Что нам говорит МВФ

0

И кто он вообще такой?

В начале октября Международный валютный фонд повысил прогноз по росту ВВП России в 2019 году. Эксперты отмечают значительный прогресс в обеспечении финансовой стабильности, но в то же время указывают на несколько проблем, сохраняющихся в отечественной банковской системе. Например, на конкуренцию и управление. Обязана ли Россия выполнять рекомендации фонда и какова история взаимоотношений с международной финансовой организацией?

Нефть обеспечит рост

В опубликованном в начале октября докладе МВФ «Перспективы развития мировой экономики» прогноз по росту ВВП России на 2019 год повышен на 0,3 п. п., до 1,8% (в апрельском и июньском докладах прогнозировался 1,5%-ный рост). Прогноз по росту экономики на этот год остался прежним — 1,7%. Главный экономист МВФ Морис Обстфельд отметил, что Россия, наряду с Нигерией, Казахстаном и Саудовской Аравией, выиграет от повышения цен на нефть как ее экспортеры. Инфляция в России, как прогнозируют эксперты фонда, составит 2,8% в 2018 году, ниже целевого показателя 4%, что обусловлено умеренно жесткой денежно-кредитной политикой. А в 2019 году инфляция возрастет до 5,1% из-за восстановления внутреннего спроса и более высоких цен на топливо.

— Складывается хорошая ситуация в добывающих и обрабатывающих отраслях, сфере услуг. Прибыль банковского сектора превысила 1 триллион рублей, — отметил начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. — Волна ослабления рубля, вызванная резким оттоком из системы порядка 16 миллиардов долларов в третьем квартале, не привела пока к резкому росту цен. Если геополитический фон не претерпит резкого ухудшения, то отток капитала не усилится. Консервативный прогноз по динамике ВВП в 2019 году связан с тем, что резкого роста нефти не предвидится. Ставка в США, вероятно, продолжит расти, это мешает снижению ставки в России и, соответственно, сдерживает темпы экономического роста.

В экономической политике России приоритетными направлениями, как полагают в МВФ, могут стать улучшение прав частной собственности и управления, укрепление институциональной инфраструктуры, реформирование рынков труда и инвестиции в инновации и инфраструктуру. При этом эксперты отмечают, что недавнее смягчение бюджетного правила может ослабить достигнутое с большим трудом доверие к макроэкономической политике властей.

«Для финансирования увеличенных расходов на здравоохранение, образование и инфраструктуру могут быть снижены другие расходы, а также повышена ставка налога на добавленную стоимость, улучшена собираемость налогов и расширена налоговая база»,— говорится в докладе. О смягчении бюджетного правила как об одном из способов профинансировать реализацию майского указа президента Владимира Путина Правительство заговорило в конце мая. Министр финансов Антон Силуанов выступал против, но уже в июле заявил, что цена отсечения вырастет до 45 долларов за баррель к 2023 году с нынешних 40 долларов.

Стабильность ослабила конкуренцию

В докладе МВФ отмечается значительный прогресс в обеспечении финансовой стабильности в России. Эксперты пишут, что этого удалось достичь, в частности, с помощью удаления с рынка слабых банков и управления рисками в необеспеченном потребительском и ипотечном кредитовании. Тем не менее эффективность, конкуренция и управление в банковской системе все равно должны быть улучшены, полагают в фонде. Но возможно ли было обеспечить финансовую стабильность, не удаляя с банковского рынка слабых игроков, при этом все более «огосударствляя сектор» и снижая конкуренцию в нем?

— Большая часть «зачищаемых» кредитных организаций, по крайней мере по формальным признакам и со слов регулятора, лишилась лицензии за систематическое нарушение банковского законодательства и, что еще хуже, за нарушения закона № 115-ФЗ от 07.08.01 «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем», — напомнил аналитик ГК ФИНАМ Алексей Калачев. — То есть, попросту говоря, попались на махинациях с обналичиваем или выводом денежных средств и прочими операциями, являющимися противозаконными. Лишь незначительная часть кредитных учреждений имела существенные проблемы из-за формирования откровенно некачественных кредитных портфелей и нарушений нормативов Н6 (максимального размера риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков) и Н25 (максимального размера риска на связанное с банком лицо / группу связанных с банком лиц). Что, впрочем, не делает эти банки белыми и пушистым, так как и здесь налицо существенные нарушения действующего банковского законодательства. Так что в том плане действия регулятора по выводу с рынка откровенно слабых или недобросовестных игроков можно рассматривать как в целом правильные.

Сейчас 9 из 10 крупнейших банков находятся в значительной степени под контролем государства, добавил Георгий Ващенко. Причем это эффективные банки. Банковская система в целом устойчива, а уход с рынка мелких игроков не ухудшает бизнес-климат. «Сейчас присутствие государства в капитале банков дает гарантии, что финансовая система не развалится. Приватизация ряда банков возможна на горизонте 3–5 лет. Сейчас на крупные банки просто нет покупателей», — добавил эксперт.

(Подробнее — см. материал «Пятилетка банковских чисток»)

Действия ЦБ РФ и персонально его главы Эльвиры Набиуллиной оценила и директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард. По ее словам, под руководством Набиуллиной регулятор смог смягчить внешние шоки, перейдя к полностью гибкому обменному курсу и режиму таргетирования инфляции. Глава ЦБ РФ «неутомимо проводила консолидацию обширной банковской системы России, закрыла более 300 банков и усовершенствовала основы регулирования финансового сектора и надзора за ним», подчеркнула Лагард.

Российские экономисты, мягко говоря, не всегда восторгаются политикой, которую проводит госпожа Набиуллина. Советник Президента РФ Сергей Глазьев давно сравнивает состояние российской экономики с состоянием человека, перенесшего инфаркт.

