Елена Ленчук: необходимо увеличивать долю высокотехнологичных производств в экономике

0

Елена Ленчук,

член Правления ВЭО России, директор Института экономики РАН, доктор экономических наук, профессор

Когда мы говорим о том, что в 2022 году можем ожидать позитивную динамику с высокими цифрами 4,2–4,5% роста, безусловно, это хорошо, но необходимо решить вопрос, как закрепиться в тренде экономического роста за пределами 2021–2022 года. Если анализировать прогнозные оценки Минэкономразвития и планы Правительства, они не дают внятного ответа и достаточных оснований рассчитывать на изменение условий экономического роста: по-прежнему в качестве драйверов выступает экспорт энергоносителей, который не позволит реализовать поставленную Президентом задачу – выйти на темпы роста выше среднемировых. Мы не раз говорили о необходимости смены модели и перехода к инновационной, цифровой, сегодня очень модно говорить «низкоуглеродной» экономике. Именно эти факторы в перспективе будут определять устойчивость и конкурентоспособность нашей экономики. В свою очередь, это требует проведения целого ряда структурных преобразований.

Уже говорилось о важности научно-технологического фактора развития, и в Правительстве сегодня поднимается этот вопрос. На последнем заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам, в частности, Андрей Белоусов отмечал, что именно освоение новейших технологий является одним из драйверов роста.

Я выделила бы два блока работы. Первый – должно быть обеспечено технологическое перевооружение базовых отраслей реального сектора экономики. Сегодня комплексного решения этой проблемы нет. По сути, должен быть специальный проект по модернизации реального сектора экономики. И в качестве стратегической цели можно было бы выделить, и это озвучивалось на Московском академическом экономическом форуме, – обновление на современной технологической основе приблизительно двух третьих основных фондов в течение ближайших 15 лет. Идет речь прежде всего о том, что в структуре инвестиций в основной капитал должна возрастать доля затрат на машины и оборудование, прежде всего энергоэффективное. Реализуя этот вектор развития, мы можем решить целый ряд важных задач – обеспечить снижение издержек производства, повысить обновить номенклатуру выпускаемой продукции, уменьшить экологическую нагрузку. Это требует принципиально другого подхода, инвестиционного обеспечения, и, прежде всего, речь должна идти о принципиально другой кредитной политике и о возрастании значения институтов развития, которые, должны быть докапитализированы. В значительной степени должна быть обеспечена их сопряжённость с программно-проектными задачами, которые ставит государство.

Второй блок связан с ускорением развития новых высокотехнологичных производств. В апреле этого года вышел доклад Высшей школы экономики, в котором указывались риски для России навсегда отстать в технологиях от развитых и многих развивающихся стран. И это высказывание базировалось на том, что страна остаётся малозаметным участником на высокотехнологичных рынках передовых производственных технологий. Действительно, можно говорить, что на протяжении последних 15 лет наша доля на этих рынках неприлично низка, она составляет не более 0,5%, и ничего не меняется. Если мы хотим решать задачи наращивания несырьевого экспорта, повышения конкурентоспособности экономики, то, безусловно, необходимо увеличивать долю высокотехнологичных производств в экономике в ближайшие 15 лет, по крайней мере, в 3–4 раза. Речь идёт прежде всего о высоких технологиях, связанных с шестым технологическим укладом четвёртой промышленной революции: это информационно-коммуникационные технологии, искусственный интеллект, квантовые технологии и многие другие. Особое внимание должно быть уделено зелёным технологиям.

Как это сделать? На наш взгляд, прежде всего речь должна идти о коррекции стратегии научно-технологического развития, в ее рамках должны быть определены ключевые технологии, которые нужны стране для структурной модернизации, и, соответственно, определены инструменты и механизмы, как эти технологии разрабатывать и осваивать.

У нас недостаточно финансируются научные исследования. Будет интересно вспомнить, что в апреле этого года в США был принят специальный закон о дофинансировании Национального научного фонда США, который получил 127 млрд долларов на ближайшие пять лет на поддержку новых технологий, инновационное развитие. Это не может не впечатлять. США делают это для того, чтобы выиграть конкурентную борьбу с Китаем. Наше же скудное бюджетное финансирование и неактивность частных компаний вызывают озабоченность.

Решать все эти проблемы можно лишь на основе разработки и формирования эффективной системы стратегического управления. И прежде всего речь идёт о необходимости активизировать работу по внедрению в полном объёме 172-го Федерального закона о стратегическом планировании как инструмента формирования долгосрочной экономической политики государства на основе взаимоувязки прогнозов, стратегий и программ. Назрел переход к новой системе индикативных среднесрочных планов и программ, которые должны быть не дополнением к бюджетной системе, а базовым самостоятельным инструментом государственно-экономической политики. И, конечно, необходима разработка долгосрочной стратегии экономического развития. Притом планы Правительства, которые нам сегодня представляют, по достижению национальных целей, обозначенных в указе Президента России, не могут заменить такой документ, как стратегия. Если говорить о технологическом развитии, мне кажется, должна быть обеспечена содержательная увязка и сопряжённость стратегии научно-технологического развития и общей стратегии социально-экономического развития. Потому что в экономике должен быть сформирован и артикулирован действительный спрос на инновации за счёт возвращения реального сектора и технологически ёмких производств.

Сегодня основная деятельность Правительства, к сожалению, концентрируется в основном вокруг совершенствования институтов и инфраструктуры, а не в области целеполагания и стратегирования. Можно сколько угодно обвинять учёных в том, что они интерны, но пока мы не понимаем вектор развития и пока у нас не сформируется спрос на инновации со стороны реального сектора экономики, задействовать технологический фактор в качестве драйвера экономического роста не представляется возможным, а это означает, что под большим вопросом остаётся достижение основных национальных целей, которые ставит перед нами Правительство России.

По материалам научного форума “Абалкинские чтения” на тему: «Стратегия развития и экономическая политика России: вызовы и решения»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here