Президент ВЭО России: «В экономике XXI века главным фактором производства становится знание, а не материальные ресурсы»

0

Сергей Бодрунов,
президент Вольного экономического общества России, президент Международного Союза экономистов, директор Института нового индустриального развития имени С.Ю. Витте, д.э.н., профессор

В названии нашего форума неслучайно подчёркнуто, что он носит академический характер. И дело здесь не только в том, что он проходит в стенах Российской академии наук, за что мы очень признательны Российской академии наук, и что президент РАН и известнейшие учёные академии включились совместно с Вольным экономическим обществом в его организацию. Суть дела, прежде всего, в том, что академическая, фундаментальная наука – это пространство не только «светоносное», но и «плодоносное». Я использую в данном случае образы Михаила Васильевича Ломоносова – выдающегося отечественного академического учёного, стоявшего у истоков создания и нашего Экономического общества.

От глубины и точности теоретического анализа, от обоснованности и истинности научных обобщений в современном мире прямо зависит практика общественной деятельности, а в особенности такая жизненно важная для каждого человека сфера, как экономика. Именно в этом видится нам одна из задач Московского академического экономического форума – сформировать пространство теоретических дискуссий, нацеленных на выработку практических идей и рекомендаций, отвечающих на вызовы современности, главной особенностью которой является переход к четвёртой технологической революции, рекомендаций, адекватно реализующих вопросы и интересы большинства, задачи, адресованные не только бизнесу, но и государству, ну, и я бы сказал, прежде всего, гражданскому обществу, в том числе его научно-образовательному подпространству. Сегодня это объективный вызов времени.

Особую роль в выработке и продвижении таких рекомендаций играет экономическое сообщество страны. Сегодня оно представлено Вольным экономическим обществом России. Образованная почти 255 лет тому назад, эта старейшая общественная отечественная организация и старейшее экономическое общество мира объединяет тысячи экономистов, учёных, бизнесменов, общественных, политических деятелей, молодёжь. Именно этот широкий спектр профессий, позиций, подходов, включённость в теоретический поиск, образовательный процесс и одновременно в практику хозяйствования делает ВЭО России незаменимым актором популяризации, придания общественного звучания и реализации модернизационных стратегий и практик, разрабатываемых академическим сообществом, академическими специалистами. И роль такой синергии в нынешнем стремительно меняющемся мире всё более возрастает.

Новое тысячелетие ознаменовалось возникновением глубоких и ускоряющихся изменений в технологиях, требующих обновления экономической и социальной систем, всех основных институтов общества. Становится всё более очевидным: экономические лидеры будущего – лидеры технологические.

Особые задачи в этом обновляющемся мире стоят перед Россией. Президент страны Владимир Владимирович Путин, определяя её стратегические приоритеты, подчеркнул: мы должны не просто войти в число пяти крупнейших экономик мира, решить многие вопросы социального плана, предметная задача – изменить качество нашей экономики. За счёт чего? Выступая недавно на встрече с Советом законодателей России, президент подчеркнул: «Сверхзадача (я цитирую) – изменить структуру российской экономики. Сделать это можно, только ответив на вызовы новой промышленной революции». Президент чётко обозначил приоритет, главный тренд структурной перестройки нашей экономики: Россия, сказал он, должна занять достойное место в ряду других индустриальных держав. Задача непростая, но абсолютно решаемая.

Без мощной технологической модернизации экономики, реиндустриализации страны мы не сможем решить ни экономических, ни социальных проблем. Направление этих изменений мы в принципиальном плане знаем. Академия наук, экономическое сообщество России давно и активно работают над теоретическими вопросами взаимосвязи технологического, экономического и социального развития. В научной среде по этому поводу идут широкие дискуссии. Сегодня особенно актуален и важен открытый диалог – конструктивный, не обременённый давлением со стороны, политическим и финансовым лоббированием, – только такое академическое общение помогает искать истину и формировать консенсус по ключевым вопросам.

К числу таких положений, поддерживаемых многими лидерами академического сообщества и экономической общественности, относятся тезисы, которые я хотел бы вынести на обсуждение форума.

Первое. Сегодня как никогда необходимо возрождение, но на новой основе парадигмы, утверждающей примат материального производства. Это обращение к тому фактору, который реально изменяет облик экономики, экономические отношения и институты, правила игры, и экономическая политика должна соответствовать вызовам технологической революции. И главное, фундаментальное здесь – изменение в содержании материального производства, обусловленное ростом его знаниеёмкости. Экономика XXI века форматируется как система, в которой главным фактором производства становится знание, а не материальные ресурсы. Роль первого растёт, роль вторых снижается – это закономерность. И мы должны не только зафиксировать этот тренд – тренд неуклонного роста знаниеёмкости производства, – но и сделать на этой основе соответствующие теоретические и практические выводы.

