России нужен план. Госплан может стать хребтом восстановления экономики России

0

В год столетия Госплана необходимость его возрождения в том или ином виде стала практически очевидной — без долгосрочного планирования оперативные действия становятся не только бесполезными и избыточными, но и вредными. О том, как планировать и что получит экономика, рассуждали российские экономисты и ученые в ходе международной научной конференции «Планирование в рыночной экономике: воспоминания о будущем» (к 100-летию создания Госплана)», которая прошла 25–26 марта.

2021 год — год столетия Госплана. Созданный в эпоху индустриализации в СССР Госплан достиг своего рассвета и угас, оказавшись неспособными противостоять натиску новых идей и веяний. Спустя 30 лет стало очевидным, что вместе с Госпланом была отложена в дальний угол и сама возможность видеть за пределами оперативного реагирования на современные угрозы. Экономика России как будто утратила ориентиры, а без них оказался невозможным не только рост, но и дальнейшее выживание страны в целом. Для того чтобы в полной мере осознать это, России уже пришлось заплатить высокую цену. Чего только стоит потерянные десятилетия, когда казалось, что вместе с нефтью и газом из страны утекают и идеи, предлагающие альтернативу.

Лучше всего трагичность развития России без плана удалось описать заведующему кафедрой экономической теории и политики РАНХиГС, академику РАН, доктору экономических наук, профессору Абелу Аганбегяну: «Мы попали в стагнацию, потому что за три года — 2013-й, 2014-й и 2015-й — наши государственные инвестиции снизились на 31%, инвестиции крупных госкорпораций — на 30%, инвестиции в консолидированном бюджете — на 22%, инвестиционный кредит госбанков в основном на 27%. И, несмотря на рост частных инвестиций, общие инвестиции снизились на 11%. И поэтому на пустом месте при самых благоприятных условиях для экономического роста мы оказались в стагнации. Это рукотворная стагнация. Подумайте, если бы у нас был план, скажем, на 2010–2015 годы, можно себе представить, что в этом плане будет снижение госинвестиций на 31%? Ну невозможно такой план составить! Потому что план составляется на основе аналитики. Любой вам скажет, что если вы снизите госинвестиции, которые половина всех инвестиций, на такой процент, то у вас будет спад, в лучшем случае — стагнация».

Исправить отсутствие стратегического планирования не смогла даже благоприятная внешняя среда — выйти на путь устойчивого развития нам не помогли ни высокие цены на нефть, ни относи- тельная доступность досанкционных дешевых денег. «Вот именно сейчас, в наши дни, существенно возрастает интерес к институту планирования как к институту, позволяющему структурировать, организовывать человеческую деятельность для достижения поставленных целей», — подчеркнул важность воссоздания стратегического планирования в современной России президент Вольного экономического общества России Сергей Бодрунов. По его мнению, попытки вернуться к стратегическому планированию уже есть. Это и госпрограммы, и нацпроекты, и стратегические цели, которые устанавливает президент Владимир Путин. Однако, обращает внимание он, «у нас, хотя и принят Федеральный закон No 172 «О стратегическом планировании в России», не создана система комплексного планирования».

Те документы, которые сейчас выдаются за стратегические, за те, которые должны определять социально-экономическое настоящее и будущее государства, в лучшем случае являются таковыми только по своей форме. «Главная проблема в том, что план, планирование и программирование является абсолютно подчиненным элементом по отношению к бюджетному процессу, — выделил спорный момент зампред, главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач. — То есть бюджет и система бюджетного планирования должны опираться на госпрограммы, и это было закреплено не только в законе «О государственном планировании», но и во всей нормативной базе по госпрограммам. Тем не менее, по факту, у нас госпрограммы мало чем отличаются от бюджетной росписи и достаточно механически фиксируются под те параметры, которые расписаны в бюджете».

И это притом, что у России есть уникальный опыт масштабного стратегического планирования, накопленный за годы советской власти Госпланом! «В ситуации рассогласованности, когда президент ставит одни задачи наращивания нормы накопления, а правительство формирует программы, чтобы отчитаться о том, что эти задачи как-то планируется реализовывать, а денежно-кредитная политика ориентирована на обслуживание валютно-финансовых спекулянтов, — это как лебедь, рак и щука, так сказать: телега стоит на месте. Что мы, собственно говоря, и наблюдаем все эти годы, несмотря на то, что есть все возможности выйти на темпы роста 8% в год», — дополнил текущую картину по подготовке и исполнению стратегических документов министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии, академик РАН, вице-президент ВЭО России Сергей Глазьев.

Страны, которым удалось сохранить и трансформировать опыт макроэкономического планирования с учетом изменений в технологическом укладе, а это прежде всего Китай, Южная Корея, Япония, Франция, отчасти США, смогли не только совершить экономическое чудо, но и удержать высокие темпы развития, несмотря ни на какие внешние потрясения. «Наш мир сейчас таков, когда придется задумываться государству о тех вещах, которые неизбежно связаны с планированием, особенно для стран, которые стали жертвами рыночного фундаментализма, и собственно к таким странам относится Россия», — констатирует научный руководитель Института экономики РАН, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг.

Несмотря на все промахи, Россия все еще обладает всеми возможностями для опережающего роста, но для этого необходимо практически невозможное: всем общественным институтам прийти к согласию и составить долгосрочный план. «Одна из важнейших задач, безусловно, для стратегиче- ского планирования — это определение возможно- стей ориентации на внешний и внутренний
рынок, — резюмировал опыт стран мира в стратегическом планировании руководитель Центра методологических и историко-экономических исследований Института экономики РАН, доктор экономических наук, профессор Георгий Гловели. — При помощи стратегического планирования выращивать отрасли, которые будут выпускать продукцию с высокой эластичностью спроса по доходу — и тем самым каким-то образом повторить блестящий успех японского плана 1960-х годов, плана удвоения доходов граждан, или плана Икэда».

Важно отметить, что ученые не склонны считать планирование идеологическим инструментом. Любой бухгалтер подтвердит, что с планом по доходам и расходам планировать будущую деятельность гораздо легче. Другое дело, что если небольшая фирма может себе позволить короткий горизонт планирования, в том числе в силу ограниченных возможностей по управлению внешней средой, то государство обязано смотреть за горизонт 3–5 лет. В противном случае Россия рискует следо- вать не своим, а чужим планам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here