Чем займётся Федеральный центр компетенций?

0

Нацпроект «Производительность труда и поддержка занятости» предусматривает, что начиная с 2024 года производительность труда в базовых несырьевых отраслях российской экономики должна расти не менее чем на пять процентов в год, а программами по повышению производительности к этому времени должны быть охвачены не менее десяти тысяч российских крупных и средних предприятий. До 2024 года в соответствии с целями нацпроекта производительность труда должна вырасти в общей сложности на 21 процент. Главным результатом реализации проекта должен стать рост ВВП на три триллиона рублей к 2024 году. Одним из ключевых исполнителей будет Федеральный центр компетенций.

Что в мире с производительностью

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), производительность труда на российских предприятиях оказалась самой низкой среди европейских стран в 2018 году. Производительность труда на одного работника в России равна 26,5 доллара. (Показатель рассчитывается как ВВП в расчете на час отработанного времени). Ниже в расчетах ОЭСР эффективность только у работников из Южной Африки и Мексики (24,5 и 21,6 доллара в час соответственно), а лидерами уже на протяжении ряда лет являются Ирландия, Люксембург и Норвегия. Там на одного трудящегося приходится 99,5, 98,5 и 83,1 доллара ВВП в час. Согласно исследованию по производительности труда, которое провел Аналитический центр при правительстве РФ, за десять лет, с 2005 по 2015 год, производительность труда выросла в России на 19,8 процента, в то время как в странах Евросоюза рост составил 9,3 процента.  Но, несмотря на сравнительно высокие темпы роста, шансов догнать по производительности страны «Большой семерки» у России не было: в 2015 году средний уровень производительности труда там составлял 54,85 доллара в час, в то время как в России он едва превысил 23 доллара.

Производительность труда как нацпроект

В декабре 2018 года на заседании президиума Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам был утвержден паспорт нацпроекта «Производительность труда и поддержка занятости». Он предусматривает, что начиная с 2024 года производительность труда в базовых несырьевых отраслях российской экономики должна расти не менее чем на пять процентов в год, а программами по повышению производительности к этому времени должны быть охвачены не менее десяти тысяч российских крупных и средних предприятий. До 2024 года в соответствии с целями нацпроекта производительность труда должна вырасти в общей сложности на 21 процент. Главным результатом реализации проекта должен стать рост ВВП на три триллиона рублей к 2024 году.

В нацпроекте выделили три направления, три федеральных проекта: «Системные меры по повышению производительности труда», «Поддержка занятости и повышение эффективности рынка труда для обеспечения роста производительности труда» и «Адресная поддержка повышения производительности труда на предприятиях». За первый из них отвечает Минэкономразвития, за второй – Минтруд, за третий – специально созданная структура – Федеральный центр компетенций.

Системные меры предполагают изменение самого подхода государства к поддержке предприятий. Речь идет о снижении административных барьеров, стимулировании предприятий к повышению производительности труда за счет предоставления им льготных займов и налоговых преференций, переобучении управленческих кадров и о международном взаимодействии со странами, где производительность труда выше. Меры по поддержке занятости включат в себя формирование системы подготовки кадров в сфере повышения производительности, а также повышение эффективности работы центров занятости населения по всей стране.

Но основная работа будет проведена в рамках федерального проекта «Адресная поддержка повышения производительности труда на предприятиях». Это видно и по количеству задач, возложенных на Федеральный центр компетенций, и по объему финансирования направления. Так, если на системные меры поддержки занятости бюджет планирует потратить в течение шести лет 5,5 миллиарда рублей, на повышение эффективности рынка труда – чуть меньше 12,7 миллиарда, то на адресную поддержку предприятий уйдет 28,3 миллиарда рублей. Еще 5,6 миллиарда в течение шести лет ФЦК должен будет заработать самостоятельно за счет оказания консалтинговых услуг по повышению производительности крупным предприятиям, не получившим права на бесплатное участие в программе.

Экономика должна быть экономной

По сути, речь идет о повсеместном внедрении в промышленное производство «бережливых» технологий. Интересно, что генеральным директором ФЦК стал Николай Соломон, до этого десять лет проработавший заместителем генерального директора ГК «Росатом» и лично курировавший развертывание Производственной Системы Росатома, конечной целью которой как раз являлось сокращение временных затрат на операции и повышение производительности труда на всех предприятиях ГК, а в особенности – на атомных станциях.

