Как России справиться со стагнацией: предложения академика Аганбегяна

0

Абел Аганбегян,
академик РАН

В России была прекрасная программа технологического развития до 2020 года. Как она тщательно готовилась, сколько было проведено исследовательских работ, какие тома были написаны! Было 13 перспективных докладов по 350 страниц – это кладезь цифр, анализа и так далее, были созданы экспертные группы.

В указе президента от 7 мая 2012 года один из главных показателей был – увеличить долю инвестиций в валовом внутреннем продукте к 2015 году до 25%, к 2018 году – до 27%. Это 12% рост инвестиций ежегодно.

А что получилось на самом деле? Государственные инвестиции в 2015 году по отношению к 2012 году снизились на 31%. Это не просто невыполнение, это выполнение наоборот. А поскольку государственные инвестиции и инвестиции госкомпаний – это больше половины общего числа, то в целом инвестиции снизились на 11,5%. Какой может быть экономический рост при снижении инвестиций? Поэтому с 2013 года инвестиции – ноль, промышленность – ноль, несмотря на то, что мы разогнали инвестиции на 8 – 10% с 2010 по 2012 год. Ставка Центрального банка была 5,5%, а инфляция – 5,1%.

Наши предприятия и организации с 2010 по 2013 год заняли 270 миллиардов долларов. Внешний долг России, в основном корпоративный, вырос с 460 до 730 млрд, то есть они были набиты долларами. И в этих условиях впасть в инфляцию – это надо суметь.  Даже если нарочно поставить такую цель, это крайне трудно сделать, когда страна набита долларами.

Мы потратили 211 млрд во время кризиса 2009 года миллиардов золотовалютных резервов, но очень быстро их восстановили, а дальше мы – приумножили. В 2012 году цена нефти составляла 110 – 112 долларов за баррель URALS. Экспорт на $50 млрд был выше 2008 года. Эо было полтора года до присоединения Крыма – никаких санкций, никакого снижения цен на нефть. И вдруг – стагнация.

Стагнация – это самое плохое, что может быть в экономике. Это неизмеримо хуже кризиса. Американцы из стагнации выходили 12 лет. Форд пытался выйти – ничего не получилось. Следующему президенту, Картеру, блестящую антикризисную программу сделал бывший многолетний руководитель ФРС великий финансист Пол Волкер. И он провалился.

Два президента подряд после первого срока провалились. Уровень жизни снизился. Безработица – 10%, инфляция – 30%, тогда появилось новое слово стагфляция. И только программа Рейгана с отказом от кейнсианства и переходом на идеологию Милтона Фридмана ускорила США. Все советники Рейгана – я лично был с ними знаком, специально ездил, изучал опыт – были выдающиеся люди, и Рейган показывал в телевыступлениях кривую Лаффера, которая лежала в основе преодоления стагфляции. Вдвое снизилась безработица, инфляция – в 3 раза или в 4 раза и так далее.

Кризис ведь имеет встроенный механизм послекризисного отскока. А стагнация наоборот тянет экономику к рецессии со всеми негативными трендами, главный из которых  – отток капитала. В этом году Центральный банк прогнозирует отток капитала в $226 млрд.

Следующий момент: во время стагнации снизилось накопление основного капитала на 5%. Но больше всего снизились розничная торговля и реальные доходы.

Я считаю, что реально сделать 10-15% инвестиций в ВВП, на это есть деньги. Главный денежный мешок – активы банков. Мы – единственная страна, где из 120 триллионов активов банка инвестиционный кредит основного капитала – 2 триллиона, то есть ничего. Активы «Сбербанка» равны всем государственным деньгам – 35 трлн рублей, расширенный бюджет. Значит, нужно в 3 – 5 раз увеличить инвестиции. Государство должно прокредитовать экономику, пока ключевая ставка и проценты не будут низкими. Они могут быть низкими, но за год этого не сделаешь.

За счёт чего может государство прокредитовать? Очень просто. У государства в 35 трлн бюджетов – 5 трлн окупаемых проектов, а они финансируются безвозвратно. Давайте их профинансируем по нулевой ставке, это же немного денег нужно, зато высвободится 4 трлн.

Итак, первое, что нужно – это перераспределение финансовых ресурсов, перестройка этой банковской системы. Она должна быть нацелена прежде всего на экономический рост.

Наш внешний государственный долг – 3% ВВП. В Китае – 67%, в Европе – 85% в среднем, в США – 110%, в Японии – 260%. Давайте возьмём у Саудовской Аравии триллион, у Китая – 3,6 триллиона. И так далее.

Самое главное – нужно заинтересовать бизнес вкладывать в свою страну. Что надо сделать? Я предлагаю несколько мер.

Освободить от налога на прибыль ту часть, из которой формируются инвестиции.

Сократить амортизационный срок, увеличить амортизацию.

На период технического перевооружения дать налоговые каникулы.

В период ввода новых мощностей высокотехнологических отраслей дать всякие льготы – таможенные и так далее.

Надо, конечно, кончать с огосударствлением. В этом году 75% всех банковских активов – активы государственных банков и банков, подчинённых ЦБ.

Вложить нужно не только в основной капитал, но и в человеческий капитал. Кредит надо давать людям на профобразование, потому что профобразование даёт, естественно, повышенную зарплату.

Я считаю, что устойчивый экономический в 3 – 4% ВВП в год может быть начат.

Трехкратного увеличения темпов можно добиться за счет увеличения доли высоких технологий. Сейчас у нас доля высокотехнологичных отраслей в промышленности в 3 раза ниже, чем в других странах. В экспорте – ещё ниже.

Нужно создавать новую транспортно-логистическую инфраструктуру: двухсторонние автострады, скоростные железные дороги, региональную сеть аэропортов и так далее.

Нужно перестроить управление и перейти к планированию. Я довольно долго анализировал: 50 рыночных стран мира использовали планирование в определенные периоды развития. Но наиболее быстрый их рост, если они в этом нуждались, как раз был связан с планированием. Вспомните послевоенную Францию. Она первой создала комиссариат по планированию, который действовал 6 пятилеток, начиная с 1944 года. Затем Япония, Южная Корея, Индия 3 года назад закончила 12 пятилетку. В Турции сейчас – 11-я пятилетка, в Китае – 14-я пятилетка.

Почему именно план? План – это ответственность. Если я даю вам план увеличить инвестиции, а вы снижаете их на 30%, что с вами будет? Понятно, что, как минимум, вас не будет на этой должности. И бюджет должен быть частью плана, частью финансового плана государства.

По материалам научного форума «Абалкинские чтения» на тему «Потенциальные возможности роста российской экономики», организованный Вольным экономическим обществом России (ВЭО России), Международным Союзом экономистов (МСЭ), секцией экономики Отделения общественных наук РАН и Научно-координационным советом РАН по проблемам социально-экономического прогнозирования, 14 сентября 2022 года.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here