Экономика ищет человеческий капитал

0

Как прогнозирует Международный валютный фонд, ВВП России в 2018 году вырастет на 1,7%, а в 2019-м — на 1,5%. Минэкономразвития ожидает роста экономики на 2,1%. Понятно, что после президентского послания задачи будут ставиться более амбициозные, но, по оценкам Минтруда, численность трудящихся в стране уже через два года сократится на 3,5 миллиона человек. Как признают в Правительстве РФ, по-прежнему остаются нерешенными вопросы заниженной стоимости рабочей силы и высокой дифференциации в зарплатах в различных секторах экономики.

Сколько стоит труд

Штрих к «картине экономики»

В отчете «Картина экономики» Минэкономразвития за январь 2018 года отмечается, что темпы роста заработной платы россиян обновили максимум с начала цикла роста во втором квартале 2016 года. По предварительной оценке, рост реальных заработных плат в ноябре, как и в октябре 2017 года, составил 5,4% по сравнению с ноябрем и октябрем 2016 года. В Минэкономразвития такой рост объясняют как улучшением динамики номинальных заработных плат, так и рекордными показателями инфляции, которая с октября опустилась ниже 3% в годовом выражении.

На разницу в доходах работников разных отраслей и квалификаций министр труда и социальной защиты Максим Топилин обратил внимание на Социальном форуме «Ответственное взаимодействие бизнеса и власти в целях устойчивого социального развития» во время Недели российского бизнеса. «Когда мы ведем речь о повышении заработной платы, о стоимости труда, мне кажется, здесь еще нельзя сказать о том, что в Российской Федерации рабочая сила стоит столько, сколько она должна стоить, — сказал он. — Если мы говорим дальше о повышении производительности труда, об улучшении условий труда — не будет этого происходить, если у нас не будет высокой, достойной цены труда». Министр отметил двухлетнее падение реальных доходов россиян на фоне роста зарплат. «В прошлом году реальная зарплата увеличилась больше чем на 3%, в позапрошлом — на 0,8 %. А реальные доходы и в прошлом году, и в позапрошлом году все равно снизились. Такого никогда не было, обычно все-таки реальная заработная плата, которая составляет подавляющую часть доходов, за собой тянула рост реальных доходов», — сказал Максим Топилин. По его мнению, это можно объяснить сокращением теневого сектора экономики — Правительство в последнее время предпринимает активные действия по легализации трудовых отношений и доходов.

Навыки в дефиците

На том же Социальном форуме было отмечено, что повышение производительности труда и улучшение его условий не будет происходить, если у нас не будет высокой, достойной цены труда. Пока Россия значительно отстает по производительности не только от развитых, но и от развивающихся экономик.

В 2017 году, по данным Market Watch, Россия заняла 34-е место среди 36 крупнейших мировых экономик по ВВП на душу населения с показателем продуктивности труда менее 5,6 доллара в час. Для сравнения: в США этот показатель составляет 33,7 доллара в час, а в занявшем первое место Люксембурге — 67,8 доллара в час. По сравнению с 2016 годом Россия потеряла в рейтинге две позиции.

«Зарплата отражает производительность труда, но распределение добавленной стоимости между условно капиталом (валовой прибылью) и трудом (зарплатой) зависит от их взаимной переговорной силы, — поясняет профессор экономики РЭШ, ведущий научный сотрудник ЦЭФИР Ирина Деисова. — В российских условиях недоразвитой конкуренции, слабости профсоюзов, низких пособий по безработице, большого неформального сектора переговорная сила работника очень слаба. Причем это касается не только переговоров с частным работодателем, но и с государством, которое является крупнейшим работодателем».

Работодатель — не благотворитель и не уступит часть «пирога», если на него не давить, говорит эксперт. А давить можно либо через переход на другое, более производительное предприятие (а чтобы таковое было, нужны конкуренция, защита прав собственности, привлекательный бизнес-климат), либо через действенные профсоюзы. И поэтому зарплаты в России занижены.

ТОП-10 стран 

с самой высокой продуктивностью, долл./час

Люксембург 67,8

Швейцария 49,6

Исландия 36,1

Австралия 33,3

Нидерланды 31,4 

Источник: Market Watch 

В статье «Рост производительности труда, структурные сдвиги и неформальная занятость в российской экономике» эксперты НИУ ВШЭ Илья Воскобойников и Владимир Гимпельсон отмечают, что рост агрегированной производительности труда зависит как от динамики производительности внутри отдельных отраслей, так и от перераспределения рабочей силы между отраслями с разной производительностью.

«Соответствующие внутриотраслевой и реаллокационный компоненты роста агрегированной производительности труда имеют разную природу, — пишут авторы статьи. — Первый связан с накоплением физического и человеческого капитала, нематериальных активов, с развитием технологий. Второй зависит от происходящих в экономике структурных изменений разной природы». Например, по мере роста доходов населения спрос смещается с простых и дешевых товаров к более сложным и дорогим. Также смещается спрос от товаров к услугам, это меняет и структуру занятости.

