Сергей Бодрунов: «Необходим поворот в приоритетах экономической политики»

0

Сергей Бодрунов,

Президент Вольного экономического общества России, президент Международного Союза экономистов, директор Института нового индустриального развития им. С.Ю. Витте, д.э.н., профессор

Эксперты разных направлений при безусловно широкой палитре мнений, в целом, во многом сходятся в оценке причин недостаточной эффективности предпринимаемых шагов и усилий. В первую очередь, отмечается недоинвестированность нашей экономики. Это, в частности, признаёт и вице-премьер Антон Германович Силуанов. Чтобы обеспечить темпы роста не ниже 3%, объём инвестиций должен быть увеличен до 25% ВВП. Он заявил это недавно на своей публичной лекции в Финансовом университете. Сейчас этот показатель 20,6%. Но вопрос, что делается на практике для этого? Правительство в соответствии с указом президента сформировало национальные проекты. Замечательный инструмент. Однако освоение средств на эти проекты, как всем известно, и это отмечал Дмитрий Анатольевич Медведев на заседании президиума Совета при президенте по стратегическому развитию и национальным проектам, оставляет желать лучшего.

Экономические власти продолжают, по сути, политику дальнейшей экономии, наращивание запасов и резервов при том, что мы имеем приличный профицит бюджета и вполне могли бы себе позволить более агрессивное инвестирование и в национальные проекты, и, в целом, в реальный сектор экономики, и в социальные программы, обеспечивающие реальный подъём доходов людей и платежеспособного спроса. Вследствие стагнации конечного спроса, сокращается портфель заказов у производителей, ухудшается ситуация на рынке труда, снижается активность бизнеса, что ещё больше провоцирует снижение спроса, отказ от долгосрочных и объёмных частных инвестиций.

Не способствует и росту инвестиций и повышению уровня жизни также продолжающаяся, несмотря на прямое указание президента, всё более ужесточающаяся налоговая политика, носящая уже откровенно фискальный характер. В частности, не способствовало экономическому росту проведённое повышение НДС, единственным оправданием которого, вероятно, стало желание провести финансирование нацпроектов, практически исключительно за счёт субъектов экономической деятельности, и, в конечном итоге, за счёт потребителя, который вынужден будет оплачивать эти затраты, собственно говоря, через тарифы, кредиты, возросшие цены. В целом, можно уверенно говорить о тотальном росте фискальной нагрузки в целях сохранения финансовой стабильности даже в ущерб экономическому росту.

Растёт давление на малый бизнес. За неполный этот год прекратили работу более 160 тысяч малых предприятий. Со следующего года налоги в этом секторе, в среднем, подрастут ещё примерно на 5% за счёт индексации ЕВД, патентной системы налогообложения, торгового сбора. Немалую негативную роль в этих условиях играет и проблема взаимного доверия бизнеса и власти. На эту проблему указывают и Алексей Леонидович Кудрин, и Эльвира Сахипзадовна Набиуллина, и другие руководители наших важных экономических ведомств. Очевидно, проблема уже всем понятна. И дело здесь не только в невыполнении властью своих обещаний – не повышать налоговое бремя.

Очень негативно на инвестклимат в стране влияет нерациональное, а порой и запретительное регулирование бизнеса. Вместо регуляторной гильотины, о которой говорит наш премьер-министр, бизнес всё чаще видит настоящую гильотину для себя. Приведу простые цифры. За последние 6 кварталов Госдума приняла 166 законопроектов, касающихся регулирования экономической деятельности. При этом только 18% из них направлены на смягчение условий бизнеса. Тогда как более 40% на их ужесточение и ограничение. Я уже не говорю об инициативах по конкретным сферам деятельности, типа предлагавшегося ограничения иностранным инвесторам владения акциями российских интернет-компаний. Помните, при такой новости акции нашего интернет-гиганта Яндекса в один день упали в цене на 20%. И акционеры-инвесторы, инвестировавшие в Яндекс, понесли суммарно убытки на многие миллиарды рублей.

Далее. Видим ли мы намётки по решению задач, поставленных в майском указе в бюджете, в главном финансово-экономическом документе страны? Способны ли бюджетные ориентировки решить эти задачи, задачи прорыва, поставленные президентом? При всём различии оценок, мнение многих экспертов более отрицательное, чем положительное. Такое заключение на проект бюджета дали специалисты Счётной палаты, эксперты Высшей школы экономики, многие учёные-экономисты в рамках сессий Вольного экономического общества России.