Второе. В академическом пространстве, в экономическом сообществе происходит уход от иллюзий постиндустриализма и рыночного фундаментализма: ни то ни другое не может стать основой для качественного обновления нашей экономики.

Третье. В XXI веке побеждает тот, кто реализует теоретически выверенный курс на активное общественное регулирование рыночной экономики, стратегическое планирование, государственно-частное партнёрство, создание макро- и микроэкономических стимулов прогресса технологий и человеческих качеств, подчеркну.

Четвёртое. Развивая такие экономические отношения, формируя такие институты, Россия может получить ключ не только к догоняющему, но и опережающему развитию. Только на основе стратегии опережающего, а не догоняющего развития Россия сможет занять достойное место в мире в новом веке.

Однако для того, чтобы такая стратегия не стала авантюрой, необходимы системные академические исследования, опирающиеся на методологию и теорию не только неоклассики, но и гетеродоксального направления экономической теории, на исследования, носящие принципиальный междисциплинарный характер. Именно на такие исследования нацелен и наш форум. И это вывод не только автора этих тезисов, но многих выдающихся учёных и экономистов, присутствующих на форуме сегодня и активно принявших участие в обсуждении концепции данного доклада в процессе его подготовки.

Уважаемые коллеги, принимая доказываемый самой жизнью тезис о том, что технологическая революция объективно обусловливает сегодня тренды экономического развития, мы можем сделать следующий шаг и зафиксировать вывод о росте знаниеинтенсивности материального производства и экономики в целом. Это обусловливает целый ряд следствий.

Первое. Императивом современности является возрастающая роль фундаментальной академической науки и сопряжённых с наукой сфер – образования, культуры, – обеспечивающих генерацию новых знаний, а также формирование субъекта генерации знаний – человека, обладающего креативным потенциалом. Но знания мало что дадут экономике и обществу, если не будет работать механизм трансформации их в технологии, и в первую очередь в технологии материального производства – современного материального производства, – если не будет создано и не будет постоянно прогрессировать высокотехнологичное материальное производство, служащее основой для формирования грядущего нового общества, нового типа индустриального общества. Вывод понятен: опережающее развитие в современных условиях станет возможно только в тех экономических системах, где экономические отношения и институты будут обеспечивать: а) непрерывную генерацию новых знаний и б) их ускоренную трансформацию в новые технологии, прежде всего, материального и индустриального производства нового поколения. Ну, и наконец, к этому примыкает использование результатов этого производства не столько для увеличения прибыли корпораций, сколько для решения социальных, гуманитарных и экологических задач общества.

Второе следствие, о котором мы не должны забывать, так сказать, которое высвечивается только в случае многоаспектного, я бы сказал, междисциплинарного видения проблемы: объективная обусловленность возвышения роли научного и образовательного сообщества. Это касается не в последнюю очередь экономики, равно как и сопряжённых с ней сфер. И здесь трудно переоценить роль Академии наук, университетов, соответствующих институтов гражданского общества России в исследовании и формулировании идей о путях реализации стратегии опережающего развития России.

Третье следствие. Коротко я бы его сформулировал так: умному производству нужно умное государство. Модель государства – ночного сторожа, которая, на самом деле, в чистом виде не работала даже в XIX веке, становится абсолютно непригодной для XXI столетия. Подчеркнём: новая роль государства состоит не только в том, что глобальная проблема и технологии эпохи четвёртой промышленной революции заставляют его брать на себя роль представителя интересов общества в целом и каждого его гражданина, хотя это сама по себе немалая политико-экономическая проблема, не менее важно и сложно пройти между Сциллой всеобщей административной мобилизации, о необходимости которой говорят отдельные радикальные государственники, и Харибдой рыночного фундаментализма, видящего в государстве лишь политический механизм, компенсирующий провалы рынка. Государство может и должно оставаться актором, действующим в современной рыночной экономике, – действующим, не подменяя бизнес, но создавая систему институтов, тормозящих финансиализацию и стимулирующих прогресс высоких технологий, их имплементацию в материальное производство, реализацию на этой основе социальных, гуманитарных и экологических приоритетов.

Более того, задачей государства становится диалектическое сопряжение мобилизации и либерализации. Активно стимулируя производство в сферах прорыва, в остальных областях экономической жизни, государство может создавать либерализованную атмосферу, обеспечивая действенное функционирование механизмам рыночного саморегулирования.

Теперь о плодоносности академической экономической науки – о её практическом значении. Сформулированные выше теоретические посылы и их следствия позволяют обосновать ряд конкретных рекомендаций. Важнейшими инструментами обеспечения опережающего развития является активная промышленная политика и стратегическое планирование. В последние годы у нас начато, на мой взгляд, движение в этом направлении, приняты соответствующие законы.

