Догоним и перегоним?

Как Правительство видит промышленную политику

0

Закону «О промышленной политике в РФ» скоро четыре года, в некоторых странах — целый президентский срок. На итоговом заседании коллегии Минпромторга чиновники отчитались о том, что количество региональных индустриальных парков выросло больше чем в четыре раза по сравнению с 2012 годом, и привели много других цифр. Но насколько они отражают то, что реально можно назвать реиндустриализацией страны?

Что сделано?

Четыре года назад были введены антироссийские санкции, и главным словом для всех отраслей эконо­мики стало «импортозамещение». Сократить зависи­мость от оборудования, материалов, ИТ иностранно­го производства предстояло и в промышленности. На совещании по итогам деятельности в 2017 году Минпромторг рапортовал об успехах в импортозаме­щении и объявил новый фокус промышленной поли­тики — наращивание экспорта. В законе «О промышленной политике в РФ» осо­бое внимание было уделено вовлечению в инду­стриальное развитие регионов и формированию в них разветвленной промышленной инфраструкту­ры. На итоговом заседании коллегии Минпромторга в апреле этого года было отмечено, что количество региональных индустриальных пар­ков выросло больше чем в четыре раза по сравнению с 2012 годом. Сейчас в стране работают 110 таких площадок, на их территории размести­лись больше 2,5 тысяч российских и иностранных производителей. А в 45 промышленных технопар­ках более 3 тысяч компаний выпускают высокотех­нологичную продукцию.

Для взаимодействия промпредприятий из разных регионов формируются промышленные кластеры, сегодня их 50. Еще один инструмент межрегионального партнерства — государственная информацион­ная система «Промышленность». Она начала работу в пилотном режиме два года назад, и за прошедшее время в ней собрана практически вся номенклатура высокотехнологичной продукции, которую уже производят или планируют выпускать российские предприятия.

Основными инструментами финансовой поддерж­ки отраслей промышленности стали Фонд развития промышленности (ФРП) и специальные инвестиционные контракты (СПИК). Совокупный бюджет проектов, реализуемых с применением этих механизмов, превысил полтриллиона рублей. ФРП был создан в 2014 году, с помощью займов фонда было открыто 260 новых производств в 60 регионах, объем инвестиций которых в экономику без учета займов фонда составил 127 миллиардов рублей. Общая выручка профинансированных фондом проектов — 1,4 триллиона рублей. 

Механизм региональных Списков позволил при­влечь в крупные промышленные проекты около 170 миллиардов рублей. К осени правительство рас­считывает представить новый механизм специаль­ных инвестиционных контрактов (СПИК 2.0). Об этом в начале июля сообщил вице­-премьер РФ Дмитрий Козак на Международной промышленной выставке «Иннопром». Нормативную базу планируется создать до ноября — все необходимые решения уже приняты, принципиальные подходы к новому механизму согласованы. «Здесь очень важно обеспечить открытость и пред­сказуемость государства для бизнеса, стабильные условия ведения бизнеса, именно на это нацелены специальные инвестиционные контракты, которые мы значительно усовершенствовали, — подчеркнул Дмитрий Козак. — В рамках этого механизма к этой работе будут привлечены региональные, муници­пальные власти. Мы намерены обеспечить стабиль­ные, надежные условия деятельности для бизнеса на весь период реализации специальных инвестиционных контрактов».Все принятые меры, как подчеркнули в Минпромторге, позволили «оперативно реализо­вать задачу ускоренного импортозамещения». С 2014 года совокупный объем инвестиций в созда­ние российских аналогов иностранной продукции превысил 600 миллиардов рублей, из них 120 мил­лиардов — это государственные средства. Было запущено около 1200 проектов импортозамещения, треть из них уже вышла на стадию серийного производства.

До 2022 года, согласно прогнозу Минэкономразвития, промпроизводство будет расти больше чем на 2% в год, а после превысит 3% (3,2% в 2022 году, 3,3% в 2023 году и 3,4% в 2024 году). Росстат между тем в июне значительно пересчитал данные по промпроизводству за 2017 год и начало 2018 года. Оценка роста промпроизводства за 2017 год увеличена более чем вдвое — с 1 до 2,1%. Цифры за первый квартал этого года также увеличились: 2,8% вместо 1,9. Такой рост оценок связан в первую очередь с новыми данными от малых и средних предприятий, в основном из сектора обрабатывающей промышленности.

Неправильно посчитали

До 2022 года, согласно прогнозу Минэкономразвития, промпроизводство будет расти больше чем на 2% в год, а после превысит 3% (3,2% в 2022 году, 3,3% в 2023 году и 3,4% в 2024 году). Росстат между тем в июне значительно пересчитал данные по промпроизводству за 2017 год и начало 2018 года. Оценка роста промпроизводства за 2017 год увеличена более чем вдвое — с 1 до 2,1%. Цифры за первый квартал этого года также увеличились: 2,8% вместо 1,9%. Такой рост оценок связан в первую очередь с новыми данными от малых и средних предприятий, в основном из сектора обрабатывающей промышленности.

