены виды и объемы привлекаемых финансовых ресурсов, гарантии государственной и денежной поддержки намечаемых проектов и недопустимости слома принятых сторонами обязательств и условий. В каком-то смысле такие подходы к организации дела будут напоминать плановую организацию экономики, но никто и нигде не доказал, что планирование на уровне корпорации или программирование  движения по национальным целям развития в принципе нецелесообразно. Наоборот, даже в цитадели рыночной  экономики, в Соединенных Штатах вполне успешно осуществлялись те или иные национальные программы.

В рамках этой работы особое значение должно уделяться форме проектного финансирования, о необходимости которого немало говорилось (и даже раздавались строгие руководящие упреки за невыполнение поручений), но воз, что называется, и ныне там.

В интересах надежной реализации принимаемых программ и недопущения нецелевого использования ресурсов будет необходимо вменить в обязанность и предоставить кредитующим банкам правовые и иные возможности  контроля за ходом инвестиционных процессов  (в определенном смысле используя практику союзных Стройбанка и Промстройбанка) —  тем самым повышать надежность возврата кредитов и процентов по ним, и таким образом обеспечивая экономические интересы банка. Было бы также целесообразно рассмотреть вопросы специализации тех или иных общефедеральных и региональных банков на производственном кредитовании (укрепляя их кадрами квалифицированных производственников) наподобие того, что сейчас предпринимается в отношении Промсвязьбанка, с его ориентацией на обслуживание оборонно-промышленного комплекса.

При всем негативе состояния промышленной и в целом производственной сферы в стране не утрачены полностью возможности их форсированного восстановления и развития.

Во-первых, сохранились значительные звенья промышленных структур, и не только в добывающих, сырьевых и отраслях первых переделов. Во-вторых, сохранилась и даже расширяется — хотя не всегда нужными темпами — ресурсная, минерально-сырьевая база. В-третьих, еще сохранились инженерные и рабочие кадры, при всех утратах в их численности, в престиже рабочих и инженерных профессий, в профессионально-техническом образовании; страна располагает в целом высокообразованным населением, несмотря на все усилия горе-реформаторов низвести до примитивного уровня весьма высокое по своему качеству образование советской эпохи. В-четвертых, не столь разительно разрушены (а местами даже подразвились) системы инфраструктуры экономики — энергетическое и транспортное обеспечение, коммуникационная и информационная сфера, в ряде отраслей и регионов созданы современные логистические звенья и другие рыночные структуры.

В числе благоприятных исходных посылок можно смело назвать и то, что в обществе, прежде всего в деловой среде назревает  понимание необходимости масштабного поворота страны к производственной сфере как источнику благополучия и решения социальных проблем. В этой связи хочется обозначить связанную тему. Как известно, в стране долго и как-то без особых результатов шли поиски национальной идеи.

Как представляется, в нынешних, прямо скажем предгрозовых условиях главной национальной задачей, в сущности национальной идеей должна стать новая индустриализация страны, овладение современной техникой во всех сферах жизнедеятельности. 

Наше нынешнее положение чем-то напоминает ситуацию первой трети прошлого века, когда справедливо было сказано (и, главное, принято как руководство к действию) — мы намного отстали (министр информатики оценил отставание по производительности на 100 лет), и мы или пробежим это расстояние за 10-15 лет, или нас сомнут.

В качестве важного отрадного фактора можно отметить и то, что в стране не утрачены навыки умелой организации и в целом успешной реализации весьма и весьма крупных инвестиционных проектов, причем в условиях отсутствия прямого, директивного управления экономикой и ее ресурсами, а все-таки в рыночной обстановке, но, конечно же, при использовании всей мощи административного ресурса. Примеров — немало. Это и объекты на Дальнем Востоке для АТЭС, это и крупные сооружения и инфраструктуры для Олимпиады в Сочи, для разного рода чемпионатов, универсиад и тому подобное (оставляя в стороне вопросы их целесообразности и приоритетности в условиях, когда промышленность десятилетиями сидит на голодном пайке). Из последних подтверждений сохранившегося индустриально-инвестиционного потенциала страны, конечно же, надо отметить успешное сооружение в короткие сроки крупнейшего и сложнейшего объекта — Крымского моста, решившего и ряд региональных (и даже политических) задач, и укрепивших веру всей страны в мощь наших строительных и производственных структур.

Не может не вызывать поддержки и одобрения готовность отечественного бизнеса войти солидными ресурсами в реализацию национальных проектов. Важно, однако, чтобы эти усилия властей и бизнеса не растекались по второстепенным, малозначащим направлениям, а были сконцентрированы на обозначенных ключевых отраслях, определяющих судьбу модернизации в первую очередь производственного аппарата страны.

При очевидной нехватке денег в стране в целом и в большинстве регионов и отраслей, страна производит и располагает весьма и весьма значительными финансовыми ресурсами. В качестве доказательства этого можно привести такие данные. По оценкам ряда ответственных экспертов, за годы «великих» рыночных преобразований из страны вывезено как минимум 1 триллион долларов, по более же смелым оценкам — эта сумма в разы больше. Сотнями миллиардов долларов исчисляется ежегодный экспорт, практически ежегодно большое положительное сальдо внешней торговли.

Многократно сказано о чрезмерном омертвлении потенциальных инвестиционных ресурсов в золото-валютных резервах Центробанка.

Конечно же, задачи новой масштабной реиндустриализации требуют и всемерной экономии общественных, публичных ресурсов. Пора, например, прекращать уже упомянутую разгульную оплату труда менеджмента госкорпораций. Или еще пример. По сообщениям в сети, на государственных  общефедеральных телеканалах за час-другой участия в тех или иных ток-шоу так называемые звезды могут получать миллионы рублей (можно себе представить, сколько себе за свой непосильный труд выплачивают руководители этих каналов). Пора также всерьез взяться за решительное сокращение разросшегося до немыслимых размеров чиновничьего сословия (при всем понимании необходимости эффективно работающих, отлаженных и компактных управляющих властных структур); по некоторым данным, его численность близка к количеству управленческого персонала в Союзе,  хотя тогда и страна была по населению вдвое крупнее, и экономика управлялась по другому.

Если рассматривать механизмы и средства реализации промышленной и денежно-промышленной политики, то здесь, безусловно, должен широко применяться программно-целевой метод организации работы (по факту, хоть так и не именуясь, широко применявшийся в плановый период нашего прошлого и обеспечивающий достаточно эффективное развитие). Это и выбор приоритетов, и разработка комплексных программ, определение участников их реализации и привлекаемых ресурсов, сопряженность с развитием смежных отраслей и подотраслей, увязка с внешнеэкономическими задачами и возможностями, вопросы обеспечения поставок оборудования и подрядными мощностями, обеспечения рабочей силой, ускоренного освоения создаваемых производственных мощностей и многое другое. При всем значении рыночных механизмов, никак нельзя отказываться и от жесткого административного контроля за достижением поставленных целей, о положительном значении которого упоминалось в связи с выполнением целой серии престижных проектов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here