«Весь мир перейдёт к такому укладу, который составит основу экономики будущего»

0

Сергей Бодрунов,
президент ВЭО России, президент Международного Союза экономистов, директор ИНИР им. С.Ю.Витте, эксперт РАН, д.э.н., профессор

Чтобы догнать экономических лидеров по показателям роста, мы  должны ежегодно увеличивать свой внутренний валовой продукт примерно на 4,5% и более, если мы говорим о догоняющем или опережающем развитии. В то же время Банк России, Минфин на ближайшие годы прогнозируют темпы роста ВВП в районе 1,5-2%. Таким образом, задача: необходимо искать резервы роста. Какие новые решения можно было бы сформулировать? На каких направлениях надо сосредоточиться, чтобы обеспечить необходимый экономический рост? Не просто рост, но рост качественный, повышающий уровень жизни населения, обеспечивающий формирование здоровой нации и массового креативного класса.

Всем органам власти поручено разработать национальные программы в сфере демографии, здравоохранения, экологии, образования, науки, культуры, цифровой экономики, строительства жилья, безопасных, качественных автомобильных дорог, улучшения городской среды, повышения производительности труда и поддержки занятости, развития малого и среднего предпринимательства, поддержки индивидуальной предпринимательской инициативы, а также международной кооперации и экспорта. По всем этим направлениям нам необходимо в кратчайшие сроки осуществить прорыв. Прорыв в формате экономического чуда. Возможно ли это? Я думаю, что ответ будет однозначный: да, однако только при широком и повсеместном использовании преимуществ, которые мы можем иметь в новом технологическом укладе. Что имеется в виду?

Первое. Нынешний переход к новоукладным технологиям, резко и принципиально отличающимся от предыдущих, впервые сопровождается превалированием в новых технологиях знания над материальной основой. А это влечёт за собой переход на базовое применение таких технологий, которые я называю знаниеёмкими, которые имеют в основе знания и имплементируют в себе воплощённые определённые технологические решения. Речь идёт об объединении нано-, био-, генно-, инфо- и когнитивных технологий, интегрированных на базе единой цифровой платформы и формирующих ядро нового технологического уклада.

Надо чётко осознавать, что весь мир в ближайшие десятилетия перейдёт к такому укладу, который составит основу экономики будущего. И у нас, в отличие от «азиатских тигров» второй половины XX века, создававших своё экономическое чудо в условиях предыдущего технологического уклада, есть преимущество – нам предстоит осуществить прорыв, имея огромные заделы в новоукладных технологиях и соответствующие знания, причём не только пятого, но и шестого уклада. Это второй аргумент в пользу движения по этому пути.

Далее, третье. Технологии нового поколения значительно, на порядки относительно менее капиталоёмкие и фондоёмкие, чем технологии предыдущих укладов, где в производственных издержках доминируют материалы. Плюс, информационная составляющая нового интеллектуального продукта обладает свойством распределения издержек и не имеет такой затратности на условную единицу применения при масштабировании, как материальный продукт эпохи любого из предыдущих технологических укладов.

Это позволяет получать результат от перехода к таким технологиям практически сразу же при их внедрении, что резко сокращает и глобальные издержки, и период первоначальных инвестиций, сложных первоначальных инвестиций, связанных с переводом экономики на новую технологическую базу. К такой новой цифровой инфо-коммуникативно-когнитивной экономике мы в состоянии перейти, и можем, не откладывая, в ближайшие годы начать реальную реиндустриализацию сразу вот на этой новой технологической основе.

Во-первых, в оценке прорывности или нужности конкретных технологий поможет многими нелицеприятно поминаемый рынок с его спросом на конкретные вещи, который будет двигать вперёд, прорывать, тащить за собой одеяло экономики, обозначая и обеспечивая потребности общества, нынешние и перспективные. Обозначая и обеспечивая потребности, те, которые будут в будущем. В последние годы проводится много исследований на эту тему. Почему? Потому, что непрерывно формируется общественный запрос на конкретные технологии, и формирует его та часть общества, которая уже в них заинтересована. Это либо реципиенты этих технологий в качестве конечных потребителей, либо реципиенты из бизнеса, которые используют эти технологии, либо те люди, которые управляют созданием технологий, конструкторы, инженеры и так далее. И этот, я бы сказал, такой интегральный запрос и показывает нам направление, условно говоря, главных ударов при цифровизации нашей экономики.

Во-вторых, этот общественный запрос покажет и другое: куда люди понесут свои деньги, где и в какой мере они будут этими технологиями и соответствующими продуктами пользоваться, фактически, особенно на предпринимательском уровне, – во что они будут инвестировать. И вот здесь при внимательном подходе может быть мощная синергия государственных и частных инвестиций. Сегодня же наш инвестиционный фронт не в наступлении, я бы сказал, в окопе. А из окопа прорыв, пожалуй, не столь перспективен, как в атаке. Но, говорят, для атаки нужны серьёзные силы. Надо иметь крепкую, подготовленную инфраструктуру и крупные резервы, иначе не догоним и отстанем, возможно, навсегда. Так достаточно ли у нас сил и возможностей, чтобы использовать позитивные глобальные факторы и упомянутые выше наши преимущества?