«Важнейшим условием успеха любых программ импортозамещения является систематическое и длительное применение стимулов, которое позволяет добиться эффекта масштаба и успеть исправить недостатки продукции первого поколения и перейти к реализации улучшенной версии продукта или услу­ги, — говорит первый вице­-президент «Опоры России» Павел Сигал. — Кроме этого, действительно успешное импортозамещение чаще всего означает создание продукта с экспортным потенциалом и этим надо активно заниматься, помогая произво­дителям занимать долю на развивающихся рынках Африки, Латинской Америки, Индии и ЮВА».

Он обратил внимание на то, что с точки зрения успешности импортозамещения интересные резуль­таты получены в фармацевтике — доля лекарствен­ных препаратов с отечественным производством кратно выросла за десятилетие. Этот процесс, доба­вил Сигал, начался до санкций и связан с требова­нием к иностранным поставщикам иметь производ­ство на территории России. «Часто это фактически может означать формирование лекформы и фасовку, но тем не менее в любом случае приводит к созда­нию новых технологичных рабочих мест и увеличе­нию налоговых поступлений», — сказал эксперт.

По словам бывшего вице­-премьера Аркадия Дворковича, по многим российским отраслям промышленности уже удалось добиться показателя импортозамещения на уровне более 90%. Однако не во всех случаях созданы технологии, которые можно назвать самыми передовыми в мире и экспортиро­вать. «Где­-то это так, где­-то мы можем продавать то, что создали. А где-­то не совсем так. Экспортно­ ориентированное импортозамещение еще не везде случилось», — отметил экс­-вице-­премьер.

На очереди – «экспортозамещение»

Создавать конкурентоспособные на мировом рынке продукты во всех отраслях промышленно­сти — новая амбициозная задача. К 2024 году объем неэнергетического несырьевого экспорта должен вырасти до 250 миллиардов долларов (140 миллиар­дов долларов по итогам 2017 года). На эту цель в бюджете заложено 1,98 триллиона рублей, из них по промышленному экспорту — 885 миллиардов рублей. Минпромторг подготовил свои предложения по нацпроекту «Международная кооперация и экс­порт». До конца следующего года должны быть обновлены отраслевые программы, также планируется изменить условия предоставления господдержки, утвердить единый перечень высоко­технологичной продукции.

До конца этого года предстоит разработать концеп­цию модернизации торговых представительств — теперь они переданы от Минэкономразвития Минпромторгу. По словам министра промышленно­сти и торговли Дениса Мантурова, по результатам 2017 года удалось достичь значимых результатов: несырьевой неэнергетический экспорт России вырос на 22%. Но чтобы выйти на утвержденные объемы к 2024 году, обрабатывающему сектору необходимо наращивать несырьевой неэнергетический экспорт ежегодно темпами не ниже 10%, подчеркнул он.

Инноваций – недостаточно

Несмотря на рост, по уровню и динамике инновационного развития отечественная промышленность в 4–6 раз отстает от ведущих индустриальных стран, отмечают эксперты ИСИЭЗ НИУ ВШЭ в информационном бюллетене серии «Наука, технологии, инновации». Так, в 2016 году уровень инновационной активности в промышленном производстве составил 9,2% (в Швейцарии — 60,2%, Бельгии — 59,7%, Германия — 58,9%). Однако это касается не всех отраслей. В высокотехнологичных секторах, например, уровень инновационной активности российских промышленных компаний достигает среднеевропейских значений (29,4%). Также неплохие показатели в химическом производстве (20,4%), производстве электрических машин и электрооборудования (20%), металлургии (17,7%).

Для этого потребуется диверсифицировать струк­туру внешних поставок в пользу продукции высоких переделов. Минпромторг совместно с Минсельхозом, Минтрансом, Минэкономразвития и другими ведомствами, а также Российским экспортным центром разрабатывает национальный проект развития экспорта. Эта работа должна быть закончена к 1 октября. А к сентябрю Минпромторг разработает экспортные стратегии по «прорывным» отраслям — химической промышленности, фармацевтике, металлургии и лесной промышленности. Для всех отрас­лей будут приняты регуляторные решения, направленные на минимизацию издержек, связан­ных с выходом на внешние рынки. Речь идет о смяг­чении валютного контроля и сокращении периода возмещения НДС по высокотехнологичным экспорт­ным товарам.

«Принято решение о серьезной модернизации валютного регулирования, — рассказал на форуме «Иннопром» глава Российского экспортного центра Андрей Слепнев. — Уже даны необходимые поруче­ния по разработке законопроекта, который позволит экспортерам, всем профессиональным участникам внешнеэкономической деятельности отказаться от штрафных санкций за нарушение валютного законодательства. Будут предупреждения и мониторинг в плане анализа сомнительных сделок, но от «драконовских» мер по валютному законодательству договорились отказываться».

Автор: Кира Камнева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here