Что делать с российским сельским хозяйством?

0

Основные макроэкономические характеристики положения сельского хозяйства высоки. В 2017-м году доля отрасли в ВВП – 4,36%. В последние 6 лет она растёт. В любом докладе об успехах отрасль входит в топ-5. Но так ли успешен наш агропром?

Александр Петриков,

директор Всероссийского института аграрных проблем и информатики имени А.А. Никонова, академик РАН, член Президиума ВЭО России

Недостаточная эффективность

Было бы стратегической ошибкой сводить роль сельского хозяйства в экономике только к производству продовольствия и сырья для промышленности, и на этой основе оценивать его вклад в ВВП, как это, к сожалению, делает большинство экономистов и как это прописано в недавно принятой Стратегии пространственного развития России до 2030-го года, в которой выделено 14 приоритетных агропромышленных регионов по тому критерию, что они формируют 2% ВВП страны. Про развитие сельского хозяйства в остальных регионах ни слова не говорится.

По нашему мнению, народно-хозяйственное значение отрасли гораздо шире. Сельское хозяйство – это не только производство продукции и сырья для промышленности и биоэнергетики.

Это, во-первых, продовольственная независимость страны как условие национальной безопасности. Это создание рабочих мест в смежных отраслях – более 20 отраслей экономики создают рабочие места, благодаря сельскому хозяйству. Но в первую очередь речь идёт о сохранении сельского населения, сельского образа жизни, о вкладе сельского хозяйства в формирование культурного ландшафта, обеспечение социального контроля на сельских территориях. Пока эти моменты никак не оцениваются. И поэтому роль сельского хозяйства принижается.

Оценивая эту роль, нельзя забывать международный аспект. Россия обладает крупнейшим сельскохозяйственным потенциалом: это 9% обрабатываемых земель, 50% чернозёма планеты, 20% пресной воды, 10% мирового производства минеральных удобрений. И только около 2% населения мира.

Мы должны эффективно использовать этот потенциал и для решения мировой продовольственной проблемы в интересах России. Сейчас доля страны в мировом ВВП, создаваемом в сельском хозяйстве – всего около 2%, что гораздо ниже дельного веса в производственном потенциале. Это говорит и о недостаточной эффективности сектора, и о наших резервах.

Успехи и проблемы

Экономический рост в сельском хозяйстве наблюдается ежегодно с 99-го года, кроме засушливых 10-го, 12-го и 18-го годов. По предварительной оценке, это 99,4%. В 2017-м году завершился этап восстановительного роста в сельском хозяйстве. Валовая продукция впервые за постреформенный период превысила 1990-й год примерно на 2%. Импортозамещение на внутреннем рынке, в основном, завершено по главным продуктам. И поставлены очень амбициозные задачи по наращиванию экспорта. Это всё известно и об этом не стоит подробно говорить в очередной раз. Гораздо конструктивнее поговорить о проблемах, которые сопровождают этот экономический рост, и мы укажем на главные из них.

Основные болезни сельского хозяйства

• Прежде всего, это крайняя неравномерность роста в отраслях: в растениеводстве уровень 90-го года превышен на 42%, а в животноводстве он ещё ниже дореформенного уровня на 28%.

• Объёмы сельскохозяйственного производства очень существенно колеблются по годам, что видно на примере динамики валовых сборов зерновых и зернобобовых культур. Колебания достигают 20% и более, что намного выше, чем в развитых странах. Это обусловливает существенную волатильность агропродовольственного рынка и доходов сельхозпроизводителей. И эта нестабильность больше говорит о зрелости отрасли, чем сами темпы.

• Сельское хозяйство нерационально размещено по регионам страны, в частности, растениеводство, что приводит к большим колебаниям урожайности основных сельскохозяйственных культур, продукция выращивается в регионах с низким биоклиматическим потенциалом, что, естественно, сказывается на себестоимости.

• Экономический рост сосредоточен, в основном, в узкой группе сельскохозяйственных производителей. Это крупные сельскохозяйственные организации и крупные крестьянско-фермерские хозяйства, отличающиеся высоким уровнем технической оснащённости и использующим передовые технологии. Остальные предприятия и хозяйства нуждаются в модернизации. Скажем, с 2009-го по 2014-й год доля крупных организаций с прибылью свыше 100 миллионов рублей существенно возросла, но снизилась доля мелких хозяйств в валовой продукции. О концентрации производства можно говорить по результатам всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016-го года в её сравнении с переписью 2006-го года. Цифры показывают, что продолжается концентрация посевных площадей в крупных хозяйствах с площадью посевов свыше 10 тысяч гектар. И если в 2006-м году это было 19,5% всех посевов, то в 2016-м году уже почти 36%. В то время как доля в общей численности этих организаций составляет около 3%.

