Яков Миркин: Любовь к своему народу – залог макроэкономического успеха

0

Яков Миркин,

заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова РАН, д.э.н., профессор

Возможны ли сейчас «новая политика», нэп? Новый курс, меняющий модель и состояние российской экономики?

Новая экономическая политика, сверхбыстрый рост – это, прежде всего, изменения коллективной модели населения и элиты, как в широком смысле (1 – 5% населения), так и в узком (лица, принимающие ключевые решения на макроуровне). По всем опросам, до сих пор 80 – 85% населения «влюблено» в государство (усилить его влияние, расширить его собственность, передать в управление, навести порядок и т.п.). Только усиление независимости населения, способности принимать риски, желания жить по-новому, инновационности, любви к «новенькому», мобильности может создать условия для экономического бума в России. Возможны ли такие изменения? Да, конечно, пример азиатских экономик хорошо это показывает (Южная Корея, Китай и др.). Модели коллективного поведения населения меняются.

А элита? Вместо холодного, вертикального управления населением как расходуемым ресурсом (с минимизацией затрат, с вечной торговлей за «кусок хлеба») – модель поведения, в центре которой поставлено рост продолжительности и качества жизни в России, любовь к своему народу не на словах, а на деле. <…>

Это, может быть, странный, идеалистический тезис, но в основе экономической политики должна быть, прежде всего, любовь к своему народу. В этом залог любого выдающегося макроэкономического успеха. Как «вбить это в голову» государственного чиновника, который, не имея собственного делового опыта (сплошь и рядом), считает всех, кто в бизнесе, «негодяями», желающими «увести, вывезти, обойти закон», а всех остальных – массой просителей, которым вечно что-то нужно и которых нужно понуждать – и только так — к правильному поведению, «загоняя» в добросовестный труд по нормам, известным только аппарату? Вся система регулирования настроена на то, что ее объектом является не «человек действующий», а вороватый, уклоняющийся человек, который, к тому же, хотел бы всегда выклянчить свой кусок в торге с государством.

У новой экономической политики должно быть два этапа: первый – переходный, к сверхбыстрому росту от стагнации и той тупиковой экономической модели, в которой мы присутствуем. И второй этап –нормализация, уход в свободное рыночное плавание.

Параметры социальной рыночной экономики, к которой стремимся – доля государства не выше 20 – 25%, среднего и малого бизнеса – до 40 – 50% (совершенно иная конкурентная среда на основе приватизации в пользу среднего класса, создания квази-рыночной среды в крупнейших команиях, особенно, с государственным участием). Универсальная экономика вместо преимущественно сырьевой (доля «своего» в технологиях, оборудовании, комплектующих и исходниках – не ниже 55 – 65%, в непродовольственных товарах широкого потребления – до 70 – 75%), своя микроэлементная база.

Крупная финансовая машина вместо мелкой, спекулятивной, созданной за 30 лет (монетизация, насыщенность кредитами и долгами, капитализация рынка акций – свыше 90 — 100% ВВП, инфляция – до 2 – 3%, ссудный процент – до 2 – 3%). На первом этапе – умеренно ослабленный рубль (сильное средство стимулирования экономического роста, для 2021 г. – 75 – 77 руб. за долл.), на втором – устойчивый рубль в более узком коридоре колебаний, чем это свойственно развивающимся экономикам). Прекращение избыточного финансового резервирования (ФНБ, международные резервы), сокращение их, по оценке, вдвое (накопленные средства – в инвестиции).

Налоговое и квази-налоговое бремя на этапе перехода к сверхбыстрому росту – 31 – 33% ВВП (сегодня от 36% и выше), на этапе нормализации – до 40 – 42% (норма для континентальной модели, стран уровня Чехии). Резкое, вполовину снижение регулятивного бремени и административных издержек. Нормализация потребления государства до 14 – 15% ВВП (сегодня – от 18% ВВП). Деконцентрация, децентрализация, разгосударствление бизнесов, активов, финансовых потоков, расселения людей. Возврат к реальному бюджетному федерализму – рост доходной базы региональных бюджетов, их доли в консолидированном бюджете, прекращение их избыточной зависимости «от центра».

