Товарищи ученые!

0

Павел Грудинин — о непредсказуемости правил игры в сельском хозяйстве и других сферах бизнеса.

Текст поступил в редакцию до регистрации П. Грудинина в качестве кандидата на пост президента РФ

Директор Совхоза имени Ленина (кстати, сын родителей-экономистов), который получил всероссийскую известность после выдвижения партией КПРФ кандидатом в президенты, неоднократно участвовал в обсуждениях ВЭО России наиболее актуальных вопросов развития сельского хозяйства. Одно из его ярких выступлений касалось подготовки экономистов для аграрной сферы. В свойственном ему ключе Грудинин поставил проблему более остро, чем она представлена. Многие выводы и рекомендации, которые принимаются экономистами в конкретных отраслях, и это показывает каждая экспертная сессия ВЭО России, часто натыкается на неустроенность институтов, неэффективность исполнения решений, которые уже приняты на высочайшем уровне, несостыковку одних частей экономического пространства с другими, что делает экономиста на предприятии фигурой менее значимой, чем она обычно бывает представлена.

О ненужности экономистов

Слушая обсуждение проблем подготовки кадров для аграрной экономики, я вспомнил песню Высоцкого и хочу сказать: «Товарищи ученые, доценты с кандидатами», вы вернитесь на землю». У меня в совхозе есть планово-экономический отдел, причем папа мой до сих пор работает: он экономист, ему 85 лет, и мама тоже экономист, выпускники Тимирязевской сельскохозяйственной академии. Так вот, по большому счету мой отец как экономист мне вообще не нужен. Вы понимаете, что на самом деле происходит в стране? Кто-нибудь предсказал, что введут систему «Платон», новые акцизы, что штрафы, когда везешь молоко, теперь доходят до 500 000 рублей? Кто-нибудь может подсчитать мне себестоимость, если я начал покупать оборудование — восемь роботов, — когда евро стоил 35 рублей, а теперь он стоит 75? Зачем мне нужны экономисты, которые не могут предсказать ничего в стране? Никакой профиль-план не работает вообще, потому что никто не может мне сказать, по какой цене я буду продавать сельхозпродукцию и по какой цене я куплю составные себестоимости! Вообще никто не может ничего предсказать.

Вы можете сколько угодно метеорологов выпустить, а погода от них не зависит никак. И от экономистов тоже никак не зависит. Тут приводили в пример американский штат Айова и его университет. Я был в этой Айове.

Из 10 основных продовольственных товаров только 5 обеспечиваются отечественным производством. Молоко, мясо, рыба, овощи, фрукты — импортируются.

Но там готовят не для фермеров экономистов, там их готовят для министерств, для тех, кто действительно занимается регулированием экономической деятельности, кто делает так, чтобы доход у фермера всегда сохранялся, чтобы он не разорился. Экономисты для этого нужны. Они должны сидеть в министерствах, ведомствах, на областном уровне. Но в совхозах, колхозах…

У меня сейчас ситуация такая, что экономисты знаете, что делают? Отписываются органам, потому что многопрофильное хозяйство — много документов нужно готовить. Мы сидим, пишем горы обязательных бумаг, а областное правительство, местные органы власти какие-то запросы пишут каждый день пачками. И мы вынуждены отписываться, потому что не отдашь вовремя отчет какой-нибудь о водопользовании — все, хана, тебя оштрафуют, а какой-нибудь отчет в пожарную инспекцию не отдашь, могут закрыть. И поэтому экономисты занимаются этой работой.

Я проехал Германию, Голландию, где угодно был — там нет в сельском хозяйстве у фермеров экономистов, вообще нет. А у нас на них деньги тратить вообще бесполезно, потому что они могут считать хоть годами — ничего не складывается. В советском плановом хозяйстве, конечно, экономисты имели какую-то роль. Сейчас они должны сидеть в других органах и смотреть, что будет с доходностью, когда введут что-то новое. Мы, например, не ожидали, что произойдет после введения «Платона», но увидели, что молочная отрасль стала получать меньше на 7 миллиардов рублей. А кто-нибудь мне может подсчитать, на сколько мы попадем, если введут электронные сертификаты? Они вообще никому не нужны, по идее.

Пример реальной работы

Приведу интересный пример. Во Владимирской области ящур. На протяжении определенного времени каждая партия молока имела ветсертификат, А для этого сидели люди, которые их выписывали, — мы за каждый ветсертификат платим 1700 рублей. А потом — хлоп! — и 100 тонн молочной продукции уничтожили. Кто-нибудь ответил за то, что государство ввело эту систему, мы платим за это деньги, а потом происходит такое? Сейчас еще, кстати, и директора там одного посадили. За что посадили, знаете? Он в соответствии с федеральными законами попросил компенсацию за то, что он убил животных (ящур, надо было всех сжечь) и получил 1/3 от потерь своих. А потом пришел следственный комитет и сказал: слушайте, а у вас по ориентировке корова весит 400 кг, а вы написали 500. Он им говорит: она же после того, как ее взвесили, еще ела два года и стала уже толще! Они говорят: нет, ты мошенник, садись-ка в следственный изолятор. И до сих пор под уголовным делом сидит. Правда, его, слава богу, выпустили под домашний арест. И я таких примеров могу рассказать бесчисленное количество.

