Безусловный базовый доход: светлое будущее или самообман?

0

Текст: Андрей Смирнов

Фото Sharon Mccutcheon, фотобанк Unsplash

Некоторые страны мира — не только развитые вроде Финляндии или Швейцарии, но и, например, Иран — экспериментируют с безусловным базовым доходом (ББД), в Италии и вовсе движение 5 звёзд пообещало ввести ББД и, в том числе благодаря этому, получила треть голосов в парламенте. Этот доход – некая выплата безработ­ным гражданам, которая заменяет, по сути, социальное пособие. Сама идея не нова, ей уже больше трех веков, однако до сих пор споры вокруг того, благо это или зло, не утихают.

Безработица по-фински

Пожалуй, самый известный эксперимент с безус­ловным базовым доходом стартовал в прошлом году в Финляндии. Подать заявку на участие мог любой гражданин страны в возрасте от 25 до 58 лет, получающий пособие по безработице. Затем из всех зая­вок компьютерный алгоритм случайным образом отобрал две тысячи человек — каждый из них еже­месячно получает от государства по 560 евро. Столько же составляет минимальное пособие по без­работице в Финляндии. Однако его могут сократить или отменить, если человек нашел работу, базовый же доход продолжат выплачивать на протяжении всего эксперимента, который завершится в конце этого года. То есть первые итоги эксперимента можно будет подвести не раньше 2019 года.

Однако с самого его начала нашлись противники гарантированных выплат. Так, Центральный союз профсоюзов Финляндии (SAK) выступил против экс­перимента. В качестве аргументов в союзе приводи­ли то, что базовый доход отучает людей работать и демотивирует их зарабатывать самостоятельно (прежде всего, молодых матерей и людей предпенсионного возраста). А если они все же наме­рены выйти на работу, ее поиски могут затянуть­ся — получая гарантированную выплату, финны могут не спешить и искать наиболее выгодные для себя условия.

Также в прошлом году аналогичный финскому проект был запущен в Нидерландах. Только там в эксперименте принимают участие всего 250 малоимущих граждан, которым государство выпла­чивает по 960 евро в месяц. Участникам программы предлагают заниматься волонтерством: те, кто соглашается, получают бонусы в дополнение к базо­вому доходу, а те, кто отказывается, должны вернуть часть денег от выплат.

Аляска для каждого

Конечно, в стороне от экспериментов с базовым доходом не могло остаться государство, у которого даже есть мечта имени страны — США. В том или ином виде идея безусловного базового дохода там периодически возникает. Например, Хилари Клинтон во время своей предвыборной кампании 2016 года заявляла, что идея безусловного базового дохода ее восхищает. Она планировала распростра­нить ее на всю страну, назвав проект «Аляска для Америки». Дело в том, что каждый житель штата Аляска с 1982 года получает ежегодный дивиденд, полученный регионом от продажи нефти (примерно 800 долларов на человека). Эти деньги выплачиваются из Постоянного фонда Аляски (Alaska Permanent Fund). Позже госпожа Клинтон отказалась от проекта «Аляска для Америки».

Идея стала популярной в США в середине 60-х, тогда президент Ричард Никсон практически распро­странил ее на всю страну. В 70-х эксперименты с базовым доходом проводились в Нью-Джерси и канадском Виннипеге. Однако потом в США от базового дохода отказались в пользу программы социальных выплат, известной как велфер. Государственное пособие получают те граждане, чей доход ниже прожиточного минимума.

Многие американцы недовольны существующей системой социальной поддержки. Например, дирек­тор медиалаборатории Массачусетского технологи­ческого института Джоуи Ито в своей статье «Парадокс безусловного базового дохода» (опублико­вана в американском журнале Wired 29 марта 2018 года) отмечал, что разница в распределении доходов в США огромна, но ни одна социальная программа не позволяет ее преодолеть. А «американская мечта» превращается в американскую иллюзию из-за край­не низких темпов социальной мобильности граждан.

Обоснованная критика

Многие серьезные экономисты критикуют идею безусловного дохода вовсе не по моральным соображениям: будет человек работать или не будет. Они видят во всей идее основополагающую логическую ошибку. Марко Аннунциата, консультант по вопросам инноваций, глобальных экономических трендов, бизнес-моделей и стратегий, а ранее главный экономист и глава инновационно-стратегического отдела General Electric, в своей статье справедливо задается очевидным вопросом.
«Если вы спросите, зачем нам ББД, большинство адептов ответят: «Потому что роботы скоро захватят все рабочие места». Вы подумаете и спросите, а зачем мы проводим эксперименты с этим? «Чтобы убедиться, что люди будут использовать его и все равно получать новые квалификации и искать работу или основывать бизнес». Другими словами, мы запускаем пилотные проекты, чтобы убедиться, что безусловный базовый доход не приведет к тому, что люди прекратят искать работу.

