Маркс как образ

0

Сергей Бодрунов,
президент ВЭО России, президент Международного союза экономистов, директор ИНИР им. С.Ю. Витте, эксперт РАН, д. э. н., профессор

В России, к сожалению, далеко не всем известно, что и спустя четверть века после краха «реального социализма» в мировой интеллектуальной среде Маркс остается наиболее известным, цитируемым, притом – и критикуемым и возвеличиваемым мыслителем человечества. 200-летие Маркса, отмечавшееся в уходящем году, вызвало широкий резонанс в самых разных странах мира – от Германии до Китая. Вольное экономическое общество России, которое я имею честь возглавлять, провело Мемориум Маркса, включающего в себя серию научных конференций, издание книг и статей в СМИ, выставок, круглых столов, в рамках которых в России и в ряде стран высокие интеллектуалы и ведущие специалисты (экономисты, историки, социологи, философы, обществоведы, деятели искусства и культуры) еще раз посмотрели на наследие К.Марскса из «сегодня», оценивая его на базе знаний нынешнего времени. МГУ имени Ломоносова и ВЭО провели Международный форум, собравший более 800 участников со всех континентов. И слова ректора МГУ академика В.А.Садовничего о том, что «хотя марксизм не имеет монополии на истину, но не изучать и не преподавать его нельзя», прозвучавшие при открытии этого высокого собрания, были, отмечу, для иных важных персон, сидевших в зале, немалой неожиданностью.

Но у этой медали есть и другая сторона. Мало какая из великих фигур интеллектуального пространства вызывает столь детальный разбор идей и жесткую критику, как Маркс.

Причины этого известны.

С одной стороны, практики, связываемые с именем Маркса, реализованные как бы под флагом марксизма, как бы доказали свою тупиковость и даже опасность.

С другой – теоретические работы Маркса в области философии, экономической и социальной теории, политологии прямо связываются с идеологемами и рекомендациями, которые экономический, политический и интеллектуальный истеблишмент сегодняшнего мира во многом не приемлет.

Почему же тогда его образ жив вот уже полтора столетия? И – не только в умах ученых. Жив в самых разных ипостасях: от значимых художественных феноменов (таких, как, например, новый памятник Марксу на его Родине, в Трире, установленный в мае этого года) до портретов на майках, тиражируемых не меньше, чем портреты голливудских див?

Ответ, на мой взгляд, лежит в специфике как самих этих общественных практик, реализованных в различных интерпретациях Маркса, далеко не адекватных сути истинного марксизма, так и в культурных трендах новейшей истории и современности.

Что касается первых (а мне представляется важным остановиться прежде всего на материальной стороне проблемы), то технологическое и экономическое развитие последних полутора столетий, в чем-то не подтвердив Маркса (в частности, это касается его прогноза краха капиталистической системы в рамках социальной ломки общественного устройства), в то же время в глобальном направлении развития его предвидения подтвердило.

Последнее касается в первую очередь закономерностей развития технологий и материального производства. Обосновав более 150 лет назад закономерную эволюцию индустриального производства в сторону все большего вытеснения из него человека, передачи машинам рутинных функций, в конечном итоге – автоматизацию производства, Маркс, по большому счету, оказался прав. Неравномерно, через зигзаги прогресса и регресса, человечество шло – и пришло! – к тому состоянию, которое сегодня называют Четвертой промышленной революцией. К состоянию, о котором Ваш покорный слуга и возглавляемый им Институт нового индустриального развития имени С.Ю. Витте говорим вот уже третье десятилетие.

О чем идет речь? О формировании производства, в котором человек выступает как «контролер и регулировщик» (это прямая цитата из Маркса!), где знания имеют определяющее значение, где индустрия играет решающую роль – преобразившись, становясь сферой роботизированных «умных» производств. Это новое качество технологий обусловливает генезис нового индустриального общества второго поколения, которое диалектически развивает основные черты нового индустриального общества прошлого, XX века, описанного крупнейшим американским экономистом Джоном Гелбрейтом, и которое преодолевает постиндустриальные иллюзии недавнего прошлого.

На этой базе взрастает грядущая новая общественная реальность – ноономика, в которой новые технологии создадут предпосылки для снятия нынешних противоречий финансиализации, общества симулятивного потребления, утилитарного отношения к природе. Мы имеем шанс прийти к обществу, где знания и человеческое развитие станут приоритетом и основой нового общественного устройства с неэкономическим типом хозяйствования и способа удовлетворения потребностей человека и социума.

Не углубляясь в содержание этих теоретических тезисов, непростых для восприятия на слух, позволю себе сформулировать некоторый прогноз.

Сегодняшний Маркс-«антигерой» (во всяком случае – в глазах многих интеллектуалов мира и России) чем дальше, тем больше будет становиться не столько символом вовсе им не предполагавшихся гражданских войн и ГУЛАГов, сколько образом мыслителя, не боящегося ставить фундаментальнейшие проблемы человечества.

Этот образ не будет глянцевым. Любой мыслитель для любого другого интеллектуала – это прежде всего объект для критики. Это – правило. И это – правильно. Каждый из нас знает: чем больше и умнее тебя критикуют – тем больше пользы для твоих идей, тем прочнее будет их вечно обновляемый фундамент. Я думаю, этот подход – интеллектуально-критический – сохранится и по отношению к Марксу.

Но критика не отменяет существа марксизма и глобальных идей Маркса, его метода исследования реальности, его системного взгляда на развитие цивилизации и его глобальных прогнозов.

Маркс должен остаться в интеллектуальной копилке человечества.

Это мы должны осознавать. И, как со всяким великим достижением общественной мысли, сверять свои идеи и представления с Марксом – не как с «монополистом истины», нет! – но, как путешественник, – с картой звездного неба.

Однако для этого сегодня мы должны отказаться от двух печальных традиций последних десятилетий: и от слепого возвеличивания Маркса, и от огульной хулы в его адрес. Маркс будущего придет к нам не в золоченых рамах парадных портретов и не в виде хамоватых карикатур, а в настоящих «произведениях мысли», где противоречия и Маркса, и рожденного им интеллектуального пространства (а может быть, и практик) станут главным образным рядом, помогающим ученому впитать в себя образ Маркса, вне которого теория Маркса всегда будет суха.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here