Сегодня в ФЦК работает 150 человек, до конца года штат будет увеличен до 350. Специалисты ездят по предприятиям, уже изъявившим желание вступить в программу повышения производительности труда, и консультируют генеральных директоров, рассказывая о том, что можно было бы изменить, чтобы повысить эффективность производственных процессов. Кроме того, они обучают коллег в регионах, которые впоследствии будут вести аналогичную работу на базе региональных центров компетенций.

В 2018 году услугами ФЦК смогли воспользоваться более 100 предприятий в 16 регионах страны. На середину марта 2019 года число участников превысило полторы сотни, еще около 600 изъявили желание присоединиться к проекту в ближайшее время. По планам, на конец 2019 года общее число компаний, занимающихся повышением производительности под руководством федерального или региональных центров компетенций, должно превысить 900 в 36 регионах. К 2024 году будет создано 65 региональных центров компетенций, которые так же, как региональный центр, будут заниматься повышением производительности труда на предприятиях в зоне своей ответственности и получать на это финансирование из бюджетов субъектов федерации.

Сейчас в программе адресной поддержки повышения производительности труда могут поучаствовать предприятия из четырех отраслей — обрабатывающих производств, сельского хозяйства, транспорта и строительной сферы с выручкой от 800 миллионов до 30 миллиардов рублей в год. До конца года в их число должны попасть предприятия сферы ЖКХ, такое решение уже принято Правительством. Предполагается, что в будущем федеральный проект затронет также сферы образования и медицины. ФЦК уже реализует пилотный проект в одной из московских школ.

Начали с главного!

Пока акцент сделан на росте производительности труда на промышленных предприятиях. Там эффект от внедрения «бережливых» технологий заметнее всего и проще, чем в других секторах поддается оценке. По словам Николая Соломона, больше всего в участии в проекте заинтересованы средние предприятия, работающие на конкурентных рынках. Они действительно используют любую возможность повысить свою конкурентоспособность при минимуме затрат. Менее всего мотивированы предприятия госсектора и военно-промышленного комплекса. Их руководство очень трудно убедить хоть на йоту поменять существовавшие годами производственные процессы, и мотивации для этого у них нет, ведь живут они не за счет рыночной прибыли, а за счет выполнения плана с последующим покрытием издержек за счет государства.

Почему в Северной Ирландии такая производительность?

Это очень просто: показатель рассчитывается как ВВП в расчете на час отработанного времени. А Ирландия установила самые низкие корпоративные налоги в ЕС – 12,5 процентов. Это низко даже по сравнению с решением Трампа о снижении налога до 21% для решоринга американских компаний. В итоге больше тысячи крупных американских глобальных компаний перенесли операции в Ирландию, включаяGoogle, Apple, Facebook, PayPal, Microsoft, Yahoo, eBay, AOL, Twitter, Intel, Pfizer, BostonScientific, Johnson& Johnsonи т.д. Они дают 90% экспорта, но занимают всего 10% рабочей силы. В итоге получается огромная цифра производительности. Правда, серьезные экономисты над Ирландской экономикой в лучшем случае подшучивают. Нобелевский лауреат Пол Кругман назвал ее «лепреконской экономикой» после того, как свои интеллектуальные активы после очередного налогового послабления туда перенесли десятки мультинациональных корпораций, и ВВП страны поднялся на 26% за год. Еще один нобелевский лауреат, Джозеф Стиглиц, считает, что Ирландия своим налоговым демпингом просто ворует прибыли у других стран. Другие специалисты считают, что Ирландия ворует сама у себя и у своих граждан, рано или поздно налоги придется поднять, и тогда поток компаний может легко отправиться в другое место и привести страну к экономическому краху.

Недавно первый вице-премьер Антон Силуанов, который является куратором всего нацпроекта, дал поручение включить в число предприятий-участников федерального проекта по адресной поддержке госкорпорации и компании с госучастием. «Это делается для того, чтобы повысить производительность труда в регионах. Почти в каждом из них есть вертикально интегрированные компании с госучастием, повлиять на которые губернаторы на своем уровне не могут», — прокомментировал Николай Соломон.