• Существенная зависимость нашего сельского хозяйства от импорта технологий, что создаёт научно-технологические риски для продовольственной безопасности страны. Стоимость заключённых соглашений по импорту технологий (в основном, это покупка лицензий) в 10 раз превысила стоимость соглашений по экспорту.

Рост в сельском хозяйстве не приводит к замедлению продовольственной инфляции. Именно по этой причине мы видим, что продовольственная инфляция больше, чем общая инфляция с 2012 по 2015-й год, только в 2016-2017 гг. было обратное соотношение, а в 2018-м году все возвратилось на круги своя. Этот фактор, а также снижение реальных доходов населения приводит к тому, что в России очень существенный удельный вес расходов на питание, потребительских расходов семей, а в семьях с низкими доходами этот показатель ещё выше. Естественно, это говорит о том, что экономическая доступность продовольствия у нас оставляет желать, мягко говоря, лучшего.

• Следующий, вызывающий тревогу, факт. Речь идёт о том, что экономический рост в сельском хозяйстве слабо сказался на решении социальных проблем села. И я бы даже сказал, что этот экономический рост не только не решил социальные проблемы, но и обострил социальную ситуацию в большинстве сельских районов. Уровень жизни на селе продолжает уступать городскому. В большинстве регионов развивается процесс социального опустынивания. Впервые в нашем институте проведена классификация муниципальных районов по доле личных подсобных хозяйств с заброшенными земельными участками и пустующими домами (по материалам опять-таки сельскохозяйственных переписей 2016-го и 2006-го годов). Особую тревогу вызывает этот процесс в связи с тем, что он развивается не только в окраинных регионах России (кроме Северного Кавказа), но и в историческом центре и на северо-западе.

• И наконец, ещё один факт – это неудовлетворительное состояние почвенного плодородия. По результатам мониторинга земель сельхозназначения, который осуществляет Агрохимслужба Минсельхоза России, мы видим, что почвы слабо гумусированные, а содержащие гумуса менее минимального составляют более 60% площадей, и это соотношение не меняется.

Подытоживая, можно сказать, что действующая модель аграрной политики обеспечила рост в сельском хозяйстве, продовольственную независимость по ключевым продуктам, постепенное наращивание экспорта. Но одновременно обнаружились недостатки этой политики, неравномерность развития по отраслям и регионам, волатильность, биполярность аграрной структуры, зависимость от импорта технологий и социальное неблагополучие сельских районов. Необходим переход от политики, обеспечивающей этот экономический рост, к политике качества роста, отвечающего критериям экономической, социальной, экологической эффективности. Эта политика должна быть направлена на ликвидацию отмеченных структурных, межотраслевых и территориальных диспропорций.

5 направлений развития сельского хозяйства

• Совершенствование отраслевой структуры сектора путём формирования продуктовых цепочек, создания добавленной стоимости по принципу от поля до прилавка, что требует построения государственной программы развития сельского хозяйства, совокупности отраслевых подпрограмм в действующей госпрограмме. Отраслевой принцип применяется в очень ограниченном виде – в отношении только молочного животноводства, льноводства и семеноводства отдельных сельскохозяйственных культур. А регулирование, например, агропродовольственных темпов вообще отнесено к полномочиям Минэкономразвития России, а не Минсельхоза России. Эти продуктовые цепочки целенаправленно не формируются, не расшиваются их узкие места.

• Создание специализированных зон производства определённых продуктов на основе сельскохозяйственного районирования. Последняя карта сельскохозяйственного районирования была создана в далёком 1989-м году. Совершенно необходима целенаправленная политика отраслевого размещения сельского хозяйства. Ключевой мерой здесь является выравнивание государственной поддержки в производстве отдельных продуктов по регионам, чтобы эти производства были сосредоточены в районах с лучшим биоклиматическим потенциалом, а не там, где поддержка выше. Кроме того, большое значение имеет развитие переработки и хранения продукции, а также транспорта. Это показывает опыт других стран, где сложились товарные зоны производства отдельных продуктов, например, продуктовые пояса в Америке.