Вы говорите — содержать экономиста, а тут, скорее, роту юристов надо содержать и еще роту охранников.

Экономисты, добро пожаловать!

Когда говорят о сельском хозяйстве, всегда приводят данные Росстата, но они вообще не отвечают никаким критическим нормам. Эта перепись сельскохозяйственная — не знаю, что она показывает, но, если у вас министром сельского хозяйства был, извините, кардиолог, а до этого вообще юрист, а до этого еще кто-то, как, с кого мы можем спросить?

Надо, конечно, чтобы отраслью командовали специалисты. И, может быть, экономисты обязательно должны где-то сидеть, в министерствах вообще должны работать профессионалы, тогда, вероятно, что-то начнет получаться. Надо каждое действие государства просчитывать, потому что, честно говоря, пока ты живешь в стихии в какой-то…

Уровень производительности труда в сельском хозяйстве на одного занятого (по данным ФАО)

Россия   5500 долларов  США (по курсу 2010 года)

США      48 000 долларов

Франция  78 000

А экономистки, мы их очень любим, мы их ждем всех на работу, но едва ли они к нам придут, потому что при средней зарплате 20 000 в сельском хозяйстве вы не дождетесь квалифицированных кадров.

В той же самой Айове у фермеров хотя и нет никакого экономиста, но они точно знают, что в Министерстве посчитают так, чтобы они всегда получали деньги — всегда у них будет доход. А если что-то случится у них, сразу к ним бегут и говорят: «Не переживайте, мы вам все это возместим и сделаем вашу экономику доходной».

Поэтому да, экономисты нужны, но не в таком количестве, как у нас. И они должны заниматься совершенно другими делами — экономикой сельского хозяйства на уровне областных и федеральных органов.

Эксперты из бюджета

Я тут узнал об идее министра экономического развития повысить производительность труда за 29 миллиардов бюджетных рублей. Суть в том, чтобы послать предпринимателям так называемых экспертов, которые расскажут за деньги бюджета, что нужно сделать, чтобы повысить производительность труда. Возникает вопрос, а кто такие эти эксперты? Они вообще что-нибудь понимают в производстве? Они понимают, что такое, например, продать картофель в тот момент, когда его много? Что с ним сделать? А вот если бы они предложили выделить эти деньги Тимирязевской сельскохозяйственной академии, и там последователи Чаянова и всех остальных по-новому подойдут к этому вопросу, может быть, из этого бы что-то получилось.

 

Зачем селу экономисты

Александр Петриков,

директор Всероссийского института аграрных проблем и информатики им. А.А. Никонова, академик РАН

 

— По предварительным итогам сельскохозяйственной переписи, которая состоялась в 2016 году, видно: прирост удельного веса руководителей с высшим образованием вообще существенно превышает прирост лиц с высшим сельскохозяйственным образованием. Перепись статистически подтвердила так называемую революцию менеджеров в управлении сельским хозяйством, когда к руководству предприятия вместо лиц с сугубо сельскохозяйственным образованием — агрономов, зоотехников, ветеринаров и так далее — приходят менеджеры, люди, которые не оканчивали хозяйственные вузы.

Таким образом, спрос на экономистов-аграрников существует, и в последующем он будет, на наш взгляд, только возрастать, несмотря на сокращение сельскохозяйственной занятости. Он будет, по нашему мнению, усиливаться в силу следующих явно обозначившихся причин: это прежде всего переход нашего сельского хозяйства к новому технологическому укладу, формирование экспортно-ориентированного сельского хозяйства и глобализация агропродовольственных рынков, что также усиливает потребность в экономистах.

Между тем существует ряд очень тревожных тенденций, которые замечают наше профессиональное аграрное экономическое общество.

  1. Сокращение выпуска специалистов по государственному заказу на экономических факультетах в сельскохозяйственных вузах.
  2. Лишение или приостановление госаккредитации аграрных вузов по экономическим образовательным программам из-за якобы несоответствия федеральным стандартам.
  3. Закрытие кафедр по аграрной экономике или перевод дисциплины «экономика сельского хозяйства» в разряд факультативных в ведущих экономических вузах страны.

Мы хотели бы заострить внимание на разработке и принятии соответствующего профессионального стандарта. Эта своеобразная правовая база для подготовки экономистов-аграрников должна была создана в стране.

На первый взгляд, проблема подготовки сельскохозяйственных кадров вообще и аграрных экономистов в частности не заслуживает пристального внимания, потому что вроде бы благополучно все в нашем сельском хозяйстве в последние годы: индекс производства растет постоянно с 1999 года, за исключением засушливых 2003, 2010 и 2012 годов. Я бы не переоценивал эти тенденции, потому что только к 2016 году валовая продукция сельского хозяйства почти достигла уровня 1990 года, то есть дореформенного уровня, составив к показателю 1990 года (это был один из самых благоприятных сельскохозяйственных годов в последние годы советской власти) 99,6%. Мы только что восстановили дореформенный уровень. В растениеводстве этот показатель 1990 года превышен на 39%, а вот в животноводстве он пока ниже еще на 30%.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here