Изменения могут приходить и со стороны предложения. Например, производить компьютеры с развитием технологий стало дешевле, поэтому снижаются цены на них и доля отрасли в добавленной стоимости по экономике в целом. А перенос производства из российской юрисдикции сокращает занятость в этой сфере. Еще одна группа примеров, отмечают Воскобойников и Гимпельсон, касается институциональной среды. «Так, аутсайдерам открыть магазин или мастерскую в арендованном помещении гораздо проще, чем получить лицензию на добычу нефти или даже разрешение на новое строительство, — отмечают эксперты. — При недостаточной защите прав собственности рабочие места будут создаваться там, где риски экспроприации меньше. Таким образом, действующие в стране институты облегчают вход в одни отрасли и затрудняют или даже блокируют — в другие».

В статье профессора экономики РЭШ Ирины Денисовой и экономиста, управляющего партнера Altura Partners Саймона Коммандера Are skills a constraint on firms? New evidence from Russia («Являются ли профессиональные навыки проблемой для развития фирм? Новые свидетельства из России». — Прим. переводчика) приводятся результаты опроса экспертов кадровых агентств, из которых следует, что при поиске специалистов и управленцев на вакансии экономически успешных предприятий актуален вопрос о дефиците ключевых навыков. Так, при подборе управленцев высшего и среднего звена остро стоит проблема дефицита у кандидатов навыков управления и решения задач, а при подборе специалистов высшей квалификации — дефицита у кандидатов навыков решения задач и практических навыков.

Сами научим

Почти 40% руководителей российского малого и среднего бизнеса главной проблемой прошедшего года назвали нехватку квалифицированных кадров, показало совместное исследование платформы для предпринимателей «Деловая среда» и Аналитического центра НАФИ. Она вошла в топ-3 проблем наряду с высокими налогами (64%) и снижением спроса на товары и услуги (54%).

Бизнес готов инвестировать в повышение квалификации своих сотрудников. В 2017 году, по данным HeadHunter, обучение и развитие стали одними из основных приоритетов компаний в работе с персоналом. Существенно выросло в прошлом году число компаний, которые готовы обучать всех сотрудников без исключения (63% опрошенных в 2017 году против 5% в 2016-м). Наибольшее внимание корпоративному обучению уделяется в крупных компаниях, со штатом более 500 человек (95% от общего количества). Причем в регионах корпоративное обучение развивается активнее, чем в столице.

Что ценнее?

«Эмбэашники» в цене?

Одной из самых дорогостоящих образовательных программ остается получение степени МВА. Согласно исследованию Hays, несмотря на то что 61% компаний считает важным бизнес-образование, только 6% работодателей готовы полностью оплачивать такое обучение сотрудника. 74% компаний, которые готовы взять на себя расходы по МВА для сотрудников, обязывают сотрудника проработать в организации определенное количество времени после получения степени. 32% организаций готовы оплатить расходы частично, а большинство (62%) считают, что компания не должна нести такие расходы. Сотрудники понимают реалии рынка: 71% готовы тратить на получение МВА личные сбережения, а 10% готовы взять кредит. Лишь 9% рассчитывают на полную оплату со стороны работодателя.

«По-прежнему в России критически важен опыт кандидата, а образование является дополнительным фактором при найме, — рассказал эксперт Korn Ferry Hay Group Александр Сохор. — То есть при оценке профессиональных характеристик внешнего или внутреннего кандидата 90% успеха — это экспертиза, и только потом могут обратить внимание на образование, включая MBA. Исключения могут составлять начальные позиции, особенно в международных компаниях (где основным «активом» кандидата является пока образование), или, наоборот, топовые роли, на которых ожидают наличие бизнес-образования, а не просто академического».

С точки зрения желания компаний отправлять своих сотрудников на MBA-обучение — пока в России эта практика распространена совсем слабо, говорит Сохор. Видимо, это происходит потому, что нет прозрачной системы договоренности о том, как сотрудник «вернет долг» компании — отработает вложенные в него ресурсы. «Тем более качественных российских программ образования крайне мало, а зарубежные стоят значительных денег, — добавил эксперт. — Также со стороны сотрудников этот вид мотивации не является «ожидаемым». То есть многие люди предпочтут получить какой-то дополнительный бонус или материальный аналог, нежели пойти учиться за счет работодателя.

До сих пор с достойной профессией для заработка и карьеры прочно ассоциируются экономисты и юристы. Сейчас на одну вакансию экономиста (финансиста) приходятся 3–4 резюме, среди юристов конкурс чуть выше — 6 резюме, рассказала шеф-редактор «Работа.ру» Анна Чуксеева. При этом конкурс снизился за последние два года. В начале 2016 года на одну вакансию юриста или экономиста могло претендовать до 15 кандидатов. Хотя и тогда компании отмечали, что много кандидатов с дипломами юридических и экономических факультетов, а качественных специалистов мало.

«Мода на профессию привела к тому, что практически каждый вуз стал открывать такие факультеты, при этом спросом пользовались всегда дипломы профильных топовых вузов — МГУ, Финансовой академии, ВШЭ, РЭУ им. Плеханова. Что касается востребованных позиций, который год в топе менеджеры по продажам, ИТ- и технические специалисты, инженеры. Экономисты и юристы входят во вторую десятку вакансий», — говорит Чуксеева.

Автор: Кира Камнева 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here