Питьевая вода. Как улучшить ее качество и обелить рынок?

0

Россия занимает лидирующие позиции в мире по запасам природной питьевой воды, в то же время по уровню ее потребления мы серьезно отстаем от многих стран мира. Каким образом привести в порядок рынок питьевой воды? Нужно ли маркировать воду и что должно быть указано на маркировке? Есть ли экспортные перспективы у рынка питьевой воды?

По материалам программы «Дом “Э”» на телеканале ОТР от 20.03.2021 года

Сергей Герасимович Митин,

член правления Вольного экономического общества России, первый зампред комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике
и природопользованию, д. э. н., профессор

Сергей Дмитриевич Бодрунов,

президент ВЭО России, президент Международного Союза экономистов, директор Института нового индустриального развития им. С. Ю. Витте, д. э. н., профессор

Бодрунов: Известно, что вода, которую мы пьем, влияет на продолжительность жизни. А это, в общем-то, основная важная задача, которая стоит сегодня перед нашим российским обществом: как нам улучшить качество нашей жизни, ее продолжительность? Поэтому улучшение качества питьевой воды, которое, к сожалению, в России пока недотягивает до международных стандартов, очень важно для выполнения задачи, которую поставил президент России. Напомню, что ожидаемая продолжительность жизни в России должна увеличиться до 78 лет к 2024 году и до 80 лет к 2030 году. Законопроект о безопасности упакованной питьевой воды — это очень важный и серьезный документ. Что происходит на этом рынке?

Митин: Рынок упакованной питьевой воды составляет примерно 7,5 миллиарда литров в год, на человека прихо-дится где-то 51 литр в год. В Италии — 150 литров, в Соединенных Штатах — 130 литров, в Евросоюзе — в целом за 100 литров. Объясняется это, во-первых, культурой потребления. Люди понимают, что вода — это источник жизни, понимают, что воду хорошего качества из под крана тяжело получить. Поэтому они покупают бутилированную воду. И я должен сказать, что, несмотря на отставание, мы идем вперед достаточно большими темпами. Каждый год, мы проанализировали последние примерно 7–10 лет, идет увеличение от 2 до 7% объема рынка упакованной питьевой воды.

Есть вода в бутылках, есть вода в кулерах. Есть вода в розлив, сегодня этот рынок тоже растет достаточно интенсивно. Сегодня он составляет где-то до 10% общего объема от 7,5 миллиарда литров.

Поэтому к теме надо относиться очень внимательно. И сегодня водой занимаются более десяти министерств и ведомств. С одной стороны, это хорошо. С другой —важно, чтобы не получилось у семи нянек дитя без глаза.

Бодрунов: При подготовке законопроекта о безопасности упакованной питьевой воды был проведен детальный анализ национального законодательства в области обращения упакованной питьевой воды. Какие вопросы остаются пока не урегулированными? И на решение каких проблем направлен законопроект?

Митин: Базовым законом сегодня является закон «О качестве и безопасности пищевых продуктов». Воде мы решили уделить особое внимание, потому что на базе воды, кроме того что она сама является пищевым продуктом, создается много других пищевых продуктов.

Существующий закон предусматривают создание национальной системы прослеживаемости продуктов питания. Это некая система, которая позволяет в любой момент на любом этапе изготовления продукта питания определить, откуда он, где он, какая предыдущая операция, последующая, и его качественные характеристики. Эта система предусматривает создание, во-первых, реестра источников воды. Должен сказать, что значительная часть нашей воды поступает из водопровода. Крупные компании берут воду из системы централизованного водоснабжения, обрабатывают ее, добавляют необходимое количество химикатов, чтобы вода соответствовала параметрам, упаковывают и предлагают потребителям.

Так вот, система прослеживания позволяет осуществить контроль. И чтобы он осуществлялся в режиме реального времени, применяется современная мировая система маркировки товаров средствами идентификации. И уже у нас, кроме контролирующих органов, вступает, как и должно быть, в процесс контроля сам потребитель: для того чтобы определить, откуда вода, необходимо поднести к цифровой маркировке смартфон, и нам моментально высветится весь ее путь от самого начала и до конца технологической цепочки производства товара.

Нормы Санитарно-эпидемиологической службы требуют, чтобы источник воды был настоящим образом оформлен. Должны быть зоны охраны этого источника, где запрещены сливы. Это всё контролируется нашим специальным санитарно-эпидемиологическим законодательством. Всё это, все эти требования мы собираемся поместить в проект федерального закона, который установит национальную систему прослеживания, позволяющую в процесс контроля за качеством воды включить, самое главное, потребителей, включить торгующие организации, организации-посредники — и, безусловно, при четком внимании со стороны органов власти.