— Как только денежные власти пошли по пути освобождения курса рубля в свободное плавание, мы тут же мы получили девальвационный скачок, инфляционный шок, от которого до сих пор не можем оправиться. И наша макроэкономическая система подобна больному инфарктом миокарда, — заявил Глазьев во время выступления на форуме «Ловушка новой нормальности» еще в 2016 году. Экономист отмечает, что в России самая высокая волатильность национальной валюты, и мы обгоняем даже ближайшую к нам Турцию в два раза. «За это мы и получаем благодарности от МВФ», — заметил Глазьев.

В своей критике Глазьев не одинок. Еще шесть лет назад, в 2012 году, тогда заместитель председателя, а ныне председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков отмечал, что России необходимо добиваться большего влияния на принимаемые МВФ решения. А для этого нужно поддержать увеличение доли (квоты) в капитале фонда. По словам Аксакова, формула расчета квоты, принятая после очередного пересмотра в 2008 году, оценивает вклад России в МВФ не в пользу страны.

Отношения с историей

Почему для России так важны рекомендации МВФ? Все очень просто, Россия сама так решила, и с начала 1990-х годов состоит в МВФ и Группе Всемирного банка. С 1992 по 1999 год фонд одобрил России восемь кредитов общим объемом около 22 миллиардов долларов. Однако улучшение экономической ситуации в стране позволило России прекратить привлечение кредитных ресурсов от МВФ, страна начала погашать задолженность в начале 2000-х и полностью сделала это в 2004 году. Сегодня Россия выступает в фонде кредитором.

— Реформирование глобальной системы резервных валют долгое время было одним из приоритетов в повестке сотрудничества России с МВФ, — отметила в своем докладе о взаимодействии России с международными финансовыми институтами эксперт направления «Внешняя политика и безопасность» Центра стратегических разработок Ксения Прока. — В 2009 году страна выступила с инициативой включения российского рубля в состав валютной корзины СДР (международного резерва МВФ. — Прим. ред.). Однако это предложение не нашло поддержки фонда. В настоящее время также преобладает скептическое отношение в связи с кризисными явлениями в российской экономике и напряженностью в отношениях России и Запада.

При этом невысокие шансы на приобретение рублем статуса резервной валюты подтверждаются статистикой. По данным Банка международных расчетов, в период с 2013 по 2016 год в рейтинге наиболее торгуемых валют рубль опустился с 12-го на 18-е место, а его доля в мировой торговле снизилась с 1,6 до 1,1%. Следующий год будет непростым для российской экономики в целом и рубля в частности. Выступая перед сенаторами в начале октября, министр экономического развития Максим Орешкин отметил, что повышение НДС произойдет с 1 января 2019 года, а активная фаза реализации национальных проектов начнется ближе к середине года.

— Также на первый квартал, по нашей оценке, придется максимальное замедление кредитной активности, вызванное волатильностью на финансовых рынках, — сказал министр. — По итогам года рост останется положительным. Он замедлится, по нашей оценке, до 1,3%. Инфляция ускорится до 4,3%. Пиковое значение по инфляции мы пройдем в начале года на уровне около 5%. Начиная с 2020 года восстановление экономического роста будет основываться на результатах реализуемых изменений и успешной реализации национальных проектов. Экономический рост, по прогнозам Министерства, ускорится до 2% в 2020 году, а в дальнейшем закрепится выше отметки в 3%.

— После того как Президент майским указом поставил задачу войти в пятерку стран по ВВП, министр по должности не может себе позволить выражать скепсис, в отличие от неправительственных аналитиков, — пояснил Алексей Калачев. — Правда, для достижения поставленной цели ВВП страны должен расти более чем на 5% начиная уже со следующего года. Так что темпы, озвученные министром, уже можно считать компромиссом между желаемым и возможным.

Вероятно, Правительство рассчитывает, кроме сохранения благоприятной конъюнктуры на мировых рынках, еще и на эффект от реализации масштабных инфраструктурных проектов, которые как раз с 2020 года должны быть запущены в полную силу. Кроме прямого эффекта от самого роста строительства ожидается еще и ускорение экономического развития по мере обновления и расширения инфраструктуры. При этом, по словам Калачева, скорее всего, не учитываются риски от вероятного усиления экономических санкций, а также возможные негативные последствия от обострения торговых войн и длительного сохранения высоких цен на сырьевых рынках. Эти процессы могут вызвать существенное замедление роста мировой экономики и, как следствие, снижение спроса и цен на сырьевые товары.

Общедоступно об МВФ

Часто МВФ в прессе и умах становится чуть ли не частью международного заговора, но и любой открытой информации о фонде становится очевидно, что Россия, по меньшей мере, добровольно стала частью этого заговора:

Международный валютный фонд, МВФ (англ. International Monetary Fund, IMF), — специализированное учреждение ООН со штаб-квартирой в Вашингтоне, США. Объединяет 189 государств, а в его структурах работают 2500 человек из 133 стран.  МВФ предоставляет кратко- и среднесрочные кредиты при дефиците платежного баланса государства. Предоставление кредитов обычно сопровождается набором условий и рекомендаций. В отличие от Всемирного банка, деятельность МВФ сосредоточена на относительно кратковременных макроэкономических кризисах. Всемирный банк предоставляет кредиты только бедным странам, МВФ может давать кредиты любой из своих стран-членов, которая испытывает нехватку иностранной валюты для покрытия краткосрочных финансовых обязательств. Политика и рекомендации МВФ в отношении развивающихся стран неоднократно подвергались критике, суть которой состоит в том, что выполнение рекомендаций и условий в конечном итоге направлено не на повышение самостоятельности, стабильности и развитие национальной экономики государства, а лишь на привязывание ее к международным финансовым потокам.

Автор: Андрей Смирнов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here