Евразийская интеграция: будущее за ноономикой?

0

Как вернуть динамизм в евразийской интеграции, реализовать потенциал для экономического и научно-технического сотрудничества, развивать промышленную кооперацию между странами-членами ЕАЭС, говорили эксперты ежегодного делового форума «Стратегия опережающего развития Евразийского экономического союза» на тему: «Становление ноономики в процессе смены технологических и мирохозяйственных укладов», организованного Евразийской экономической комиссией, корпорацией Альфа, Вольным экономическим обществом России и Международным Союзом экономистов.

Теоретическая основа

Происходящие в мире технологические сдвиги дают возможность для рывка вперед отстающим странам. Многие пользуются такой возможностью и растут огромными темпами. Например, Китай стал, по сути, единственной страной, закончившей прошлый год в плюсе по показателям роста отдельных сегментов экономики. В первом квартале 2021-го рост в Поднебесной составлял уже под 30% даже в промышленности. Это невиданные темпы, которые разве что Советский Союз демонстрировал в период индустриализации. Подобным образом развиваются и другие страны Юго-Восточной Азии, которая становится новым локомотивом экономики. С этого короткого тезиса начал конференцию Сергей Глазьев, член коллегии (министр) по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии, академик РАН. Академик таким образом актуализировал основную тему: «Становление ноономики в процессе смены техно- логических и мирохозяйственных укладов».

По мнению Сергея Глазьева, ноономика позволяет сформировать фундаментальные основы для определения ключевых направлений экономического развития и преобразований управленческих систем, для того чтобы выйти на траекторию опережающего экономического развития.

Основной докладчик, президент Вольного экономического общества России Сергей Бодрунов, обратил внимание на то, что глобальный кризис социально-экономической системы заставляет мир искать теоретические основы для выработки обоснованных, ответственных, стратегически выверенных решений. Дело в том, что, по мнению профессора, сейчас уже ни мейнстрим, ни неоклассика, ни марксистская политэкономия даже с соответствующими современным тенденциям обновлениями не предлагают теоретически обоснованных альтернатив, адекватных вызовам XXI века.

Мир переживает глубинную трансформацию, основой которой объективно являются технологии.

Однако, по мнению Сергея Бодрунова, этот процесс высших достижений встроен в весьма неэффективную систему, которая является его тормозом. То есть, пользуясь марксистским тезисом, производственные отношения на данном этапе стали оковами прогресса общественного развития.

Таким образом, в дальнейшем структурировании и оформлении ЕАЭС необходимо избавиться от тяжеловесности и догматики существующих адми- нистративных норм и традиций. По словам профессора Бодрунова, потенциал развития ЕАЭС по траектории ноономики включает такие компоненты, как высокий уровень развития науки и образования, культуры и ряда сфер высокотехнологичного производства, цивилизационный код солидаризма, создающий предпосылки для развития социализированных форм собственности, опыт опережающего развития СССР.

«И России, и всему ЕАЭС крайне нужен модернизационный рывок. Только так нам всем можно обеспечить решение задачи реиндустриализации экономики на новой технической основе, в первую очередь на основе знаниеёмкого производства, адекватного для перехода к следующему этапу развития общества НИО-2 на первом этапе модернизации и дальнейшее продвижение к социально- ориентированному государству, более справедливому устройству общества и ноономике на последующих этапах. Уверен, в этом может быть и национальная идея, и, если хотите, и миссия России и ЕАЭС: войти в число лидеров мирового цивилизационного процесса»,— заключил докладчик.

Что на практике?

О реалиях развития евразийской интеграции рассказал заместитель министра экономического развития Дмитрий Вольвач. Он, в частности, сообщил о разработке стратегических направлений развития ЕАЭС до 2025 года. На одном из важнейших мест заявлены вопросы цифровизации, реализация которых, по экспертным прогнозам Всемирного банка, к 2025 году способна увеличить совокупный ВВП интеграционного объединения на 10,6%.

