Освоить с умом. В Арктической зоне могут появиться свои чартеры

0

В 2021 году начинается десятилетие «амбициозных действий по достижению целей устойчивого развития ООН». Возможно ли реализовать намеченное к 2030 году? Большой вопрос. В Арктике проблемы, обозначенные ООН как ключевые, стоят особенно остро. Проблемы устойчивого развития российской Арктики обсудили ученые на конференции, организованной Международным союзом экономистов, Вольным экономическим обществом России и Научным советом РАН по изучению Арктики и Антарктики при участии Информационного центра ООН в Москве.

Поддержать «малышей»

За последние три года число малых и средних предприятий в Арктической зоне сократилось
на 11 тысяч. При этом количество работников, занятых в малом и среднем бизнесе, уменьшилось
на 103 тысячи человек.

«Дело в том, что затраты на организацию одного рабочего места (в малом и среднем бизнесе. Прим. ред.) в Арктике в среднем составляют 285 тысяч рублей на одного работника. Тогда как в России это 16 тысяч рублей. В Арктике 23% этих затрат уходят на оплату труда. В России — порядка 14%. Поэтому в регионах Арктики сейчас сосредоточено всего 2% российских малых и средних предприятий», — пояснил вице-президент Торгово-промышленной палаты России Максим Фатеев.

Это не значит, что малый бизнес в Арктике обречен на вымирание. «В российской Арктике проживает два с половиной миллиона человек. Им тоже нужны услуги, продукты питания, красивые вещи. Причем потребность эта обострена из-за труднодоступности благ, к которым мы на Большой земле привыкли, — отметил Максим Фатеев. — К тому же крупные предприятия, в том числе и углеводородного сектора, зачастую пользуются услугами «смежников-малышей». При реализации нефтегазовых проектов 80% работ приходится на их долю. Кто-то шьет рукавицы, кто-то — спецодежду, кто-то осуществляет небольшие поставки».

Эксперты Торгово-промышленной палаты России считают важным закрепить на региональном уровне необходимость привлекать в крупные проекты пред- приятия малого и среднего бизнеса. «Это касается не только участия “малышей” в крупных нефтегазовых проектах, но и развития арктического туризма, экологических программ и других традиционных отраслей бизнеса», — пояснил Фатеев.

Выровнять ситуацию

Ресурсно-сырьевая направленность арктической экономики привела к значительному неравенству социально-экономического развития северных муниципалитетов в зависимости от их обеспеченности ресурсами.

«У нас есть муниципальные районы — полюса роста, где живет огромное количество вахтовиков, разворачиваются корпоративные ресурсные проекты, и экономические показатели зашкаливают. Есть муниципальные районы, которые ресурсный бум обошел стороной. Разнятся в зависимости от муниципалитета и частные подушевые инвестиции — от нуля до “абсолютных вершин”», — отметил генеральный директор Института регионального консалтинга Александр Пилясов.

По словам ученого, необходимо принять меры для уменьшения экономических и социальных контрастов, для «скрепления» муниципальных образований арктического фасада. Речь идет в том числе о распределении части прибыли богатых муниципальных образований в пользу бедных.

Александр Пилясов также предложил запустить трансарктический чартер от Мурманска до Анадыря, который бы летал один-два раза в неделю, чтобы «обеспечить целостность фасада», а также рассмотреть возможность создания онлайн-площадки для обмена опытом и передовыми практиками арктического муниципального управления между его органами.

Фото: http://www.ras.ru/

Александр Глико,

 

академик-секретарь Отделения науко Земле РАН

 

«Развитие Арктического региона — одна из наиболее важных и сложных системных проблем, которая стоит сейчас перед нашей страной. Здесь и освоение минерально-сырьевых ресурсов Арктики, связанное с укреплением минерально-сырьевой базы страны, и острые экологические проблемы, связанные в том числе с изменениями климата, и, наконец, проблемы безопасности в самом широком смысле».

Навести порядок в хаосе Арктики

Председатель Научного совета РАН по изучению Арктики и Антарктики Алексей Гвишиани отметил необходимость создания геоинформационной системы Арктического региона во всем многообразии больших данных, которая будет включать информационный архив, базу данных, геоинформационную систему.

«Арктика — место, где концентрируются самые разные процессы: и экономические, и геофизические,
и процессы контактов разных народностей. Площадь Арктики внутри полярного круга — 21 млн кв. км. Длина окружности полярного круга — 15 948 км. Население Арктики — 4,6 млн человек, 2,5 млн из которых живут в России. Скорость потепления в Арктике
в пять раз больше, чем в среднем на Земле», — пояснил необходимость такой системы академик.

Американский математик Норберт Винер полагал, что высшее назначение математики — находить порядок в хаосе, который нас окружает. Алексей Гвишиани предложил «с помощью технологии больших данных найти в «хаосе» Арктики наиболее важные пункты, которые нужно развивать в первую очередь».

Ученый отметил необходимость создания интеллектуальной геоинформационной системы Арктического региона во всем многообразии больших данных, которая будет включать информационный архив.

«Мы должны создать и исследовать большие данные Арктического региона. Это очень сложная, но необходимая задача. Мы видим внутри раздела Big Data создание информационного архива, гигантского, быстро обрабатываемого и разнообразного.

Большие данные не обязательно структурированные. Они должны быть разнообразными и быстро получаемыми. Такие возможности у нас есть. Есть и суперкомпьютеры, и методы», — рассказал Алексей Гвишиани.