Относительно недавно сделан ещё один правильный шаг в этом направлении: сформированы национальные проекты, которые должны стать механизмом реализации стратегических приоритетов. Но среди них, коллеги, нет, однако, ни одного, который бы прямо и целостно работал на решение именно проблемы приоритетного развития высоких технологий и реализацию связанных с этим задач. Да, есть те или иные аспекты этой проблемы в отдельных нацпроектах, однако представляется необходимой консолидация ресурсов и управления.

Каким образом? Ну, здесь, что называется, могут быть разные идеи. В частности, роль такого инструмента, к примеру, могла бы выполнить Национальная технологическая инициатива. Этот инструмент ценен не только тем, что его главными творцами стали именно учёные, хотя это факт весьма примечательный, но прежде всего тем, что НТИ, во-первых, определяет прорывные направления технологического развития и, во-вторых, нацелена на решение задач трансформации научных достижений в технологии и далее в производство, причём во всём многообразии его видов. При условии широкого обсуждения Национальной технологической инициативы, её, так сказать, перманентного уточнения в рамках образовательного и научного сообщества, независимой экспертизы НТИ могла бы сыграть роль своего рода предметного плана технологического прорыва России. В связи с этим придание НТИ статуса, аналогичного национальному проекту, с соответствующим финансированием, администрированием, с формированием специального органа стратегирования, планирования, финансирования и администрирования в рамках проектного офиса правительства могло бы стать важным шагом в реализации тех задач, обсуждению которых посвящён наш форум.

Нужен, конечно, и орган, который мог бы с меритократическим, я подчеркну, экспертным участием Российской академии наук решать задачи соединения фундаментальных и прикладных научных разработок, с одной стороны, их имплементации в производство, с другой, и делать всё это не от случая к случаю, фрагментарно, распыляя силы и средства, а в рамках единой долгосрочной стратегии – стратегии опережающего развития страны. Такая постановка задач и выбор таких способов их решения обусловлены закономерностями не только технологического, но и экономического развития в целом. Целостная программа национального технологического развития создаст мощный конечный спрос на высокотехнологичную продукцию, который вызовет цепную реакцию расширения спроса по всем отраслям национальной экономики: на высокотехнологичное оборудование, специалистов, знания.

Одним из примеров, показывающих эффективность такой модели в наших российских условиях, стал целенаправленный государственный подход к решению проблемы повышения обороноспособности страны и, в частности, реализуемый в течение ряда лет целенаправленный государственный оборонный заказ. Нам известны публичные эффекты, демонстрирующие качество новых отечественных изделий оборонной техники. Но надо сказать, что это, если хотите, и заказ на высокотехнологичные рабочие места, на более высокие доходы трудящихся, причём по всей глубине индустриальной кооперации и в связанных с ним сферах экономической деятельности. Аналогичные заказы в сфере, например, атомного добывающего энергооборудования, космоса, автомобилестроения, гражданской авиации, судостроения, медтехники, дорожной инфраструктуры и так далее позволят обеспечить реальное импортозамещение, переадресовать многие десятки миллиардов долларов, которые мы дарили и в значительной мере продолжаем дарить зарубежным корпорациям, влив их в отечественную индустрию, инициируя прогресс не только конкретных производств, но и целых отраслей (к примеру, станкостроения), а также в науку и образование.

Но оборонная сфера – это всего лишь один, хотя и успешный, в принципе, пример. Вопрос, однако, стоит шире и глубже – это вопрос определения многих взаимосвязанных, стратегически выверенных приоритетов технологического прогресса и потребностей реальной экономики. Ну кто иной, кроме учёных, работающих в диалоге с гражданским обществом, может стать мозгом разработки и реализации такого проекта? Отсюда ставшая в абсолютно практическую плоскость задача возвышения роли науки, научно-технического и экономического сообщества, гражданского общества в целом в решении задач выработки и реализации стратегии технологического и экономического развития страны. Нам необходимо продвижение по направлению к меритократическому управлению экономикой, управлению, осуществляемому носителями знаний, – умному управлению умным общественным производством в умном государстве. Представляется, что при таком подходе можно полагать возможным решение стоящих перед обществом задач.

При этом условием решения названных задач становится осознание факта перехода общества к принципиально новому этапу развития – этапу, законы которого, намеренно повторю, диктуются стремительным ходом технологической трансформации, действующей с ускорением. Отвечая на эти вызовы, мы можем и должны идти по пути, основополагающая картина которого при всех различиях в деталях сводится к следующему: приоритетом будущего развития станет стремление не к экстенсивному росту и максимизации частной выгоды, а к увеличению общественного блага, решению социальных вопросов повышения качества жизни людей на основе высокотехнологичной и знаниеёмкой экономики.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here