• Приоритетное развитие малых и средних сельскохозяйственных организаций, крестьянско-фермерских хозяйств, что предполагает перераспределение бюджетной поддержки в пользу развития сельскохозяйственной кооперации, так называемого контрактного сельского хозяйства, когда крупное предприятие, рыночный интегратор, передаёт часть своего производственного цикла мелким сельскохозяйственным единицам, поставляя для них необходимые производственные ресурсы и перерабатывая их продукцию. Особую роль в этой политике должно сыграть улучшение доступа среднего и малого бизнеса к субсидиям и дотациям, а также кредитам. Сейчас этот доступ, как показала перепись 2016-го года, в 2 раза ниже в малом и среднем бизнесе, чем в крупном. При этом крупный бизнес сейчас в определённой степени достиг своего производственного предела. А вот малый бизнес, где есть главный резерв, не развивается.

• Развитие сельскохозяйственной науки и создание в отрасли системы внедрения результатов производства. Это требует роста ассигнований в аграрные исследования, как государственные, так и, особенно, частные. В настоящее время отношение внутренних затрат на исследования и разработки в сельском хозяйстве, валовая и добавленная стоимости, создаваемые в отрасли, снижаются, и в 2 раза ниже аналогичного показателя по науке в целом. Кроме того, необходимо создание частно-государственной корпорации по инновациям в сельском хозяйстве, сравнимой с фондом Сколково, Ростехом, фондом развития промышленности, которые не только финансируют прикладные исследования и разработки, но и управляют внедрением их результатов в производство. Вместо этого правительство пускает на наш рынок крупнейшие транснациональные инновационные компании, например, «Байер» и «Монсанто», которые скоро будут делать погоду в нашем семеноводстве, вместо создания крупного оператора на этом рынке.

• Новая модель сельского развития. Сейчас, как известно, по поручению президента Российской Федерации, готовится соответствующая государственная программа до 30-го года по развитию сельских территорий. Но вызывают беспокойство принципы, на основе которых её планируется принять. Главное, что она будет элементом аграрной политики, то есть, за неё будет отвечать Минсельхоз России. На наш взгляд, это должен быть предмет межведомственных усилий, а не только Минсельхоза. Для этого целесообразно создание агентства по сельскому развитию при правительстве России или наделение Минсельхоза полномочиями по координации деятельности министерств и ведомств на сельских территориях. Программа не должна замыкаться исключительно на сельских поселениях, а включать меры по развитию малых городов, стимулировать несельскохозяйственную занятость на селе, чего сейчас нет, и, по-моему, не намечается. В перспективе она должна быть дополнена мерами по развитию сельского самоуправления.

Успехи не впечатляют

Рухман Адуков,

руководитель отдела управления АПК и сельским развитием Всероссийского НИИ организации производства, труда и управления в сельском хозяйстве, профессор

Сказать, что достижения очень значимые, оснований нет. Эти достижения имеют место в быстроспелых отраслях. Не сильно впечатляют рекорды в производстве зерна. До сих пор не превзойден рекордный сбор зерновых. В 1973-м году он был на 8 миллионов тонн больше, чем рекорд наших дней. За предшествующие реформе 23 года, 10 раз было произведено зерна 100 миллионов тонн и более, а за 28 лет с начала реформ таких урожаев было 8, хотя сейчас уже у нас частная собственность в сельском хозяйстве, и, казалось бы, успехов должно быть значительно больше. В целом развитие в сельском хозяйстве, как и в других отраслях, должно соответствовать потенциалу России. Потенциал огромный. И без его учета сложно оценить, насколько мы успешны.

Сельскохозяйственное районирование

Анатолий Алтухов,

заведующий отделом ФГБНУ «Федеральный научный центр аграрной экономики и социального развития сельских территорий – Всероссийский научно-исследовательский институт экономики сельского хозяйства», академик РАН

Стратегические документы по пространственному развитию страны вызывают больше вопросов, чем ответов, не только по территориальному развитию, но и по агропромышленному комплексу и особенно по сельскому хозяйству. В силу ряда причин многие вопросы не получили должного обоснования и в лучшем случае носят фрагментарный характер. Мы живём теми данными, которые были изложены ещё с 80-х годов прошлого века. А именно сельскохозяйственное районирование является и служит естественнонаучной основой многих важнейших вопросов организации рационального природопользования сельским хозяйством, внедрения и реализации научно обоснованных систем его ведения, разработки схем размещения специализаций. Поскольку не существует одинаково равных природных и социально-экономических условий для производства определённого вида сельскохозяйственной продукции, то каждый из них закрепляется за отдельными хозяйствами и регионами страны. Такой концептуальный подход вполне оправдан не только с теоретических и методологических положений, но и с практической позиции. При этом мы считаем, что ключевую роль в регулировании процесса размещения специализации сельскохозяйственного производства должно играть государство, активно проводя эффективную региональную аграрную политику.