Фото: http://www.unic.ru/

Владимир Кузнецов,

 

директор Информационного центра Организации Объединенных Наций в Москве

 

«Арктика — это не просто уникальная крупная экосистема, но и кладовая запасов полезных ископаемых. Поэтому неудивительно, что на протяжении уже многих лет этот регион является объектом территориальных, ресурсных, военно-стратегических интересов и претензий государств. В сложившейся ситуации международным организациям как механизму согласования политики отведена особая роль. По-иному урегулировать противоречия и интересы между фигурантами арктической политики едва ли возможно».

Разведка местности

Российская Арктика обладает колоссальной ресурсной базой. В ней сосредоточено более 80% российских запасов газа, открыты крупные месторождения нефти, угля. При этом более трети разве- данных месторождений полезных ископаемых не включены в разработку. Важная роль в освоении ресурсов принадлежит инфраструктуре — транспортной и энергетической.

«В ходе анализа схем транспортировки сырьевой продукции из Арктической зоны на внутренний
и мировой рынки важно грамотно определить точки генерации грузов, а также места наибольшей нагрузки на транспортную инфраструктуру. Здесь важную роль играет геологическая изученность территории», — рассказал вице-президент АО «Росгеология» Сергей Хрущев.

По словам эксперта, осуществление проектов
в арктической зоне необходимо увязывать не только с развитием транспортной и энергетической инфра- структуры, но и планировать их в рамках минерально-сырьевых центров (минерально-сырьевые центры — совокупность разрабатываемыхи планируемых к освоению месторождений и перспективных площадей, связанных общей существующей и планируемой инфраструктурой и имеющих единый пункт отгрузки. Прим. ред.).

«По ряду минерально-сырьевых центров загрузка транспортной и энергетической инфраструктур даже
в перспективе может быть обеспечена только при условии проведения широкомасштабной геологоразведочной деятельности. В частности, речь о Республике Саха (Якутия), — рассказал Сергей Хрущев. — Необходимо разработать проекты по локализации объектов геологоразведки в пределах сложившихся и перспективных минерально-сырьевых центров».

ОЛЕНИ НЕ ЕДЯТ ДЕНЬГИ

Важно держать в фокусе проекты, направленные на обеспечение качества жизни населения российской Арктики и местных сообществ, отметила замдиректора Института исследований и экспертизы Внешэкономбанка Юлия Зворыкина.

 

«Правильно говорят наши коллеги из местных сообществ: “Когда вы обсуждаете проекты, не забывайте, что олени не едят деньги, они едят ягель”». Важно помнить, что надо соблюдать интересы всех», — напомнила она.

Взгляд из космоса

Эффективность освоения Арктического региона России в ближайшие годы будет во многом определяться наличием объективной информации о состоянии окружающей среды, природных и антропогенных объектов. В силу того, что большинство районов Арктики труднодоступны, получение оперативной, объективной информации фактически невозможно без использования дистанционных (в первую очередь спутниковых) методов.

Директор Института космических исследований РАН Анатолий Петрукович отметил, что для прогнозов в России используют данные международных аппаратов. Данные российских спутников составляют всего около 10%. «Ситуация немного улучшится в ближайшие годы. В 2021–2023 годах должны улететь четыре аппарата для мониторинга ионосферы. Два аппарата «Арктика-М» — для мониторинга полярной магнитосферы», — рассказал ученый.

Анатолий Петрукович добавил, что в России не хватает монитора солнечного ветра, то есть спутника, который будет следить за приходом активных струй солнечного ветра и нужен для прогнозирования в полярных регионах. Сегодня российские ученые получают данные об активности Солнца от своих зарубежных коллег, у которых есть собственные спутники наблюдения типа Parker Solar Probe. Национальный российский проект «Зонд»
в составе группировки «Ионосфера», для получения данных о солнце, приостановлен по причине нехватки финансирования.

Анатолий Петрукович также поднял тему геофизического воздействия. Космическая погода влияет на состояние технических систем — это сбои
в навигационных сигналах, помехи в электрозондировании.
«Если идет ледокол по Североморскому пути, для него такая ошибка незначительна. Но если самолет садится по автоматическому приводу
в условиях отсутствия видимости, если идет тонкое зондирование, такие ошибки могут привести
к существенным потерям. Необходима оперативная информация о состоянии ионосферы», — пояснил академик.

Из-за отсутствия транспортной, логистической и инженерной инфраструктуры в российской Арктике не хватает метеостанций для геофизического атмосферного мониторинга. Большую роль для поддержки геофизического мониторинга мог бы сыграть запуск дешевого чартерного рейса, который бы облетал такие станции, полагает ученый. «Сейчас до каждой из пяти станций по всему полярному кругу надо лететь через Москву. Это половина стоимости их годового обслуживания», — пояснил ученый.

Круг вопросов устойчивого развития в Арктике очень широк. Россия примет председательство
в Арктическом совете в 2021 году, и среди приоритетных направлений ее работы — усиление экономического сотрудничества в Арктике для развития совместных проектов и инфраструктуры в регионе, а также наращивание перевозок по Севморпути
и адаптация к изменениям климата.

Фото: https://events.vedomosti.ru/

Владимир Мошкало,

 

руководитель Представительства Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде в России

 

«Арктика — климатообразующий регион планеты, поэтому состояние окружающей среды в Арктике одно- временно является важным индикатором глобальных изменений. Основные угрозы эко- логического характера в Арктической зоне — это увеличение загрязнения и деградации компонентов природной среды в условиях растущей антропогенной нагрузки, накопление отходов, высокие риски и затраты при освоении природных ресурсов, глобальные климатические изменения и их влияние на зону распространения вечной мерзлоты, а также развитие опасных гидрометеорологических, ледовых и других природных процессов, и увеличение риска ущерба от этих процессов».

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here