Основные риски для развития международной торговли

Алексей Портанский,
профессор Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

По данным руководства Всемирной торговой организации, рост торговли в 2023 году составит 1%, то есть в пределах статистической ошибки. Как сказала генеральный директор ВТО Нгози Оконджо-Ивеала, если самые серьезные риски материализуются, то может быть и минус 1%. В прошлом году было плюс 3,5%.

Какие проблемы сегодня чаще всего упоминаются прежде всего в развитом мире? Это растущая обеспокоенность по поводу влияния Китая и распространение климатической политики на сферу торговли.

Что касается отношений Китая и Соединённых Штатов. Избрание президента Байдена сначала породило надежды, что та конфронтация, которая существовала между Китаем и Соединёнными Штатами, утихнет. Но этого не произошло. Знаменитая торговая сделка, о которой много говорилось и которая должна была увенчать торговую войну между США и Китаем, от февраля 2020 года, постепенно ушла в песок. Вот что говорится в последней версии Стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов: «Мы будем уделять приоритетное внимание сохранению устойчивого конкурентного преимущества перед Китаем».

Чем отвечает Пекин? Есть несколько областей, в которых Китай пользуется рычагами влияния. Это редкоземельные металлы, огромные запасы казначейских облигаций США, доминирующее положение в производстве основных фармацевтических материалов и потребительский рынок, на который десятки транснациональных корпораций США наряду с фондовыми рынками США полагаются в плане прибыльности. Конечно, и в самых передовых технологиях у Китая тоже есть очень серьезные достижения. Можно говорить о технологиях 5G, об искусственном интеллекте.

В свое время Соединенные Штаты вместе с ЕС строили планы противостояния Китаю. На этой идее был построен проект Трансатлантического торгового инвестиционного партнёрства, который сегодня подзабыт, который сразу разрушил Трамп, как только он пришел к власти, и сегодня этого проекта не существует. Вместо этого есть так называемый Совет по технологиям и торговле, но это проект пока что еще очень молодой, и в его рамках особых достижений нет. Поэтому сегодня США с ЕС не могут вместе противостоять Китаю. Более того, между США и ЕС существует очень серьезные противоречия. Они связаны с тем, например, что ЕС видит позитивную и перспективную роль во Всемирной торговой организации. Соединенные Штаты делают ставку на региональные соглашения, двухсторонние соглашения и не считают, что существующие проблемы в торговле можно успешно решить в рамках ВТО.

И в наступающую эпоху с учетом этих противоречий результаты торговли все больше будут определяться вмешательством правительства, главным образом в форме торговых ограничений и субсидирования преференциальных торговых блоков, исключающих другие страны, естественно, и создания условий для игры в пользу внутреннего производства. Торговые правила и прежние нормы «хорошего» поведения будут соблюдаться только тогда, когда это удобно. То есть послевоенный дух сотрудничества в торговле и приверженности общему благу в значительной степени рухнул. Все чаще вместо него выступает на первый план непримиримость в торговой политике, ориентированность на внутренний рынок, независимо от ущерба партнеров.

Здесь уже говорилось о рисках фрагментации. Да, эти риски тоже довольно велики. О них говорила говорило совершенно недавно руководство Всемирной торговой организации. Есть риски разделения мировой торговли в ближайшее время на 2–3 блока, и в этом случае потери для мировой экономики составят 5–7%. Это вполне сопоставимо с потерями, которые понесла мировая экономика в результате кризиса 2008 года.

Далее перейду сразу к зеленой повестке. Это еще один предмет глубокой озабоченности не только стран первого мира, но и вообще всех государств: на данном этапе нет способа значительно сократить выброса СО2 без падения экономики. Значит, предстоит найти способы обеспечения роста без выбросов. И это серьезнейший вызов для глобальной экономики в 2023 году и в ближайшие годы. Пока что любые попытки сократить выбросы углекислого газа и других газов приводят к сдерживанию роста.

Реализация зеленой повестки чревата нарастанием противоречий между государствами. Уже есть основания полагать, что зеленая повестка будет не только спасать человечество от климатических катаклизмов, но и служить прикрытием для программ мощного технологического рывка в отдельных экономиках. В этой связи генеральный директор ВТО предостерегла мировых лидеров от гонки субсидирования на декарбонизацию экономики. Если это гонка, то мы должны, сказала она, отдавать себе отчет в том, что развивающиеся страны не смогут в ней участвовать. Субсидии могут быть полезным инструментом, но они должны стимулировать всех, не только избранных. В ЕС выражают недовольство экологическими субсидиями правительства США – вот ещё один пункт нынешних противоречий между США и ЕС. Эти субсидии чреваты ущербом для производителя в экономике ЕС в целом. И принятый летом закон, вы знаете, о сокращении инфляции – это тоже, конечно, закон, который содержит в себе элемент зеленой повестки, и в настоящее время он вызвал очень серьезное противодействие со стороны Европейского Союза. Дело может дойти до подачи жалобы в ВТО.

Очень много говорят, конечно, о так называемом SIBAM, английская аббревиатура, по-русски это менее благозвучное ПКУМ – пограничный корректирующий углеродный механизм. Его введения мы ожидаем уже в скором времени. С 2023 года началась информационная фаза перехода к этому налогу, с 2026 года он уже вступит в силу. Этот механизм призван служить важным элементом инструментария ЕС для достижения климатической нейтральности к 2050 году путем устранения риска утечки углерода. Проект регламента ЕС о SIBAM даёт возможность полного исключения некоторых стран и территорий и, соответственно, их товаров из сферы применения SIBAM. Это такие государства, как Исландия, Лихтенштейн, Норвегия, Швейцария и ряд территорий, я не буду их перечислять, которые будут освобождены от действия этого механизма. Можно получить исключение от действия SIBAM, но для этого необходимо выполнить некоторые условия. В результате применения SIBAM Евросоюз изменит условия конкуренции на своем рынке для импортных товаров, охваченных этим механизмом. Обеспокоенность вызывает возможное снижение конкурентоспособности ряда товаров вследствие высоких расходов на выполнение требований SIBAM, в том числе из-за роста акционной цены на выбросы парниковых газов.

По этому поводу выпущен был не так давно доклад ЮНКТАД, где сказано, что последствия SIBAM будут значительно различаться в зависимости от страновой структуры экспорта и углеродной интенсивности производств. Например, развитые страны как группа не пострадают от сокращения экспорта, поскольку многие из них, как правило, используют менее углеродоемкие методы производства. В докладе ЮНКТАД таже указывается, что SIBAM создаст разрыв между развивающимися и развитыми странами с точки зрения благосостояния, одни станут богаче, другие станут беднее. Прежде всего SIBAM будет касаться наиболее уязвимых для этого механизма стран-экспортёров, а именно Российской Федерации, Китая и Турции, потому что прежде всего там речь идет о таких товарах, как железо, сталь, удобрения, электричество и некоторые другие. Причем в дальнейшем действие SIBAM может распространиться на другие товары вплоть до сельского хозяйства. Председатель Еврокомиссии пообещала, что введение этого налога будет согласовано с ВТО, но в это пока не очень-то верится.

Для нашей экономики это будет иметь огромное значение и последствия. На Восточном экономическом форуме 2021 года во Владивостоке было 6 комиссий под председательством первого вице-премьера Андрея Белоусова, был даже назначен переговорщик с ЕС. Проблема никуда не ушла. Мы так или иначе должны будем разговаривать с Евросоюзом, должны будем решать в ВТО эту проблему, потому что она серьезно бьет по нашему экспорту.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here