Но… вы только что сказали, что работы и не будет, потому что ее захватят роботы.

Еще один важный аргумент критиков в том, страны, которые играют с идеей ББД – в основном развитые экономики – глубоко в долгах, с низким ростом производительности и огромным ростом расходов на медицину и пенсии. Им нужно распоряжаться доходами умно, а не тратить деньги, как попало. По мнению Аннунциаты, богатые страны имеют моральное обязательство бороться с бедностью и бездомностью, помогать людям, когда они попадают в тяжелую ситуацию из-за проблем со здоровьем или когда они теряют работу. Они обязаны расширять возможности людей так, чтобы ваши шансы на успех зависели от трудолюбия и таланта, а не от семейных обстоятельств. Это подразумевает создание сильной и целевой сети социальной безопасности, а не тупое разделение доходов на всех.

Еще раз о неравенстве

Некоторые эксперты считают, что безусловный базо­вый доход помог бы решить проблему неравенства. Например, он позволит сократить расходы на здравоохранение и еду, граждане сами будут выбирать, на что им тратить деньги. Это полезно, например, для семей, где работает только один человек.

Критики этой идеи так же, как и финские профсоюзники из SAK, опасаются, что базовый доход оту­чит людей работать, еще они полагают, что введение базового дохода станет поводом сократить или вовсе отменить действующие социальные программы, а некоторые работодатели могут из-за него занижать зарплаты.

Больше всего споров, как пишет Ито, вызывает, собственно, размер базового дохода. В основном сто­ронники концепции склоняются к сумме в районе тысячи долларов в месяц. Но даже развитым странам такие выплаты будут стоит от 5 до 35% ВВП. Это слишком высокая цена за преодоление проблемы социального неравенства, поэтому пока эксперимен­ты с внедрением безусловного базового дохода не стали массовыми. Но появляются инициативы отдельных предпринимателей. Один из них — глава венчурного фонда Y Combinator Сэм Альтман. В тече­ние пяти лет он собирается раздавать пособие трем тысячам человек. Тысяча будут получать по тысяче долларов в месяц, остальные — всего по 50 долларов (просто для того, чтобы эти люди участвовали в опросах и их можно было сравнить с целевой груп­пой). Эксперимент должен показать, что люди сделают с деньгами (отложат на черный день, инвести­руют, будут тратить на текущие нужды) и как изменится их поведение, если они будут получать деньги просто так.

Опыт Ирана

Интересный пример универсальных денежных выплат в развивающихся странах — это программа монетизации субсидий на энергоресурсы и хлеб, запущенная в Иране в 2010 году. Правительство тог­дашнего президента страны Махмуда Ахмадинежада решило ликвидировать субсидии на электроэнер­гию, воду, бензин и хлеб стоимостью 50–60 млрд долларов и заменить их индивидуальными денеж­ными выплатами каждые два месяца — в размере около 80 долларов. (В дальнейшем реальный размер выплат существенно сократился из-за высокой инфляции.) Право на эти выплаты имели все граж­дане Ирана, но около 19% населения (в основном богатых иранцев) добровольно отказались от них.

— Попытки реализации концепции базового дохода в виде эксперимента или пилотного про­екта предпринимались и в других развивающихся странах, таких как Кения, Бразилия и Индия, — рассказал доцент кафедры макроэкономики Российской экономической школы (РЭШ) Валерий Черноокий. — Основной целью этих проектов в таких странах является борьба с бед­ностью. Так, например, начиная с 2016 года бла­готворительная организация GiveDirectly прово­дит и финансирует 12-летний эксперимент стоимостью 30 млн долларов в нескольких десят­ках деревень в Западной Кении для проверки вли­яния универсального базового дохода на сниже­ние бедности, структуру расходов и здоровье местных жителей.

Путь России

Почему идея безусловного базового дохода вообще возникла?

Большинство ее сторонников апеллируют к тому, что в мире прогрессирует экономическое неравен­ство, а концепция помогла бы решить эту пробле­му. Например, согласно докладу Всемирного эконо­мического форума 2017 года, на восемь самых богатых людей мира приходится столько же денег, сколько на 50% самого бедного населения всей пла­неты. А состояние одного только основателя Microsoft Билла Гейтса оценивается в 426 млрд дол­ларов, что эквивалентно «состоянию» 3,6 млрд жителей Земли.

