Михаил Черныш: мы так и не смогли создать общество среднего класса

0

Михаил Черныш,

директор Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН, член-корреспондент РАН

Я выбрал темой своего доклада трансформацию среднего класса в современном российском обществе. Конечно, концепт далеко не бесспорный. Ведутся обсуждения, причем довольно острые, о том, что такое средний класс, как его определять и что он собой представляет в современном обществе. Несмотря на эти споры, как мне кажется, рождается некое определение, которое мы можем признать как рабочее и которое помогает нам в деле диагностики того состояния, в котором находится общество. Современный средний класс — это та социальная группа в обществе, которая имеет достаточно доходы, позволяющие, во-первых, обеспечить высокий потребительский статус, имеющая высокий уровень профессиональной компетенции, образования и квалификации и задающая тональность всем остальным социальным группам.

Надо вам сказать, что, если мы с вами взглянем в историю, особенно в историю новейшую, в историю последнего времени, то поймем, что все развитые общества либо уже являются обществами среднего класса, либо стремятся к этому. Я даже не буду углубляться в историю, не буду говорить о Джереми Бентаме и о тех пролегоменах современной социальной теории, которая постулирует необходимость среднего класса. Я лишь напомню вам об основном законе социализма. Социалистическое общество, радикально отличавшееся от капиталистического, в развитой фазе провозгласило повышение стандартов жизни населения, то есть фактически был взят курс на становление среднего класса. Обращусь к еще одному примеру — современному китайскому обществу. Какие социальные цели ставит перед собой КПК? Создание общества сяокан. Что такое общество сяокан? Это общество средних слоев населения. В Китае не используют понятие среднего класса, считая его буржуазным, они взяли термин «средние слои населения». В настоящее время средние слои населения в Китае — люди с достаточно высокими стандартами жизни и развитыми формами потребления — составляют примерно 300 миллионов человек, и этого вполне достаточно для того, чтобы обеспечить автономность Китая, для того, чтобы в Китае возникли механизмы самостоятельного развития независимо от экспортной ориентации.

Надо вам сказать, что средний класс — это важная группа во многих смыслах. Во-первых, средний класс — это группа, в которой аккумулируется экономический, социальный, символический, образовательный капитал. Одним словом, это группа, которая является ключевой для воспроизводства общества как такового в его состоянии развитости, в его состоянии модерна. Более того, я скажу вам, что средний класс обладает еще одним важным качеством, о котором писали многие социальные теоретики, в том числе Норберт Элиас. Это способность к новации, к социальной новации прежде всего. Кто придумал ложку и вилку в немецком обществе? Это был средний класс. А кто были все эти люди — Шиллер, Гете? Это был средний класс. Это не были аристократы, это не были дворяне. Более того, средний класс, в противоположность немецкому дворянству, утверждал необходимость труда, необходимость новаций, необходимость креативности. Вот именно эти ценности и несет в себе средний класс.

Средний класс обладает еще одним важным качеством. Это достоинство. Достоинство, которое характеризует средний класс, — это не есть некий нравственный показатель. Достоинство раскрывается через вполне конкретные экономические показатели, ну и социальные тоже, такие как, во-первых, автономия труда. Этим человеком — человеком среднего класса — невозможно помыкать, невозможно ему приказывать, невозможно рассматривать его в качестве раба. Он не вписывается в систему отношений господина и раба, что очень важно. Если рассматривать гегелевскую теорию как основу анализа отношений раба и господина, мы должны признать, что именно средний класс выходит за рамки этих отношений. Tо есть у среднего класса в том, как он предметно определяется в современном обществе, еще одно качество — это его активное участие в процессе принятия решений, во-первых, на производстве, а во-вторых, в гражданской функции. И это тоже играет огромную роль и, конечно, это делает его особой группой, по которой мы можем сейчас определять, в каком состоянии находятся разные социумы, и в том числе российский.

