Академик РАН считает цены на тушение пожаров завышенными в десятки раз

0

Площадь горящих лесов в России, которые можно не тушить в силу их труднодоступности и удаленности от населенных пунктов, увеличивается. Об этом сообщает «Авиалесоохрана».

Академик Борис Порфирьев пишет в опубликованном на сайте Института народнохозяйственного прогнозирования РАН материале, что, когда речь идет о тушении лесных пожаров, «бухгалтерский подход к оценке эффективности затрат» неприемлем, поскольку он оценивает их результативность только в виде снижения материального ущерба – гибели леса и находящихся на его территории домов и объектов.

«Главной целью и ключевым критерием результативности усилий и затрат на тушение лесных пожаров должно быть снижение рисков для жизни и здоровья людей», – считает академик.

Борис Порфирьев также указывает на завышенную в десятки раз оценку стоимости затрат на тушение пожаров. В качестве примера академик приводит июльское решение Комиссии по чрезвычайным ситуациям отказаться от тушения 33 пожаров в Северо-Енисейском районе и Эвенкии общей площадью 891 га, исходя из оценки ожидаемого ущерба от гибели леса в 4,87 млн рублей (примерно 5,5 тыс. руб./га) и затрат на борьбу с огнем в 139,1 млн рублей.

«Обращает на себя внимание оценка стоимости затрат (порядка 156 тыс. руб./га), которая примерно в десятки раз превосходит величину таких затрат на тушение лесных пожаров в 2016–2018 годах, – пишет академик, – Так, в 2016 году, по данным полпреда президента России в СФО Сергея Меняйло, затраты на тушение 1 млн га лесов составили 1,5 млрд рублей (или 1,5 тыс. руб./га). По данным заместителя руководителя Рослесхоза Николая Кротова на ноябрь 2018 года, при общей площади тушения лесных пожаров в 2017 году 1,3 млн га, в 2018-м — 1,7 млн га затраты на эти цели из российского бюджета составляют 3 млрд рублей. Таким образом, уровень затрат на 1 га лежит в интервале, округленно, от 1,8 тыс. до 2,3 тыс. рублей, или в среднем 2 тыс. руб./га. При переводе перечисленных величин в цены 2019 года получаем вилку 1,6–2, 4 тыс. рублей, или те же 2 тыс. руб./га, что в 78 раз уступает упомянутому выше показателю красноярской КЧС».

Борис Порфирьев добавляет, что существующие методики оценки ущерба не учитывают разрушение лесных экосистем и связанное с этим значительное снижение ценности экосистемных услуг.

«Основные угрозы для общества и потери для экономики сопряжены с опасными последствиями задымления и загрязнения воздуха для здоровья людей и качества их жизни. Указанные угрозы КЧС во внимание не принимаются, оценка обусловленного этими угрозами социально-экономического ущерба не предусматривается. Это ведет к значительной недооценке прогнозируемого вреда от лесных пожаров, тем самым оправдывая непринятие мер по их тушению в зонах контроля», – полагает академик.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here