В феврале этого года служба исследований HeadHunter опросила почти пять тысяч российских работников и выяснила, что с концепцией безуслов­ного основного дохода хорошо знакомы только 18%, а 58% услышали о ней впервые. При этом большин­ство опрошенных к теоретической идее реализации концепции в России относятся позитивно. Только каждый пятый высказался отрицательно о возмож­ности введения гарантированных выплат.

— Большая опасность безусловного базового дохо­да состоит в том, что он может оказать негативный эффект на занятость, — полагает старший научный сотрудник Института социального анализа и прогно­зирования РАНХиГС Марина Карцева. — В моделях рынка труда существует понятие резервной заработ­ной платы. Это минимальная заработная плата, при которой человек согласится работать. Одним из основных факторов, определяющих резервную зара­ботную плату, является нетрудовой доход (доход, который человек получает не от участия в рынке труда). Таким образом, безусловный базовый доход увеличит резервную зарплату, и соответственно, предложение труда сократится.

Размер сокращения предложения труда будет зави­сеть от размера назначенного пособия, добавила Карцева. В России в текущих демографических усло­виях введение мер, сокращающих стимулы к занято­сти, выглядит более чем странно, считает эксперт.

— Реализация концепции безусловного базового дохода является значительно более затратной для бюджета, чем существующие адресные социаль­ные программы, — обратил внимание Валерий Черноокий. — Она потребует серьезной перекройки всей системы социального страхования и существен­ного увеличения налогов. Поэтому у богатых стран, имеющих больше финансовых ресурсов и возможно­стей эффективно взимать высокие налоги, также и больше шансов на успешную реализацию этой идеи. Значительный рост налогов в развивающихся странах может натолкнуться на проблемы с их сбо­ром, так как существенная часть экономики нахо­дится в неформальном секторе. Кроме того, высокие налоги негативно влияют на экономический рост, столь необходимый бедным странам для развития.

Точно оценить затраты на такой проект в России довольно сложно, так как введение базового дохода будет иметь косвенные эффекты на экономику через рост спроса, изменение занятости и более высокие налоги, отметил Валерий Черноокий. Однако расче­ты на коленке, по его словам, могут продемонстри­ровать колоссальный объем ресурсов, необходимый для реализации этой концепции в России. Ежемесячная выплата базового дохода всем 146,9 млн жителей РФ на уровне максимального раз­мера пособия по безработице 5 тысяч рублей (что более чем вдвое меньше текущего размера мини­мальной заработной платы и прожиточного миниму­ма) потребует дополнительно 8,8 трлн рублей из бюджета в год. А это составляет почти треть от всех доходов консолидированного бюджета (включая государственные внебюджетные фонды) в 2017 году. Эта величина больше, чем все нефтегазовые доходы РФ (5,9 трлн рублей в 2017 году) или поступления от НДФЛ (3,2 трлн рублей).

— Эта программа обойдется вдвое дороже, чем существующая система социального обеспечения — расходы на социальную политику РФ за вычетом рас­ходов на пенсионное обеспечение в 2017 году соста­вили порядка 4 трлн рублей, — заключил Валерий Черноокий.

В целом, по словам экономистов, безусловный базовый доход может быть введен в любой стране. Но цели у всех разные. Марина Карцева отметила позитивный опыт локального внедрения концепции в развивающихся странах — Кении, Индии. Там, по ее словам, базовый доход оказал положительное влияние на жизнь беднейшего населения: люди стали лучше питаться, дети смогли чаще ходить в школу и т. п. «Но тут надо понимать, что речь идет о беднейшем населении, о людях, испытывающих крайнюю нужду и лишения, — добавила эксперт. — Когда речь идет о внедрении безусловного базового дохода в развитых странах, то основная его идея — компенсировать эффекты роботизации экономики. В российских условиях говорить о значительном снижении занятости в результате роста высокотех­нологичного производства пока не приходится. Поэтому введение базового дохода по меньшей мере преждевременно».

Сама идея ББД – довольно древняя

Ее высказывал еще в конце XVIII века философ и писатель Томас пейн, которого за его поддерж­ку независимости Штатов называют «крестным отцом» США (не путать с более поздними крест­ными отцами). Пейн полагал, что все гражда­не страны по достижении 21 года должны получать минимальный доход, позволяющий вести достойную жизнь. В те времена достаточной для этого считалась сумма 15 фунтов стер­лингов в год. Выплачивать их предполагалось из доходов, полученных от продажи природных ресурсов. То есть можно сказать, что в какой-то мере идеи Пейна все же реализовались, только много позже и не для всех — в 1982 году, когда был создан Постоянный фонд Аляски.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here