К сожалению, в России, несмотря на множество реформ, которые были реализованы в постсоветское время, мы так и не смогли создать общество среднего класса. Согласно тому определению, которое было приведено выше, этот слой никогда не составлял больше 20%, а зачастую было меньше. Был период, когда он увеличивался — и были какие-то надежды, с этим связанные. Но мы знаем, что увеличивался он именно как потребительская группа, но в том, что касается его природы, связанной с креативностью, развитием, в нашем обществе возникло состояние застоя, которое до сих пор не преодолено.

Более того, в последнее время мы наблюдаем целый ряд негативных тенденций, о которых, наверное, тоже следует сказать. Во-первых, средний класс у нас всё больше и больше расслаивается внутри себя. В среднем классе образовалась вполне благополучная группа, которая без особых затруднений переживает текущие трудности. Она относительно невелика. От всего среднего класса она составляет не более 1/5, но это, что называется, непотопляемые. Это те, кто чувствуют себя уверенно. И есть группа, которая постепенно теряет свои позиции внутри среднего класса, приближаясь по своим характеристикам, причем не только по уровню потребления, но и по всем другим характеристикам, о которых я говорил, к той позиции, которую, как правило, занимает рабочий класс. Утрачивается автономия, утрачивается степень участия в принятии решений, понижается статус этой группы в социальной жизни.

По среднему классу, по тому, что он из себя представляет, мы можем судить о тех направлениях, в которых развивается российское общество. Например, по отраслевой структуре среднего класса, — это, как правило, сложная структура, потому что средний класс — это и те люди, которые заняты в искусстве, и инженеры, и врачи, и ученые. Но в российском среднем классе увеличивается доля тех, кто вписан в жесткие управленческие иерархии, причем иерархии государственные. Как правило, речь идет о людях, которые заняты в системе государственного управления, в правоохранительных органах разного рода, в структурах, подразумевающих жесткие иерархии. Это те позиции, которые не предполагают активной креативной деятельности по понятным причинам. Если человек находится в жесткой иерархии, он выполняет приказ. Эта позиция не предполагает креатива.

Увеличивается количество людей в системе управления разного рода, и прежде всего — в системе государственного управления. Одновременно мы видим, как постепенно сокращается доля тех, кто работает в компаниях, работающих в рыночном секторе экономики. Разумеется, не увеличивается, а в последнее время уменьшается доля среднего класса в современных отраслях экономики, связанных с компьютеризацией, коммуникациями, цифровизацией. Здесь мы видим серьезный отток населения, вызванный отчасти и с активной миграцией. Люди, которые работают в этих отраслях, предпочитают покидать страну в поисках более высокого уровня благополучия, с одной стороны, а с другой стороны, более уважительного к себе отношения.

Таким образом, как мы видим, во-первых, наш средний класс не увеличивается, а уменьшается в целом, динамика здесь отрицательная. А во-вторых, негативные тенденции затрагивают и само состояние среднего класса, его внутреннюю структуру, формируя средний класс, который не имеет внутри себя встроенных механизмов креативности, встроенных механизмов аккумулирования таких важных для нашей страны ресурсов.

Средний класс — это одна из тех групп, которая стремится к своему воспроизводству через систему образования. Как правило, система образования и мобильность связана именно со ним. Наши исследования, которые проводились незадолго до кризиса, показали, что среди школьников, которые принадлежат к среднему классу, более половины ориентированы на эмиграцию из страны. И это, на мой взгляд, показатель того, что не только сами эти школьники, но и их родители не видят перспективы развития страны, не видят перспективы становления их детей, их развития в существующей сложившейся структуре экономической деятельности в Российской Федерации.

По материалам VII Санкт-Петербургского экономического конгресса (СПЭК-2022) на тему: «Новое индустриальное общество второго поколения (НИО.2): проблемы, факторы и перспективы развития в современной геоэкономической реальности», 31 марта – 1 апреля 2022 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here