Яков Миркин: «Сильный рубль – ограничение для восстановления экономики»

2

Яков Миркин,

Заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН, профессор, член Правления ВЭО России

В текущей ситуации самые большие риски связаны с попыткой восстановления стагнационной модели экономики. Существенные риски кроются и в реализации мер поддержки бизнесу и населению. Невозможно заниматься восстановлением экономики, не согласовывая бюджетную и налоговую политику с валютной. Возможно, сейчас мы делаем большую ошибку. Сильный рубль – ограничение для восстановления экономики в отсутствии снижения процентов и доступности кредитов. Для восстановления  экономики необходимы не только бюджетные расходы, но и макроэкономическая политика с учетом всех возможных инструментов.

Я бы также поставил вопрос о системе управления мерами поддержки.

  • управлением ее объемами.В России выделены на эти цели чуть больше 3% ВВП. Это гораздо меньше 7-10% ВВП, которые выделяются в развитых странах.
  • управлением скоростью, с которой меры доходят до бизнеса. Сегодня всего 10% российских компаний смогли воспользоваться господдержкой. Борис Титов в докладе Президенту привел важные цифры. Реальные расходы, осуществленные на господдержку, составляют 500 миллиардов рублей. Спустя два месяца этой вакханалии до бизнеса дошло всего 500 миллиардов рублей, или 0,5% ВВП.
  • управлением по отклонениям – отраслевым, региональным, по секторам. Статистика показывает, где самые большие провалы. В сфере услуг, а это 60% ВВП, в апреле провал около 40%. На десятки процентов упало машиностроение. Производство компьютеров сократилось на 27%, электрического оборудования – на 27%, автотранспорта – на 60%, мебели – на 25%, одежды – на 28%, женских платьев – на 65%, древесины – на 19%, журналов – на 58%, стекла – на 42%, фасадной плитки – на 35%, обоев – на 83%, экскаваторов – на 55%, строительство жилых домов – на 37%. Мы собираемся строить, мы собираемся продолжать национальные проекты?

В системе управления поддержкой очень важно понимание, где не только отраслевые, но и региональные провалы. Хорошо известно, что у нас 15–20 регионов – это зоны национального бедствия. Я пока не вижу аналитики, в каких регионах происходят самые крупные провалы в местной экономике?  Те суммы, которые официально выделялись в помощь регионам, они на самом деле незначительные. Речь идет о нескольких сотнях миллиардов рублей.

И еще один вопрос системы управления – это обзор экономического пространства. Из 161 кода ОКВЭД 95 кодов не включены в список пострадавших отраслей, а на 26 – меры поддержки распространяются лишь частично.

По материалам 27-й экспертной сессии Координационного клуба Вольного экономического общества России на тему «Российский бизнес: остаться в живых»

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Уважаемый профессор Миркин высказывает что-то непонятное. Восстановление российской экономики после разгрома и расхищения последних десятилетий возможно только при переориентации общества и народного хозяйства на внутренний рынок. Для этого должен быть прежде всего крепкий рубль и доступный кредит для предприятий с кассовыми разрывами вследствие сезонности производства и наших расстояний. Надо вспомнить опыт 1950 и 1952 годов: золотой паритет рубля и обеспечение денежной безопасности страны путем перевода всех валютных счетов в банки, принадлежащие России. Ну и многое другое, о чем я писал в своем канале https://zen.yandex.ru/profile/editor/id/5aa5480e9b403cc33a40066d)
    С уважением профессор Матлин А.М. д.э.н.

  2. Никому помогать не нужно. Надо ликвидировать льготы и преференции. Всем одинаковые условия. Рубль стабильный. Надо следить за ценообразованием монополий. Эрхард же поднял экономику. Услуги быстро восстановятся. Пока будет в головах «Экономика ренты», никакого восстановления и развития «Экономики труда» не будет. «Социальное рыночное хозяйство немыслимо без последовательной политики сохранения валютной устойчивости» (Людвиг Эрхард.»Благосостояние для всех»,стр.19).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here