Очевидно, что необходим поворот в приоритетах экономической политики, в первую очередь, в сторону реальной поддержки реального сектора экономики, особенно сферы высокотехнологичной индустрии. И вероятно, правы эксперты МАЭФ, отмечавшие в своей резолюции, реализация имеющегося потенциала социально-экономического развития возможна при условии существенной корректировки сложившихся приоритетов экономической политики. Осуществление прорывного технологического развития требует постановки этой цели в качестве приоритетной, подчинив ей все меры бюджетной, налоговой и денежно-кредитной политики. Необходимо всемерно использовать накопленный опыт достижения успеха в отдельных отраслях, распространяя его на приоритетные отрасли, обеспечивающие необходимые структурные сдвиги и рост производительности труда.

Вернёмся к нацпроектам. Остановимся на ещё одной, я бы сказал, важнейшей их цели. Как отметил президент, национальные проекты построены вокруг человека ради достижения нового качества жизни для всех поколений, которая может быть обеспечена при динамичном развитии России. То есть, нам нужны не только темпы экономического роста, не только количественный рост показателей, а повышение качества этого роста, достижение нового качества жизни. Это новое качество достижимо только на новой технологической платформе. Лишь новые технологические решения позволят в современных условиях исполнить большинство, если не все, нацпроекты.

Сегодня мы понимаем, что многократно нами декларируемое требование реиндустриализации на новой технологической основе, на тех технологиях, которые сегодня рождаются, которое мы обозначили в экономическом обществе ещё 10 и даже 15 лет тому назад, постепенно завоёвывает, так или иначе, умы людей, которые принимают решения в государстве. Мы видим многие подвижки, в том числе в национальных проектах в сторону того или иного технологического совершенствования и улучшения. Я думаю, что это очень важно, но в то же время, и многие коллеги это подтверждают — этого мало. Владимир Путин подчёркивает, говоря о нацпроектах, «главное, нам надо изменить структуру нашей экономики, нам нужно сделать её высокотехнологичной, цифровой, чтобы она включала элементы искусственного интеллекта, беспилотники развивать, инфрастуктуру. Всё только для чего… Чтобы толкнуть производительность труда и на этой базе обеспечить рост благосостояния граждан», конец цитаты.

Несмотря на призывы верхнего эшелона власти, важнейший цивилизационный переход, который в наши дни осуществляет, хотя и с большим трудом и, часто, без должного понимания, весь мир, у нас это явление отражается всё больше пока бумажными, в виде государственных документов, и разговорными, в прессе, так сказать, жанрами, различными эссе о техническом прогрессе и разрозненными упоминаниями в документах о тех или иных аспектах этих изменений, зачастую, взятых под кальку из западных отчётов. В то же время надо чётко осознавать, что все эти вещи, наводнившие СМИ, там, роботы, компьютеры, интернет, новые источники энергии, цифровые, нанотехнологии, криптовалюты, блокчейн, даже растущее неравенство – это есть следствие, блоки, элементы, происходящего на наших глазах, но не до конца осмысленного и обществом, и даже научным сообществом, сдвига. Необходимы и глубокие теоретические осмысления существующих трендов, и практические идеи, из них вытекающие, осмысленные, положенные на строго научную основу.

Мир сейчас находится в кризисной точке развития, связанной с началом перехода к знаниеёмкой индустрии, ведущей к рождению нового качества экономики и общества, нового индустриального общества следующего поколения. Отсюда вытекает и всё остальное для нас, все остальные вещи для нас: генерируемые новым знанием НБИКС-технологии, необходимая для знания интенсивного прогресса интеграция производства, науки и образования, неизбежность курса, основанного на высоких технологиях, на реиндустриализацию, возможность опережающей, в случае получения и освоения надлежащих знаний, а не догоняющей траектории развития российской экономики. Перечень легко продолжить.

И если попытаться на основе серьёзных теоретических построений и анализа лучших практик в наших экономических решениях, в нашей, я бы сказал, экономической стратегии, следовать требованиям этого качественного перелома, есть немалый шанс, что с нашим развитием всё будет хорошо, всё будет лучше. Главное – этот шанс не упустить.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here