Максимум стимулов для прямых иностранных инвестиций (налоговых, административных), таможенная политика, максимально стимулирующая экспорт из России продукции с высокой степенью обработки и перенос в Россию высокотехнологичных производств.

В результате на первом этапе норма инвестиций – от 28 – 30% ВВП (в Китае – 44 – 46% ВВП), на втором, при нормализации – от 21 до 24% ВВП (при существенном росте эффективности инвестиций).

Как все это сделать? Для первого этапа – экономическая либерализация. Речь идет не об отпуске всего и вся в свободный от государства полет. Наоборот, речь – о расширенном вмешательстве государства для того, чтобы убрать накопленные деформации – экономические (собственность, кредит, процент, налоги, бюджет, валютный курс, таможенная политика, и т.п.) и административные (избыточное регулятивное бремя, репрессивная система правоприменения). В государственных финансах резко усилить стимулирующую функцию (преобладает фискальная). Финансовый форсаж – последовательный рост в насыщении экономики деньгами, кредитами, финансовыми инструментами при снижении уровня процента и инфляции (пример – Китай и другие азиатские экономики, примеры «облегченного финансового форсажа» – страны экономического чуда в послевоенной Европе).

Неизбежны – а) создание администрации развития (с особыми полномочиями, отделенными от текущей деятельности правительства), б) макроэкономическое программирование, в) программы публичных работ, расширенные в сравнении с действующими, особенно в части модернизации инфраструктуры, б) бюджет развития.

В результате – создать легкую бизнес-среду с расширенными инвестиционными горизонтами. Все эти меры легко укладываются в формулу сверхбыстрого роста (приводил ее уже в публикациях не раз), в которой все экономические и административные инструменты государства подчиняются одной только цели – продолжительность и качество жизни, темпы роста, технологическая модернизация.

Какие инструменты – хорошо известно. В международной практике применялись до 250 – 300 технических решений, относящихся к экономической, финансовой и административной политике государства, ставящих экономику на новый курс. Подробное их перечисление, формулу сверхбыстрого роста см. в [1, 2]. Макроэкономический инженер легко подберет именно то их сочетание, которое соответствует состоянию экономики и общества в целом.

Новая экономическая политика должна осуществляться: а) системно, не имеет смысла выхватывать отдельные «куски», б) осторожно, взвешенно, только популярными реформами, с тщательным наблюдением за тем, чтобы те или иные меры принимались с доверием и не вызвали финансовых и экономических шоков. В сверхбыстром росте нет экстремизма, экономика поворачивается к нему, разгоняется до темпов от 4 – 5% и выше за 2 – 4 года.

Последнее – это миф или реальность? Это абсолютно техническая задача, которую уже срешили после второй мировой войны 15-20 стран. Но для того, чтобы это сделать у нас дома, нужен переворот в головах элиты, изменение идеологии, которой она придерживается, новая национальная идея, за которую стоит бороться.

Эта идеология очень проста. На первом месте продолжительность и качество жизни населения, не на словах, а на деле. Любовь к собственному народу – в основе экономической политики, как бы идеалистически это ни звучало. Плюс «государство развития», социальная рыночная экономика и общество стимулов, а не наказаний, как способ жизни.

Реалистично ли думать, что все это может произойти? Когда-то считалось, что это невозможно в Китае середины 1970-х годов или в Испании 1950-х. Но неожиданные повороты случились. Могут быть повороты и в нашей идеологии, в нашем мышлении, в нашей модели общества. Об альтернативной экономической политике  нужно громко и постоянно говорить. Она всегда должна быть на виду.

Из «Научных трудов ВЭО России»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here