Как работают специалисты ФЦК

Что делает специалист по повышению производительности, выезжающий на предприятие? Он буквально стоит с секундомером у станка и смотрит, какой процент времени работник и оборудование простаивают вместо того, чтобы работать, и почему так происходит. Как правило, причина бывает очень проста, а эффект от ее устранения – колоссальный. Вот пример: на тульском заводе по производству аэрозолей удалось достигнуть 30-процентного роста производительности только за счет двух простых усовершенствований. Специалисты ФЦК заметили, что на производственной линии 20 минут в течение каждого часа тратится на замену бака с жидкостями для аэрозолей – это 160 минут простоя в смену. Исключить временные издержки удалось только за счет того, что к конвейеру подвели трубы, по которым жидкость поставляется непрерывно. Второе новшество на том же заводе заключалось в том, что сократилось время на переналадку конвейера на выпуск другой продукции с 58 до 8 минут.

Есть еще одна интересная методика сокращения временных и трудовых затрат на производстве – «диаграмма спагетти». Специалист, приходя на предприятие, рисует схему перемещения детали по цехам. Как правило, получаются чрезвычайно запутанные «тропинки», напоминающие спагетти в тарелке. Порой, лишь распрямив их, удается в разы сократить простои оборудования и временные затраты на изготовление единицы продукции.

«Производство должно быть непрерывным, время на переналадку оборудования, как на заводе компании Тойота, должно сокращаться до минимума. Производить детали нужно по принципу Макдональдса – ровно столько, сколько нужно потребителю здесь и сейчас, а не впрок, забивая склады, а потом не зная, куда девать запасы», — говорит Николай Соломон.

За счет внедрения принципов «бережливого» производства длину производственного цикла на предприятии получается сократить примерно вдвое, настолько же уменьшаются складские запасы, а, следовательно, и расходы на их содержание. После внедрения «бережливых» технологий некоторые предприятия даже отказываются от своих инвестиционных программ: они понимают, что можно гораздо эффективнее использовать уже имеющееся оборудование и другие ресурсы, и не тратиться на новые. Часто высвобождаются рабочие руки, благодаря этому компании могут открывать новые производственные участки и не платить за услуги неэффективных посредников и поставщиков.

Николай Соломон,
Генеральный директор Федерального центра компетенций

— Многие руководители предприятий, особенно с «советским» прошлым, отказываются от реализации программ по повышению производительности только потому, что боятся «социального напряжения» из-за высвобождения рабочей силы. Им не нужно, чтобы четыре станка обслуживал один оператор вместо двух, они говорят, что им хватает денег и так, а рисковать спокойствием они не хотят. Но далеко не всегда повышение производительности влечет сокращение персонала: можно просто найти более разумное применение освободившимся рабочим рукам.

Насколько результативны будут усилия всех задействованных в реализации нацпроекта структур, пока предугадать сложно, хотя некоторые расчеты все же есть. Так, рост производительности труда на предприятиях-участниках программы адресной поддержки по прогнозам составит от 2 до 31 процента. Первый, пессимистичный, сценарий, возможен в том случае, если в проект попадут более мелкие предприятия, лишь 30 процентов из которых выполнят поставленные перед ними цели по росту производительности труда в 10-15-30 процентов накопленным итогом в первые три года реализации нацпроекта и далее по пять процентов в год. Второй, оптимистичный, сценарий станет реальностью в том случае, если в проекте будут участвовать более крупные предприятия, и 95 процентов из них достигнут целевых показателей.

Георгий Остапкович,
директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ

Адам Смит приводил известный пример в своём бестселлере «Богатство народов» — про производство булавок: один человек может за день сделать 20 булавок, но 20 человек, если разбить на 18 функций эту булавку, сделает 48 тысяч этих булавок, то есть, в 240 раз больше. То есть, организация труда очень важная для производительности. Кроме того, я считаю одним из основных факторов нашего отставания очень высокий износ основных фондов. У нас износ основных фондов в целом по экономике – где-то порядка 48,5%. А в самой инновационной, в самой производительной отрасли, где работают наиболее квалифицированные кадры, в промышленности – износ больше 50%. Добыча – лидер по износу основных фондов в стране (57%). Обрабатывающая промышленность – 50%. Более того, в обработке где-то 25-30% оборудования работает с истекшим уже по нормативам сроком. На этом оборудовании поднимать производительность труда крайне затруднительно. Так что низкая производительность – это не из-за того, что у нас люди мало работают.

Автор: Надежда Толстоухова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here