Мы часто слышим: «Да, верно, надо думать о цифровизации экономики, наращивать инвестиции в реальный сектор, но сначала надо сделать экономику устойчивой, застраховаться резервами от всего, что только может случиться». По этому поводу я бы сказал: «Застраховаться от всего и вся невозможно в принципе». И, более того, сами резервы, нашу страховку, пожалуй, учитывая конфликтогенность нынешнего периода ломки мироуклада, стоило бы страховать, и лучшая страховка здесь – продвинутая экономика. И потом мы с вами, коллеги, уже в прошлом году на фоне драматических санкционных событий констатировали, что, несмотря на сложности, наша экономика приобрела новое качество: стала более устойчивой к внешним шокам и внутренним проблемам.

И я не столь сильно убеждён в том, что для того, чтобы широко развернуть реиндустриализацию на новой технологической основе, начать активно инвестировать в прорывные направления, нам надо добиваться ещё более твёрдой устойчивости экономики. Скорее надо двигаться, на мой взгляд, параллельно, по возможности, даже больше акцентируя внимание на технологическом развитии, подтягивая под него государственную, финансовую, технологическую инфраструктуру. Ведь сам процесс пользования информационно-когнитивно-коммуникативными технологиями практически сразу даёт деньги в эти отрасли, и именно их стоило бы приоритетно поддержать институтами частно-государственного партнёрства, модернизацией финансово-банковской системы, мерами налогового регулирования и другими форматами новой промышленной политики.

Не менее важный фактор для эффективного перехода к новому укладу – это модернизация социальной сферы на новом технологическом уровне. «Только та страна может быть сильной и успешной, где люди могут в полной мере реализовать все свои способности. Для этого нам предстоит продолжить модернизацию экономики и создание современных рабочих мест, обеспечить рост доходов граждан, сделать отечественное здравоохранение и образование одними из лучших в мире». Это была цитата президента РФ.

Уже сегодня мы видим, как изменяется характер труда как компоненты производственного процесса. В нём растёт интегральная творческая компонента. Проще говоря, в новом, знаниеёмком производстве завтрашнего дня, главная роль принадлежит человеку и его творческим способностям. В грядущем мире технологическое развитие приведёт к тому, что человек должен будет постоянно совершенствоваться в творческом процессе, постигать новое, переучиваться, и на каждом этапе развития технологий потребуются всё более и более творчески мыслящие люди. В результате главным продуктом в новом индустриальном обществе следующего поколения станет творческий человек. Подчеркну, что не материальный продукт, а именно творческий человек.

Отсюда и наши обязательства перед будущими поколениями совершенствовать образование, развивать интеллектуальную сферу приложения сил общества. В это тоже надо инвестировать, вкладываться, и, не откладывая, учитывая, что риски потерь в этой сфере весьма и весьма трудно восполнимы и могут стать критичными для нашей экономики, ведь в прорыв надо идти не только с резервами, но и с подготовленными кадрами. Но на всё это нужны понимание и воля. Но не только. Нужны средства. Правительственные экономисты посчитали, что на выполнение майского указа президента необходимо за несколько лет дополнительно изыскать 8 триллионов рублей. Есть ли они у нас?

Я вижу здесь много аспектов, которые можно было бы обсуждать. К примеру, 8 триллионов рублей – это 120-125 миллиардов долларов, а у нас сегодня в резервах почти 500. Причём ни один из кризисов, даже предыдущий кризис, нам не обошёлся дороже, чем 300 миллиардов. Если мы потратим хотя бы часть золотовалютных резервов на то, чтобы разумно выстроить промышленную политику в том ключе, который вербально уже обозначил президент, у нас будут большие результаты в ближайшие 5-7 лет. И не нужно будет потом поддерживать бесконечными резервами как подпорками велосипед нашей экономики, потому что она перестанет шататься, набрав скорость.

Огромные средства, существенно превышающие наши золотовалютные резервы, находятся на руках у населения. Ещё больше – размещённые в банках на короткие депозиты деньги того же населения, бизнеса и так далее. Нужны меры и действия по вовлечению этих средств в программу модернизации отечественной экономики. Какие? В общем-то, они известны, обсуждались неоднократно.

Я остаюсь оптимистом. У нас в целом есть и понимание, что делать, и возможности благоприятного развития экономики, и решение задач, поставленных, в общем-то, вызовами развития цивилизации. Но что мы должны признать? Дорогу имеет шансы осилить только идущий. Это раз. И второе: мы все привыкли работать в рамках возможностей и не до конца осознаём, что при переходе к новоукладным технологиям наши возможности становятся шире. Причём ширина этого коридора возможностей, как часто говорят, такова, что мы сможем достаточно уверенно, если действовать разумно, перейти в новый технологический уклад теми ресурсами, которые сегодня у нас имеются. Обеспечив стране ускоренный экономический рост, осуществить прорыв в новое общество XXI века в качестве одного из лидеров, а не в качестве периферийно догоняющей экономики.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here