Умной экономике нужно умное государство

0

Сергей Бодрунов,
Президент Вольного экономического общества, президент Международного союза экономистов, директор Института нового индустриального развития им. С.Ю. Витте, д.э.н., профессор

Мировое сообщество — чуть ранее, и наше общество — относи­тельно недавно, но все же! — обратили внимание на те качествен­ные изменения в технологическом базисе экономики, о которых мы говорим многие годы. Приходит понимание того, что мы стоим в начале качественных трансформаций, которые формируют гло­бальные вызовы для будущего социально-экономического разви­тия. От монотонно успокаивающих разговоров о постиндустриаль­ном обществе, миражи которого заслоняли полисимейкерам и даже многим ученым пустыню деиндустриализации, постепенно нача­лось движение к новой парадигме — реиндустриализации, восста­новлению промышленности на качественно обновленной технологической основе. Впереди — переход на этой базе к новому этапу общественного устройства, новому индустриальному обществу сле­дующего поколения.

Ситуация в российской экономике, мягко говоря, неоднозначна. Но, справедливости ради, отмечу — за последние пять лет многое в нашей стране удалось изменить к лучшему. Многое сделано. Но — еще далеко не все. И внешний «контекст» тоже для нас не прост — произошли существенные изменения в геополитических и геоэкономических условиях существования нашей страны, ее экономики. И дело здесь не только в санкциях, контрсанкциях — на наших глазах изменяется сама конфигурация мирового полити­ческого и экономического пространства. Россия оказывается в этой конфигурации перед жестким выбором — или стать одним из авторитетных игроков на этом новом поле, или оказаться в положении страны, зависимой от новых фаворитов и экономиче­ски, и политически. Угроза второго пути была более чем реальна в конце прошлого века. К счастью, сегодня высокий уровень суверенитета России стал геополитической реальностью. Однако ее геоэкономический суверенитет пока под серьезным сомнением.

Конечно, нам удалось осуществить прорывы в сфере оборонного производства, намети­лись позитивные сдвиги в аэрокосмической сфере (я, имея компе­тенцию в этой сфере деятельности, могу «засечь», что в последние годы здесь сделаны новые крупные шаги), в энергетике, строитель­стве, транспортной инфраструктуре, создании трубопроводных сетей, кораблестроении и т. д. Мы смогли реализовать мирового уровня проекты в спорте — я имею в виду Олимпийские игры 2014 года, недавний чемпионат мира по футболу — их невозмож­но было бы осуществить без приличной экономики.

Но у этой медали есть и другая сторона.

В нашей экономике вот уже 10 лет наблюдается по большому счету определенная тенденция к стагнации. Медленный, 1–2%-й рост перемежается спадами, относительно оптимистичная уточненная цифра Росстата о результатах 2018 года — рост ВВП на 2,3% — на самом деле нас недостаточно вдохновляет, ибо для того, чтобы начать догонять, хотя бы по экстенсивным показате­лям, наших основных геополитических конкурентов, нам нужны цифры как минимум в два раза больше. Только в этом случае мы можем опередить по темпам роста мировую экономику.

Но это — часть проблемы. И я полагаю, возможно, не самая важ­ная ее часть.

На самом деле России нужен сейчас не столько экстенсивный рост, сколько интенсивное развитие. О том, что рост ВВП сам по себе еще не отражает реальных качественных сдвигов в экономи­ке, исписано немало страниц. Этот тезис находит все большее понимание и в мировом сообществе, и у нас. Однако за годы обо­стрения внешнеполитических проблем мы не смогли пока в пол­ной мере решить задачу импортозамещения в сфере высокотехно­логичного индустриального материального производства, у нас все еще нет соответствующих мировому уровню массовых производств знаниеёмкого оборудования, у нас дефицит соответствующих кадров, у нас все еще большие проблемы с развитием как академи­ческой, так и прикладной науки.

О чем говорят наши успехи и наши проблемы? Они говорят о том, что в стране есть и потенциал, и стремление решить стоя­щие перед нами задачи. И это очень важно. Однако выраженной четко стратегии, которая позволила бы использовать этот потенциал, пока нет.

