Энергетическая война. Чем грозит мировому рынку энергоресурсов отказ Европы от российского газа

0

Алексей Громов, директор по энергетике Института энергетики и финансов, генеральный директор Экспертно-консультационного центра «Мировая энергетика»

– Посмотрим на ситуацию в российской газовой отрасли. Поставки российского трубопроводного газа в страны Евросоюза за последние 4 месяца снизились в годовом исчислении более чем на четверть (в апреле – почти на 40%). Причины, на самом деле, не совсем политические. Скорее, в данной ситуации это окончание осенне-зимнего отопительного сезона и высокие цены на газ на европейских биржах, которые находят отражение в российских долгосрочных контрактах. Наш газ становится дорогим, и европейцы стараются покупать его по минимуму. Кроме того, существенное влияние оказывает геополитическое давление. Есть два ключевых геополитических момента. Первый – риски эскалации специальной военной операции на Украине. Это кейс «Сохрановки», когда Украина в одностороннем порядке отказалась от обслуживания российского газового транзита через точку входа «Сохрановка», мотивировав это тем, что она находится на не подконтрольной Киеву территории. Соответственно, такая ситуация может распространиться на весь транзит газа через территорию Украины. Наконец, сокращение экспорта может быть обусловлено отказом ряда стран Евросоюза от предложенного Российской Федерацией механизма перехода к расчетам за рубли. Надо сказать, что сегодня есть группа стран, которые категорически отказываются переходить к расчетам за рубли, хотя это никоим образом не нарушает долгосрочные контракты. Европейцы рассматривают перспективы существенного сокращения поставок российского газа уже до конца этого года.

Сокращение поставок российского газа в страны Евросоюза (например, на 40-50 миллиардов кубометров со 140 миллиардов кубометров) для нас не является критичным. Почему? Есть макроэкономическая проблема – это дисбаланс нашей внешней торговли: мы не знаем, что делать с притоком валютных поступлений от нашего нефтегазового экспорта в условиях ограничения импорта. Если не решать эту проблему, рубль укрепится слишком сильно, что может негативно отразиться на макроэкономической ситуации в стране. С другой стороны, если европейцы будут покупать меньше российского газа, они не смогут в полной мере восполнить свои газовые хранилища в преддверии осенне-зимнего отопительного сезона и снова вернуться к этому вопросу осенью 2022 года. При этом, в текущих условиях сохраняются высокие цены на газ – примерно в 3-4 раза больше, чем ожидаемые – и наша экспортная выручка не сильно сокращается при даже сокращении объемов поставок трубопроводного газа.

Тем не менее если говорить о долгосрочной перспективе, то у нас ограниченные возможности по перенаправлению экспорта российского трубопроводного газа. Основным альтернативным рынком для российского природного трубопроводного газа является Китай. Но это возможно только в случае реализации газопровода «Сила Сибири – 2». Принципиальное решение по этому проекту политическое принято, но окончательного инвестиционного решения до сих пор нет. И даже если оно будет принято в течение этого года, то с учетом опыта реализации аналогичных инфраструктурных проектов типа «Сила Сибири», масштабные дополнительные объемы поставок российского газа в Китай могут быть обеспечены только на горизонте 2029-2030 годов. Таким образом, до этого времени основные объемы поставок будут увеличиваться в рамках уже действующего контракта на закупку газа и на поставки газа по газопроводу «Сила Сибири».

Что касается СПГ (сжиженный природный газ), надо понимать, что в обозримой перспективе объем экспорта российского СПГ будет определяться не спросом на рынке – он будет высокий – а наличием производственных мощностей. И здесь есть проблемы. Потому что введенные 11 апреля санкции со стороны Евросоюза на поставку оборудования, вероятнее всего, приведут к срыву графика ввода мощностей строящихся заводов «Арктик СПГ 2» и «Балтийский СПГ». На данный момент можно с уверенностью сказать, что мы сможем реализовать в срок первую очередь «Арктик СПГ 2», все оборудование для которого уже завезено в Россию. Сроки реализации всех остальных проектов, видимо, будут сдвигаться.

Санкционные инициативы европейских стран в отношении, например, российского СПГ и производства СПГ имеют негативный эффект для рынка, потому что до 2024 года основные объемы новых производственных мощностей СПГ вводились бы как раз в России. И если из-за европейских санкций мы не сможем их ввести в срок, то дефицит на рынке СПГ усугубится. Да, это произойдет на горизонте 2 – 4 лет. Впоследствии новые проекты постепенно снизят напряженность на рынке, но эти 2 – 4 года будут очень тяжелыми для мирового газопотребления.

По материалам IV Московского академического экономического форума, 16 мая 2022 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here