Александр Пилясов: спор «нового» и «старого» в Арктике

Александр Пилясов,

генеральный директор АНО «Институт регионального консалтинга», д.г.н., профессор

– Я хочу посвятить свое выступление теме «Санкции, технологическая трансформация и развитие российской Арктики». Мы традиционно смотрим на санкции как на то, что подрывает финансово-экономическое положение страны, создает проблемы в интеллектуальных, технологических обменах с Западом. Хотелось бы взглянуть несколько с другой стороны – с позиций технологической трансформации. Санкционная борьба – это фактор откладывания нового уклада и консервации инерции прежнего развития. Санкции являются инструментом замедления перехода на новую технико-экономическую парадигму. В этом их опасность. Они могут быть проектные – тормозят новые проекты, финансовые – тормозят приход финансового капитала в новые активы, в новые производственные объекты, технологические – тормозят возникновения нового технико-экономического уклада.

Получается, с одной стороны, санкции нацелены на замедление перехода к новому технологическому укладу, с другой стороны, могут и стимулировать движение компаний, субъектов экономики. Значит, важна правильная реакция на санкции. И здесь важно не просто сопротивляться санкциям и инерционно воспроизводить старый уклад, но через борьбу с ними выходить на новый уклад. В этом состоит сверхзадача и императив.

Мы видим в Арктике это классическое противоречие нового и старого. Санкции нацелены на то, чтобы консервировать старое и тормозить развитие нового. В чем это новое и старое? У нас есть новые проекты, которые созданы уже в новой идеологии, и при всём том, что они спорны и социальная отдача от них недостаточна, они все-таки манифестируют новый уклад. Это морская логистика, это СПГ-заводы, это вахтовый метод организации работ. При всей критике это тем не менее черты нового уклада. То есть это новая инфраструктура, это новые объекты добычи, новая логистика.

Но одновременно есть и старое. Есть трубопроводные проекты, устремленные на традиционные рынки в южном направлении с сухопутной логистикой. Есть проекты модернизации горнопромышленных предприятий в Мурманской области. То есть и старая экономика, и старые виды экономической деятельности, унаследованные от советского времени. Цитируя Шарлотту Перес, можно сказать, что период коренной смены технологий предполагает не только быстрый рост новых отраслей, а на примере СПГ мы это видим, но и значительно более длительный период омоложения традиционных отраслей, которые нашли способ применения новых технологий. Это тоже присутствует в современной Арктике. Таким образом получается вот дихотомия, драматургия борьбы между новыми видами деятельности и старыми. Представляется, что спор «Газпрома» и «Новатэка» о газовых активах Ямала, пустить их в трубопроводный газ или в СПГ-заводы, это спор об этом. По какому пути эти природные активы должны идти? Это спор нового и старого.

Мы должны вернуться к проекту «Северный поток – 2» и задать себе детский вопрос: а правильно ли устремление на воспроизводство традиционной трубопроводной схемы, к которой тяготеет «Газпром»? А не лучше ли было проводить радикальную модернизацию, с подготовкой уже к строительству СПГ-заводов и к СПГ-схеме, которая представляется более современной и более адекватной сегодняшним реалиям нового технологического уклада?

Мы можем выдвинуть гипотезу, что адекватный ответ на санкционные ограничения состоит в том, чтобы культивировать новые элементы и новые виды деятельности, новые схемы, возникающие в российской Арктике, и, конечно, понимать, что старые схемы нуждаются в модернизации, тем не менее основной акцент и госполитики, и усилий, в том числе финансовых, инвестиционных, должен идти в новом направлении.

При этом новую схему сопровождают сильные социальные издержки – поляризация доходов между точками прибыли, отсутствие распределения сгенерированной прибыли среди тех, кто живет в Арктике. В российской Арктике технико-экономические возможности грандиозные. А социально-институциональная среда отстает на десятилетия. И за этот контраст больно платят жители Арктики, северяне.

Стандартное понимание изменений климата – это издержки, это ущерб, который наносится северным городам, инфраструктуре. Но мне хотелось бы взглянуть на проблему с другой стороны. Рассматривать климатические изменения как  вызов, как стимул к инновационной модернизации. Согласно оценкам, которые мы проводили, в каждом арктическом городе следует возвращаться к вопросу о рациональной степени централизации теплоснабжения в условиях новых климатических рисков и издержек. А также к вопросу, не правильно ли думать о новом строительстве, а не о бесконечном капитальном ремонте, который мы наблюдаем во многих наших крупных арктических городах? Не окажется ли с учетом реалий изменений климата путь нового строительства в долгосрочной перспективе более рациональным, чем бесконечные капитальные ремонты.

Конечно, если мы посмотрим на тройку стратегических документов, которые разработаны в 2020–2021 гг, то увидим, что в условиях санкций нужна значительно большая амбициозность планов и сроков в реализации этих проектов.

Мы имеем санкции, которые нацелены на торможение технологической модернизации в Арктике. Мы понимаем, что этим санкциям можно противопоставить ускорение этой технологической модернизации. Но это ускорение должно исходить из понимания особенностей арктической инновационной системы. В чем ее особенность? В инновационных системах, находящихся на периферии, потребность в сотрудничестве крупных акторов, в данном случае наших ресурсных корпораций, существенно выше, чем в освоенных районах. Значит, стимулирование к сотрудничеству, а не к конфронтации, есть важнейшая государственная задача для инновационного процесса. Главными акторами в Арктике, безусловно, являются ресурсные корпорации, которые очень редко сотрудничают друг с другом в вопросах инновационного проектирования. Недостаток местного знания заставляет напрягать внешние «трубы знания», то есть устанавливать формальные и неформальные соглашения с центрами знания – в виде столичных университетов. Мы знаем про экспедиции «Роснефти». Мы знаем, что «Газпром нефть» имеет свой «мозговой центр» в Горном университете в Санкт-Петербурге, но представляется, что это недостаточно в условиях усиливающихся санкций,, требуется более интенсивное взаимодействие ресурсных компаний с центрами знания, столичными в том числе. Очевидно, что ответ на санкции с точки зрения технологической модернизации должен учитывать различия как в корпоративной структуре регионов Арктики, так и с точки зрения инновационного потенциала, который имеют эти территории.

по материалам Арктического академического форума на тему «Развитие научных исследований и экономика Арктики» (4 марта 2022 года)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here