О важнейших экономических проблемах России, о необходимо­сти в их разрешении опираться на академическую науку будут говорить крупнейшие российские специалисты на открывающемся в мае т. г. Московском академическом форуме (МАЭФ).

Безусловно, в связи с этим стоит отметить — большая ответствен­ность лежит на экономической науке. Мы должны помочь теорети­чески правильно сформулировать стратегические цели нашего раз­вития (об этом обычно мало задумываются, ограничиваясь, как правило, постановкой количественных задач). Обоснование выве­ренных целей и дает наука, теория, позволяя не просто предуга­дать, а — обосновать направление будущего развития.

Исследования ученых Российской академии наук, экономистов ведущих научных институтов и университетов, экспертов Вольного экономического общества России показывают: такая цель в усло­виях современной технологической революции — это ускоренный технологический прогресс, ведущий к активному развитию эконо­мики, общества и человека.

Пожалуй, в этом плане стоит позитивно оценить некоторые под­вижки последнего времени. Сформированы Национальные проек­ты, сформулирована с участием РАН и одобрена Президентом Национальная технологическая инициатива. Кстати, о необходи­мости технологического развития глава государства неоднократно заявлял, в том числе в недавнем Послании Федеральному Собранию. Это — весьма правильные шаги в направлении подъе­ма национальной технической базы.

Но до целостного стратегического плана социально-экономиче­ского развития, в основу которого будет положен именно науч­но-технический прогресс, пока далеко. Во всяком случае, он в явном виде не сформулирован.

В этом свете представляется целесообразным придание НТИ ста­туса Национального проекта. Премьер Д. Медведев уже заявил 4 апреля о выделении НТИ 6 млрд рублей. По нашим расчетам, этого недостаточно. В ранге президентского проекта у НТИ могли бы быть иные перспективы, да и с исполнителей был бы совершен­но иной спрос. При этом РАН могла бы стать координатором тако­го проекта — ведь для его реализации должен существовать некий штаб, обладающий и определенными, в том числе — властными, полномочиями, и быть при этом в определенной мере меритократическим, обладающим высокими компетенциями.

Очень важно определиться с ресурсами. Для экономистов-прак­тиков кажется едва ли не очевидным, что в данном случае речь должна идти в первую очередь о деньгах. Но это не так. Деньги как раз в России есть. Это убедительно доказал академик А. Г. Аганбегян в своей книге, презентация которой недавно состоялась в ВЭО России. Я говорю при этом не только о наших золотовалютных резервах, о профиците государственного бюдже­та. И даже не только о том, что около триллиона рублей бюджет­ных ассигнований прошлого года не было использовано — речь идет и о других резервах. К примеру, о том, что у нас до 30 триллионов рублей составляют накопления предприятий, свыше 40 триллионов — на руках у населения, до 20 триллионов, по неко­торым оценкам, в теневой экономике. Все еще значительные объе­мы капитала вывозятся из страны.

То есть — дело не в финансовых источниках технологической интенсификации. Речь должна идти в первую очередь о других ресурсах — человеческих. И они у нас тоже есть: Россия занимает одно из первых мест в мире по доле так называемого креативного класса, если считать по методике известного американского социо­лога-креативиста Р. Флориды. Но эти ресурсы нашей экономикой нынешнего типа не востребованы в той мере, в которой необходи­мо для прорыва. Речь должна идти о системе мер, уже не раз пред­лагавшейся представителями секции экономики Российской акаде­мии наук, экспертами ВЭО. И первое — это отказ от монетаристски ориентированной экономической теории и практи­ки, уход от рыночного фундаментализма, с чем сегодня, пожалуй, уже солидарно большинство интеллектуалов. И, конечно, это — активная промышленная политика, стратегическое планирование, активизация инвестиционной деятельности, концентрация глав­ных ресурсов в базовых сферах технологического прорыва, совершенствование государственного управления. Умной экономике нового этапа развития общества нужно умное государство.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here