Первый замруководителя Федеральной таможенной службы Руслан Давыдов поднял тему высоких технологий применительно к таможенной интеграции. Он, в частности, рассказал о концепции интеллектуального пункта пропуска с подключением к единой информационной системе, электронным документооборотом, роботизированной системой досмотра. Член коллегии (министр) по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии Олег Панкратов напомнил, что в Таможенном союзе действует положение о совершении таможенных операций информационными системами таможенных органов без участия должностных лиц, впервые в практике государственных и межгосударственных структур ЕАЭС. Сегодня без участия должностных лиц совершается 200 тысяч таможенных операций в день.

Министр по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям Евразийской экономической комиссии Гегам Варданян поднял проблему оборота данных. По его мнению, ЕАЭС необходимо сделать так, чтобы оборот данных был свободным, но в то же время учесть возможные риски для безопасности
и надежности систем. В этом смысле ЕАЭС стоит двигаться по пути Европы и других стран, которые в последнее время вводят законодательства по кибербезопасности и защите данных. И здесь как раз встает вопрос о преобразовании гуманитарной, в том числе правовой, сферы под влиянием технологий. Основная идея, которую, по словам Варданяна, преследует в этом смысле Евразийская комиссия, — выровнять возможности игроков рынка ЕАЭС с международными и построить внутри прозрачную и понятную систему. Все эти цели заложены в разработку всеобъемлющего документа, который должен быть готов к 2025 году.

Вице-президент Торгово-промышленной палаты Дмитрий Курочкин рассказал о проекте субсидирования НИОКР по выпуску совместно произведенной продукции. В его рамках отбираются кооперационные проекты на национальном уровне, в том числе для обкатки предлагаемых механизмов на конкретных реализуемых проектах. В Евразийский банк развития уже внесены на сегодняшний день заявки на финансирование двух российско-казахстанских пилотных проектов по производству сельхозтехники.

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования, член-корреспондент РАН Александр Широв отметил, что в связи с кризисом снижается динамизм в евразийской интеграции.

И наиболее перспективным способом вернуть его является сотрудничество в научно-технологической сфере. «Задачи научно-технологической политики на пространстве ЕАЭС — это не просто формирование экономической динамики. Это устранение тех дисбалансов, которые у нас сформировались за последние годы. И здесь, безусловно, по-видимому, нам нужно пойти на некоторое выделение части научно-технологической политики на наднацио- нальный уровень, — отметил Широв.

Главный экономист Государственной корпорации развития ВЭБ.РФ Андрей Клепач в свою очередь подтвердил тезис основного доклада о том, что не всё решает экономика. По его мнению, несмотря на все проблемы, у ЕАЭС есть огромное пространство не только для экономического и даже не только для цифрового сотрудничества. В годы пандемии стало очевидным, что странам необходимо сотрудничество, например в области медицины. Остается нерешенным и вопрос по совместным инфраструктурным проектам, начиная с проекта скоростной магистрали «Большая Евразия». Есть проект ГЛОНАСС, проект «Сфера» с навигацией, картографией, дистанционным зондированием Земли, где также очевидна польза сотрудничества.

«У нас огромный потенциал именно такого рода проектов — и технологичных, и человеческих. У нас все-таки есть общий язык не только английский, но и русский, и вот эта сфера совместной культуры, совместных духовных проектов, проектов развития русского языка — они очень важны не только для истории, но чтобы и в медицине, и в технологиях говорить на общем языке, не только на английском», — заключил Клепач.

Президент Союза третейских судов и медиаторов Алексей Кравцов поднял тему, которая лучше других свидетельствует о том, что сотрудничество
в ЕАЭС имеет в основе культурный код.

«Российские предприниматели заключают договор с китайцами и никак не могут определить, какой же третейский суд будет рассматривать спор. Китайцы настаивают на китайском, российские — на российском. В итоге, как лебедь, рак и щука, все стояли на своем. Вот для этого внутри стран ЕАЭС необходимо создать наднациональный арбитраж, который решит эту проблему», — заключил Кравцов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here