Развитие мелких и средних хозяйств

Владимир Башмачников,

главный научный сотрудник ВИАПИ имени А.А. Никонова, д.э.н., профессор

Интересная вещь: у нас только 15% системы фермерства работает с плюсом в развитии. А 85% — стагнация, нет развития, нет никаких государственных ни кредитов, ни поддержки – ничего. Тем не менее, живут, люди проверили себя в рыночных условиях. Это колоссальный актив для дальнейшей перезагрузки. У нас ещё есть пример очень важный – Саратовская область, в которой до сих пор не было ни одного года, чтобы официально или полуофициально сдерживалось развитие фермерства. Сегодня там 50% с лишним зерна, других культур производят фермеры, сегодня там почти 40% валового продукта дают именно фермерские хозяйства, не просто вместе с личными подсобными, а именно фермерские. Этот пример – убедительный. И я думаю, что для людей, не больных гигантоманией, это серьёзный аргумент для начала развития малых и средних хозяйств.

Что такое отечественный продукт?

Валерий Кошелев,

заведующий кафедрой РГАУ – МСХА имени К.А.Тимирязева», д.э.н., профессор

Под отечественной продукцией сейчас понимается вся продукция, произведённая на территории страны, не зависимо от того, кем она произведена и из чего она произведена. В то же время, по мнению экспертного сообщества, значительная часть так называемой отечественной продукции производится из импортного сырья или с применением импортных селекционных и иных материалов. То есть, такую продукцию с трудом можно отнести в полной мере, к отечественной.

Высокая зависимость от импорта

Влада Маслова,

руководитель отдела Федерального научного центра аграрной экономики и социального развития сельских территорий, д.э.н., профессор РАН

В целом, процесс импортозамещения в АПК необходимо рассматривать не только с точки зрения импортозамещения продуктов питания, но и с точки зрения замещения технологий и ресурсной базы. По многим видам ресурсов, несмотря на всю политику импортозамещения, импортные поставки за 5 лет увеличились. Например, по семенам сахарной свёклы, по семенам подсолнечника для посева, по семенам овощных культур. Также увеличился импорт племенного скота, ветеринарных вакцин, гербицидов и фунгицидов. И остаётся, об этом говорил Александр Васильевич, высокая зависимость от импортных поставок сельхозтехники и оборудования, технологий.

Низкая доступность продуктов

Олег Овчинников,

руководитель центра аграрных проблем Института США и Канады РАН

По данным Росстата, потребительские среднедушевые расходы среднего россиянина на продукты питания составляют в настоящее время около 5,5 тысяч рублей в месяц или 180 рублей в день. Ответьте, пожалуйста, коллеги, каким может быть потребление продовольствия при средних расходах в 180 рублей в день? Более того, Росстат утверждает, что свыше половины населения России, находящиеся за чертой бедности, вынуждено платить за питание не 30, а 50 и более процентов своих доходов, и даже при этом отказывать себе в полноценном питании. Напомню, что в США доля затрат населения на продовольствие составляет в настоящее время, в среднем, около 8-10%.

Льготы ничего не дали?

Дмитрий Сорокин,

научный руководитель Финансового университета при Правительстве РФ, вице-президент ВЭО России, вице-президент Международного Союза экономистов, член-корреспондент РАН, д.э.н., профессор

Меня с детства учили, и я думаю, правильно учили, что в сельском хозяйстве мерить от года к году просто безграмотно, что надо брать среднегодовую цифру. Я посмотрел, что получается: в условиях наших льгот среднегодовой темп роста продукции сельского хозяйства составил с 14-го по 18-й год 2,7%. Интересно, а как было в предшествующую пятилетку, когда льгот не было? (И там, и там были засушливые годы). 2,8%! Получается, что льготы никакого прироста не дали. А что прогнозируют у нас на следующую пятилетку? 1,9 – среднегодовой темп роста, в 1,4 раза меньше, чем в эту льготную пятилетку. Мне это непонятно.

По материалам двадцатой экспертной сессии Координационного клуба ВЭО России «О приоритетных направлениях социально-экономического развития АПК России: от роста к качеству роста».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here