Бодрунов: Когда я вникаю в те или иные технологические законы, а это закон в большой степени технологический, я всегда задаю себе вопрос: насколько это реализуемо с точки зрения финансовых затрат, с точки зрения изменения инфраструктуры логистики, информационной инфраструктуры, требует ли это каких-то новых систем контроля или ложится на уже существующую инфраструктуру, дополняя ее, развивая ее и не требуя каких-то колоссальных затрат, но давая полезный эффект?

Митин: Могу совершенно уверенно сказать, никаких триллионов и даже миллиардов рублей не понадобится. Не надо строить никаких исследовательских центров, ничего, надо будет просто четко организовать существующую работу. Основные затраты пойдут на систему маркировки средствами идентификации, которые потребуют от производителя в линию по розливу воды установить приборы, считывающие устройства и наносящие устройства на этикетку.

Специальным распоряжением правительства еще в 2020 году было принято решение о начале эксперимента по добровольной маркировке упакованной питьевой воды средствами идентификации. В ближайшее время выйдет постановление, которое отнесет воду к продуктам, на которую обязательно нанесение средств идентификации. Те затраты, которые понесут компании, на наш взгляд, глобального размера не будут иметь, зато сократится рынок фальсифицированной, контрафактной воды, а тот, кто производит нормальную, качественную воду, увеличит объем выпуска своей продукции. Во-вторых, производители воды будут иметь четкую систему логистическую,позволяющую определить, где, сколько, как продается его вода. И это тоже сократит часть затрат бизнеса.

Бодрунов: Не получится ли так, что наши специалисты в области продаж питьевой воды, добычи питьевой воды, бутилирования ее, будут брать воду из резервуаров, проверять ее и говорить, что эта вода тоже экологически чистая, хорошая. Хорошо ли это или плохо, как вы это оцениваете?

Митин: Это очень важный вопрос, потому что мы не говорим, что вода, текущая в водопроводе, должна быть хуже по своим характеристикам, чем та, которая продается. Но дело в том, что вода, которая течет по трубам централизованного водоснабжения, она является коммунальной услугой, и свойства ее должны соответствовать определенным ГОСТам питьевой воды. Вода же, которую мы продаем и покупаем в виде бутылочки, эта вода —пищевой продукт.

На самом деле сегодня, к сожалению или к счастью, большинство компаний располагают свои заводы по производству питьевой упакованной воды в крупных городах, миллионниках, потому что рядом рынок сбыта. Естественно, воду они берут в большинстве случаев из водопровода. Затем добавляют туда определенные химические соединения, соответствующие требованиям уже пищевого продукта. И эту воду упаковывают по бутылкам и предлагают населению. Вода эта — хорошая, качественная, она соответствует всем параметрам. Но в то же время мне позволительно, в соответствии с Конституцией, знать, что я, как потребитель, пью: воду обработанную, упакованную или воду, добытую из-под земли, так называемую подземную воду, природную.

Наша задача — чтобы человек знал, какую воду покупает. Пришел в магазин, и в требованиях сегодняшних технических регламентов есть, должно быть написано: вода питьевая природная или вода питьевая обработанная. И та, и другая вода позволительная, хорошая, но я должен знать, какую я воду потребляю.

Надо еще отметить такой факт, что Россия, в отличие от многих других стран, обладает огромными запасами питьевой природной воды, которая сама по себе с каждым годом становится настоящим народным достоянием. Она может стать и важной экспортной составляющей. Я сомневаюсь, чтобы, например, Швейцария или Великобритания, другая какая-то страна покупала воду из России, которая является обработанной. А вот природную воду, тем более минеральную, полезную, лечебную, лечебно-столовую, конечно, с удовольствием любая страна купит.

Бодрунов: Чистая вода — это наше здоровье. Это касается всех, и это очень важно для каждого человека. Мы выросли в городах, питьевой воды настоящей, чистой не видели. Многие наши проблемы, многие наши болезни от того, что мы как раз не потребляем нормальную природную воду. А Россия — это, вообще-то, кладезь этой самой чистой воды. По прогнозам Организации Объединенных Наций в середине 21-го века численность людей, живущих при постоянной нехватке воды, превысит 4 миллиарда человек. А Россия все-таки, мы говорим, лидер по запасам природной питьевой воды. Это может стать нашим серьезным конкурентным преимуществом в долгосрочной перспективе. И я надеюсь, что благодаря законопроекту, о котором мы сегодня поговорили, на рынке бутилированной воды будет наведен настоящий порядок, и перед страной откроются реальные новые перспективы, в том числе и экспортные.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here