Развитие технологий энергоперехода в России

Станислав Жуков,
заместитель директора по научной работе ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, член-корреспондент РАН

Исследования нашего института, естественно, профессионально ориентированные на изучение мирового опыта и возможности преломления этого опыта для российской ситуации, показывают, что мы находимся в самом начале развития специальных технологий энергетического перехода. Может быть, это лишнее, но все-таки очень кратко я напомню, что мы, экономисты, технологии понимаем как решения не просто инженерно-технологические, а те, которые могут быть компаниями реального сектора экономики эффективно встроены в свои бизнес-стратегии. Да, инженерия важна, но решения экономической проблемы технологического развития не должны быть связаны с высокими издержками, должны снижаться барьеры входа для возможности масштабирования.

С этой точки зрения я выделил 3 крупные группы технологий, которые принципиально важны, и многие из них уже используются в процессе рыночного перехода в российской экономике.

Первая группа, самая масштабная – это огромный веер технологий, цель которых – повысить энергоэффективность. Действительно, существует большая проблема повышения энергоэффективности отечественной экономики, а для этого у нас есть крупный внутренний рынок и бесконечные отраслевые возможности как практически на всех видах транспорта, так и в строительстве, промышленности стройматериалов, металлургии, жилом секторе. Это во многом уже известные и отработанные в экономическом смысле технологии, именно поэтому они ускоренно внедряются в народном хозяйстве.

Второй крупный блок – специальные технологии, которые создаются именно для решения проблем энергоперехода, то есть, в основном, для решения задачи митигации, абсолютного снижения выбросов парниковых газов, углерода и метана, причем на метан в последние 2–3 года делается даже больший акцент, чем на углерод. Речь идет о создании новых отраслей промышленности, индустриальных систем улавливания, хранения и использования углерода, создание промышленности производства зеленого, голубого, розового и прочих цветов водорода, специальные технологии деметанизации, которые затрагивают широкий круг технологических процессов. Важно подчеркнуть специальные технологии, которые находятся в начальной фазе своего развития, что создает возможность активно встроиться в мировое разделение труда. Эти технологии экономически будут реализованы только как межотраслевые кластеры, что мы видим по опыту США, которые, в отличие от Европейского Союза, проявляют очень прагматичный подход к энергопереходу. Здесь наши нефтегазовые компании могут выступить инновационными ядрами формирования межотраслевых взаимодействий, потому что эти технологии решают проблемы не только нефтяного, газового сектора, сектора угольной промышленности, но и необходимы металлургии, нефтехимии, производителям цемента и других строительных материалов. У нас есть для этого хорошие возможности, причем нужно понимать, что эти технологии пока не достигли стадии индустриального развития, тем более масштабирования, и инициативу целесообразно передать непосредственно компаниям. Российские компании активно включены в эту работу, а задача как макрорегуляторов, так и отраслевых регуляторов заключается в том, чтобы осуществлять непрерывный мониторинг этой работы и постоянно соотносить ее с передовым мировым опытом, который нарабатывается в этой области.

И последний блок технологий, на который я хочу обратить внимание, это технологии, которые должны обеспечить развитие рынков на базе природных решений – лесов, болот, ландшафтов. Россия, безусловно, обладает для этого колоссальными возможностями, она может стать лидером этого процесса, потому что и предложение углеродных единиц, и финансово-биржевые площадки, и проблема верификации и валидации выбросов находятся в наших руках. Есть некоторые ограничения санкционного порядка, но я абсолютно уверен, что если мы сами (и никто не мешает нам это сделать) выстроим этот рынок, то компании реального сектора на нем появятся, тем более что у нас есть взаимодействие со странами БРИКС и БРИКС плюс, которые немножко даже опережают нас в налаживании практической работы рынков углерода.

Почему я опять как экономист обращаю внимание на рынок? Потому что именно рынок должен потянуть за собой эту цепочку технологий и уникальных технологических решений, он создаст спрос. А спрос здесь очень широкий в отраслевом масштабе – и микроэлектроника, включая полупроводники, и космические спутники, и специальные приборы мониторинга, и специальная техника для лесного хозяйства. Думаю, что именно эта группа технологий должна получить особую поддержку со стороны государства и быть активизирована компаниями реального сектора.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here